lealina
Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 18.
Почему?


Мгновение спустя, она всё так же стояла на коленях, бездумно глядя на то место, где всего несколько секунд назад находился Том. С этим было трудно смириться, но он действительно исчез.
Её глаза скользнули вниз по руке: кольцо Гонта вернулось к своему исходному размеру и теперь свободно болталось на её безымянном пальце. В её голове крутилось слишком много вопросов, и она никак не могла сосредоточиться на испытываемых ею чувствах.
Отчаяние... Нет, скорее невыносимая тоска. Вот что она чувствовала, будучи оторванной от Тома. Он был её второй половинкой, единственной возможностью её дальнейшей жизни, единственным, кто понимал её. И теперь они никогда больше не увидятся снова. Она покачала головой. Хотя…они ещё могут встретиться друг с другом.
Но сейчас важно другое: она хотела знать, почему на самом деле Дамблдор вернул её в прошлое за кольцом, которое он уже уничтожил. Зачем ему понадобился этот хоркрокус, если он уже был разрушен? В её голове ярко вспыхнули воспоминания о том дне, когда она увидела расколотое кольцо Гонта. Доказательством уничтожения хоркрокуса была рука Дамблдора, ставшая угольно чёрной...
Её глаза расширились. Возможно ли... нет. С её губ сорвался нервный смешок, и она в неверии покачала головой, столь глупой ей показалась внезапно пришедшая в голову мысль. Этого просто не может быть...
Не так ли?
- Девчонка! - Алекс вздрогнула, услышав тяжелые шаги, поднимавшиеся вверх по лестнице. Это походило на её дядю. Мерлин, она не слышала этот голос так долго.
Девушка встала и неуверенно осмотрела свой наряд. На ней как обычно красовалась одежда с Дадлиного плеча, а вовсе не подаренное Томом платье. Ожерелья тоже нигде не было видно. Стоило ей вспомнить о Томе, как на глазах тут же навернулись слёзы. Он ведь думает, что она предала его. Но разве это уже имеет значение? От этой мысли стало невыносимо горько. Том никогда не вспомнит её.
- Поттер, немедленно открой эту чёртову дверь! - она подумает о своих чувствах позже, а прямо сейчас она должна была посмотреть в глаза реальности. По крайней мере, это было то, что советовал ей делать Том.
Том.
Она неуверенно повернулась, чтобы узнать, на месте ли её сундук. Он стоял там, где и раньше... Ничего больше не имело смысла.
Стук в дверь становился всё настойчивее и Алекс осторожно её открыла.
- Да? – лицо дяди приобрело фиолетовый оттенок, стоило ему взглянуть на неё.
- Ты съела последний пончик Дадли, поэтому сегодня остаёшься без ужина, тебе всё ясно? - Алекс моргнула в замешательстве, а затем её глаза расширились.
В её времени не прошло и часа.
- Да, - это единственное, что она смогла выдавить из себя, поскольку во рту внезапно пересохло, и она с трудом могла ворочать языком. Девушка уже не видела удивлённо расширившихся глаз дяди, который уже приготовился к бурным протестам с её стороны, поскольку она захлопнула дверь прямо перед его носом.
Что, чёрт побери, здесь происходит? Нужно срочно во всём разобраться и, в первую очередь, ей следует покинуть этот дом.
Побросав кое-как свои вещи в чемодан, она набросила на плечи хогвартский плащ и взяла в руки палочку. Краем глаза она заметила что-то чёрное. Её дневник. Руки так сильно дрожали, что она с трудом смогла его открыть на последней записи.
Загорелое лицо заметно побледнело, когда она увидела, что последняя запись в дневнике числится 5-ым августа. Не было никакого упоминания о том, что произошло, когда она прибыла в 1944 год.
Это, как и всё остальное, было стёрто из того времени ... как если бы было обыкновенным сном. Единственным, что подтверждало здравость её рассудка, были её воспоминания и кольцо Марволо, всё ещё болтавшееся на её безымянном пальце ... то кольцо, с которым Том сделал ей предложение.
Яростное шипение сорвалось с губ, и она с силой захлопнула крышку чемодана. Дамблдор всё это подстроил ... и целью были вовсе не её каникулы. Как она могла быть настолько наивной?
Схватив чемодан за ручку, она с грохотом стащила его вниз по лестнице, напрочь проигнорировав вопли родственников по поводу производимого шума. Ничего, пусть понервничают.
Оказавшись снаружи, она накинула на голову капюшон, демонстративно игнорируя любопытные взгляды соседей. Если бы Том её сейчас увидел, он бы наверняка раздражённо прищёлкнул языком в ответ на её глупые действия, привлекающие нежелательное внимание. Но прямо сейчас её возлюбленного здесь не было. Он, вероятно, отсутствовал по причине убийства невинных и "промывания мозгов" своим многочисленным последователям.
Резкий взмах волшебной палочкой, и спустя мгновение перед ней стоит автобус «Ночной рыцарь».
- Благодарим вас за выбор Н-,
- Достаточно, Стэн. Дырявый котел, - она выудила из кармана несколько монет более чем достаточных для оплаты за проезд и проследовала к свободному месту. Большая часть пассажиров громко храпели в конце автобуса, поэтому девушка решила разместиться в самом начале. Зелёные глаза наткнулись на её большой сундук и Алекс решила, что будет крайне неудобно таскать его повсюду в таком виде.
Ленивое движение палочкой, невербальное заклинание и чемодан, уменьшенный до размеров спичечного коробка, был благополучно засунут в карман. Она ощущала на себе заинтересованный взгляд Стэна, но проигнорировала его. Не было никакой необходимости в том, чтобы он понял, кто она такая. Если настоящее изменилось в худшую сторону, то она не хотела бы, чтобы кто-то напал на её след.
Например, Том?
- Вы слышали хорошие новости? – подчёркнуто низкий голос Стэна достиг её ушей, и Алекс с трудом подавила в себе раздражение.
- Не могу сказать, что у меня они есть, - он, вероятно, сейчас собирается её обрадовать этой хорошей новостью. Ничто не могло быть хорошим. Ну, разве что, Лорд Волдеморт, утративший магию и потчующий чаем всех местных детей-сирот.
- Альбус Дамблдор жив! – на мгновение она забыла как дышать и её сердце пропустило пару ударов.
- Я… это невозможно! - она была рада, что надела капюшон, иначе, если бы он сейчас видел её белое, как мел лицо, наверняка бы поспешил вызвать колдомедиков. Чего-чего, но этого она точно не желала ... кровавый ад. Она же сейчас свалиться в обморок.
- Да! Говорят, что его обнаружили запертым в подземельях Хогвартса. Тот ещё был спектакль! Потом кто-то догадался раскопать могилу директора и обнаружили там самозванца, очевидно, он использовал Оборотное зелье, - она не могла дышать. - Дамблдор заявляет, что на него подло напали со спины. Однако никто точно не знает, почему преступники его просто не убили.
Теперь всё произошедшее имело смысл. Дамблдор, который ходил с ней за медальоном, был на самом деле вовсе не Дамблдор. Это был самозванец. Она должна была об этом догадаться. Старик в тот день был сам на себя не похож...
И теперь ...
Её взгляд вновь опустился на кольцо и девушка вздрогнула. Дамблдор медленно умирал с того момента, как коснулся хоркрокуса. В конце года, он запер себя в подземельях и отослал её назад во времени, чтобы она забрала предмет, который должен был стать причиной его смерти. Теперь, когда кольцо было у неё, а Том Риддл так никогда его и не спрятал, Дамблдор, в свою очередь, никогда к нему и не прикасался.
И теперь ...
Он был здоров. Он вернул себе былую мощь и, вероятно, ищет кольцо Гонта.
Она сдавленно вскрикнула и попыталась подняться. Этот старик ... он играл с ней. Он играл с её чувствами и чувствами Тома. Они были всего лишь пешками в его игре. Как он мог?! Был ли он настолько эгоистичным?
Да.
Но как? Как он мог знать, что Том отдаст ей свой хоркрокус?
Внезапно она вспомнила. Тогда, когда она только прибыла в 1944 год, она спросила Дамблдора, как это вообще возможно. Он ей ответил...
- У меня свои методы... - с тем проклятым блеском в глазах ...
Он ей манипулировал. Он манипулировал её чувствами... Это, это было...
Слеза скатилась по её пылающей от смущения щеке. Она была такой дурой… Марионеткой, за ниточки которой дёргал умелый кукловод. И она играла именно ту роль, которую он для неё написал.
- С Вами всё в порядке, мисс? - голос Стэна ворвался в бешеный хоровод её мыслей. Ссутулив плечи, на минуту она погрузилась в раздумья ... мысли, наполненные жалостью к самой себе.
А потом, приняв решение, она выпрямилась и гордо подняла голову. Эта была война. Никто не имел права играть ею. И, конечно же, никто не имел права забирать у неё любимых, руководствуясь своими эгоистичными мотивами. Она сыграет с Дамблдором в его любимую игру ... и, будь она проклята, если проиграет.
Лорд Волдеморт сейчас затаился, пытаясь отыскать своё кольцо, он уничтожит любого, ставшего на его пути ... он не поможет ей. К тому же, он даже не помнит проведенное время вместе с ней.
Она была одна. Рон и Гермиона были всего лишь детьми. Они бы никогда не поняли тех чувств, что она испытывала к Лорду Волдеморту. Они бы забросали её вопросами, почему она так сердится на Дамблдора за то, что он сделал. И они наверняка будут смотреть на неё странно, если она расскажет, что Волдеморт тоже когда-то умел чувствовать, что он был человеком.
Я люблю тебя, Том. Я сделаю это для тебя.
С этой мыслью она закрыла свой разум щитом и поставила мощный блок на чувства. Единственной мыслью, бившейся в её мозгу, была месть.
Том был бы рад.
- Я в порядке, - она опустила капюшон и бесстрастно посмотрела на кондуктора. Глаза юноши расширились и он по-идиотски рассмеялся.
- Будь я проклят! Сама Алекс Поттер! - с холодным блеском в глазах, она повернула голову к окну. Ничто не могло заставить её усомниться в принятом решении ... ничто.
Автобус резко дёрнулся и остановился, но она сумела удержаться на раскачивающейся кровати. Наверное, они прибыли в Дырявый котел. Равнодушные зелёные глаза вновь посмотрели в окно и её губы расплылись в едва заметной ухмылке. Видимо, она вовремя ... все действующие лица уже в сборе.
Она поднялась с кровати и сделала большой шаг к выходу. Наверное, сейчас в её животе должны порхать от возбуждения бабочки, но единственное, что она чувствовала, была ледяная решимость. Чувства были бесполезны сейчас, ничто больше не имело значения...
Ничто.
Как будто в насмешку над принятым ею решением снаружи светило яркое солнце. Едва она успела ступить на тротуар, как фиолетовый автобус с громким хлопком умчался прочь, а она, наконец, встретилась взглядом с Альбусом Дамблдором.
Он стоял там во всей своей славе и ласково покровительственно ей улыбался. Его окружало несколько человек из Ордена, но гриффиндорке не было до них никакого дела... её глаза были устремлены на него.
- Ах, Алекс. Как приятно видеть тебя снова. Я рад, что ты благополучно добралась, – его борода дёрнулась в понимающей улыбке, но она в ответ не проронила ни слова.
Его глаза немного расширились, но мерцания своего не утратили.
- Как ты, наверное, слышала, я действительно, жив, благодаря твоей помощи, - он сделал паузу, внимательно изучая её бесстрастное лицо. - Пока тебя не было, Орден с моей помощью, наконец, уничтожил все хоркрокусы Волдеморта. Осталось лишь его кольцо Гонта, и я уверен, что оно прямо перед нами, - он дразнил её, и улыбка его была так широка, как никогда раньше.
На мгновение Алекс задумалась. Если бы она не влюбилась в Тома, она бы с радостью отдала старику кольцо. Но было уже слишком поздно. Она любила Тома и будь она проклята, если согласиться пожертвовать жизнью любимого ради сохранения этого насквозь прогнившего волшебного мира.
Гордо задрав подбородок, она подняла свои руки на уровень глаз Дамблдора.
- Боюсь, я не знаю, куда оно исчезло.
Её слова возымели должный эффект. Впервые в жизни она могла наблюдать, как лицо Дамблдора искажается в страдании. Но уже спустя мгновение его заменяет ярость.
- Я думаю, что у тебя есть очень хорошее предположение о том, где оно может быть. Алекс, он этого не стоит, он всего лишь бессердечный убийца.
Она пожала плечами и опустила руки.
- Возможно, Вы правы, Дамблдор. Но Вы забываете, что любовь - это очень сильное чувство, - она устремила свой пронзительный взгляд в Дамблдора. – А я никогда не предаю тех, кого люблю.
И затем случилось это.

***


Тяжелая ткань была сдёрнута с её головы, и холодный воздух тут же ожёг её лицо. Повсюду был яркий свет, больно бьющий по её чувствительным глазам. Как бы она не прищуривалась, она никак не могла увидеть людей, находящихся по ту сторону огней.
- Александра Поттер, настоящим решением суда Вы приговариваетесь к пожизненному заключению в Азкабане за измену и пособничество Сами-Знаете-Кому. У Вас есть последний шанс что-то сказать в своё оправдание, – краем сознания она уловила громкий ропот, прокатившийся по аудитории.
Жёсткие путы стягивали её запястья, а на тело была надета какая-то изодранная серая одежда, едва державшаяся на её тонких плечах. Но всё это не имело значения, даже отсутствие вьющейся гривы волос на её голове.
Что действительно было важным, так это то, что она собиралась в Азкабан.
- Поттер, я спросил, есть ли у Вас что-то, что Вы могли бы сказать в своё оправдание? - она знала, что это значит. Они хотели, чтобы она созналась, где спрятала кольцо, и передала его им... тем самым ускорив убийство Лорда Волдеморта.
И тогда её как будто осенило. Она могла бы сознаться. Прожить свою жизнь счастливо рядом со своими друзьями и новой любовью. Она могла кем-то стать после Хогвартса ... получить диплом.
Возможно, она даже могла бы работать в Хогвартсе, преподавая вместе с Ремусом Люпином или другими любимыми ею людьми? Она могла бы иметь мужа, который бы её любил, и детей, которых она так хотела. Она могла бы научить их быть независимыми и не играть в чужие игры.
И если бы она созналась ... она бы убила человека, который убил её родителей, который также виновен в смерти Сириуса. Если бы она созналась, она могла бы спасти очень много жизней, а также могла бы спасти душу Тома Риддла. Да, она любила Тома Риддла, но он никогда не полюбит её в ответ. Она могла бы сознаться...
Действительно?
Да, она могла бы.
Будет ли она это делать?
Улыбка расцвела на её губах, а изумрудные глаза в упор посмотрели на Министра.
- Гнить вам в аду.
Последнее, что она услышала, были крики возмущения волшебного мира.

***

Холод. Это было первое, что она почувствовала, очнувшись в Азкабане. Ещё здесь пахло мочой и плесенью.
Она вздрогнула и забилась в дальний угол камеры. Тюремная роба соскользнула с плеча, но на этот раз она не обратила на это никакого внимания. Здесь было так холодно... Её дыхание белым паром клубилось перед лицом, и она позволила себе небольшую улыбку.
Это то, что она получила … за любовь к Тёмному Лорду… холодную камеру. Это было весьма соответствующим, разве нет?

- Ты ведь знаешь, что изменила меня, не так ли? Как бы банально это ни звучало, ты пролила свет на мои ошибки в планах получения большего могущества. Я был дураком, когда думал, что хоркрокусы помогут мне стать сильнейшим Тёмным Лордом. Вместо этого они разорвали мою душу, превратив в безумного монстра.

Она издала болезненный стон, когда дементор проскользнул мимо её камеры.

- Ты превосходно выглядишь, любовь моя, – одним шагом он оказался рядом с ней и обнял её за талию.

Этого не должно было случиться. Её тонкие руки обхватили голову и мокрые от слёз зелёные глаза вновь затопили воспоминания.

- Мне не доводилось слышать о том, чтобы кто-то умирал, оставшись без еды на целых четыре часа, Алекс, - его бирюзовые глаза снова искрились ... чудесным образом преображая обычно бесстрастное лицо. - Предполагаю, ты хотела бы, чтобы я купил тебе какое-нибудь толстощёкое угощение.

Её дыхание участилось, и девушке было отчаянно жаль, что она не может принять свою анимагическую форму. Ведь после того как Министерство узнало, что Сириус смог бежать благодаря своей аниформе, всем заключённым делали специальные инъекции, блокирующие способности к анимагии.

- …Твой дневник дал мне возможность увидеть тебя в новом свете. Ты столь многое вынуждена была пройти из-за моего будущего «Я», и всё же, несмотря на это, ты нашла в себе силы и время, чтобы узнать меня. Ты смогла заглянуть под мою маску и признать, что я ещё не был тем Лордом Волдемортом, которого ты знала, – его голова вернулась в первоначальное положение, и он посмотрел на неё с таким волнением ...

Ещё четыре дементора проскользнули к её камере, жадно высасывая из неё счастье и становясь свидетелями тех воспоминаний, что приносили ей так много боли и любви.

- Том, - она уже не понимала, что сейчас надо было сделать или сказать. Ничто не могло потрясти её больше, чем его признание. Под этой постоянной маской властности, уверенности, всезнания ... скрывался просто напуганный молодой мужчина. Напуганный вероятностью превращения в будущем в монстра, осознанием своего ужасного прошлого. Напуганный возможностью потерять всё то, чем он дорожил и к чему действительно стремился.
Юноша приглушённо зарычал и накрыл её губы поцелуем.


Ей казалось, что она слышит шелестящий смех дементоров, и постаралась прижаться к стене как можно плотнее. В отчаянии она подняла все щиты, сжимая от напряжения руки в кулаки. Её мысленные блоки были сильны и нерушимы. Она старалась возвести идеальный щит, чтобы не потерять ни одной унции своего рассудка ...

- Я люблю тебя, Алекс. Ты выйдешь за меня замуж?- Том снял со своего безымянного пальца кольцо Марволо Гонта и поднёс его ей. - Я передаю тебе свой хоркрокус в доказательство моих обязательств перед тобой и моего слова, что я больше не буду разделять свою душу на части.

Глаза Алекс распахнулась, и рот исказился в беззвучном крике.
А затем её сознание затопила тьма...

***


Тёмная тронная зала освещалась одним единственным небольшим источником света. Но тёмная фигура вовсе не стремилась оказаться возле испускаемого им тепла. Она прекрасно себя чувствовала, стоя в самом холодном углу зала.
Длинные, бледные пальцы ласково гладили голову Нагайны, в то время как сам волшебник был погружён в глубокие раздумья. Все его хоркрокусы были уничтожены… все, кроме одного. И он точно знал, какого именно. Кольцо Гонта, которым он когда-то обладал, когда был моложе. Он смутно помнил тот день, когда не обнаружил кольца на своём пальце ... Он думал, что его забрал Дамблдор, но, как показало время, он был неправ.
Кто-то взял его, и маг был очень недоволен той игрой, которую затеяли с ним.
И в то же время что-то настойчиво билось в его мозгу, но, сколько бы он не пытался копать глубже, он с каждым разом натыкался на черную дыру в своих воспоминаниях.
Гулкий стук в дверь разнёсся эхом по всему помещению, и он раздражённо вздохнул. Ленивый взмах палочкой - дверь открылась, и сжавшийся от страха Пожиратель Смерти шагнул внутрь.
Жалкий червь.
- Шшшто ссслучилосссь? – Шипяще спросил Лорд, и его глаза полыхнули алым, от чего человек задрожал ещё сильнее.
- Господин, Вы читали последние новости? - несмотря на явный страх перед ним, в голосе человека слышалось ... ликование. Возможно, Дамблдор сдох на этот раз окончательно.
Тонкие белые пальцы взяли протянутую дрожащей рукой газету и его глаза приземлились на фотографии Александры Поттер. На мгновение у него перехватило дыхание, а затем из казавшейся ранее пустой дыры на него нахлынули воспоминания.
Вспышка зелёного света, и Пожиратель смерти падает на пол, уставившись безжизненным взглядом в потолок. Лишь мёртвый может быть свидетелем чувств на лице Темного Лорда.

@темы: The Dark Lord's Prize