lealina
Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 17
Смотря его глазами


Напряжённое дыхание наполняло небольшую лабораторию. Здесь было темно и мрачно, но её обитателя это ничуть не тревожило. Света от единственной свечи вполне хватало для чтения. Внимание зельевара было сосредоточено на двух рецептах, которые возможно могли, а может и не могли защитить его от чар этого старого дурака.
Это должно было сработать. Много ночей он посвятил изучению составов этих зелий, только чтобы убедиться, что, объединив их, он получит защиту. Получившийся состав был очень труден в приготовлении, но, к счастью, Том обладал достаточными способностями в зельеварении.
Возможно, всему виной было съедавшее его отчаяние, или, что вероятней, потому что он думал вовсе не о зелье, а о некой черноволосой красавице, которой сегодня признался в своих чувствах ... но спустя всего несколько минут его котёл взорвался, и он едва успел пригнуться.
Однако пара капель всё же попала на кожу, а вместе с судорожным вдохом пары зелья заполнили и его лёгкие. Внезапно Том ощутил сильное головокружение, его глаза закатились и слизеринец без сознания осел на каменный пол.
Следующие несколько минут перед его глазами проносились видения о ней.

***


Одинокий силуэт вырисовывался на фоне окна общежития 6-го курса Гриффиндор. Большие изумрудные глаза, не отрываясь, смотрели, как крупные снежинки, кружась, падали с неба. И лишь они могли видеть, как преображалось лицо девушки, едва ей стоило вспомнить сегодняшние события и ласково провести пальцем по губам.
Годива настолько была возмущена увиденным в переулке, что Алекс смогла нагнать её только в гостиной. Гриффиндорка непроизвольно вздрогнула от воспоминаний о том разговоре.

~ Как ты могла, Алекс? Он применил к тебе силу? - в голосе оборотня слышались истеричные нотки, а сама она, не переставая, ходила взад-вперёд перед Алекс.
~ Он ни к чему меня не принуждал, Годива. Я, честно говоря, не понимаю, почему ты так взбешена...
~ Взбешена? Алекс, это - Риддл. Высокомерный козёл, который просто не заслуживает любви или чего-то подобного.
Слова подруги мгновенно пробудили в Алекс желание защищать.
~ Не говори так, Годива. Том заслуживает того, что я могу ему дать. Будь то любовь, или простое понимание, у него было тяжёлое прошлое. Может быть, ты просто должна дать ему шанс, как это сделала я.
Янтарные глаза Годивы смотрели на неё в недоумении.
~ Дать ему шанс? Алекс, вы двое весь год препирались при каждой встрече. Я думала, вы ненавидите друг друга… - она осеклась и растерянно посмотрела на черноволосую девушку. – Неужели в этом и заключается разгадка? Вы двое ... флиртовали? Это был его способ показать тебе, что ты ему нравишься? Придираясь к тебе? И наоборот?
Алекс в задумчивости отвела взгляд от подруги. Это действительно выглядело именно так. Том всегда подначивал её, и она отвечала ему тем же. Значит ли это, что эти ... эти чувства всегда были скрыты глубоко в них? Им было суждено быть вместе? Том что-то говорил о совместимости их магии.
Вновь поймав взгляд оборотня, Алекс невинно пожала плечами.
~ Я не знаю, Годива. Не думаю, что Том является таким мастером флирта.
Гриффиндорка громко вздохнула и покачала головой:
~ Мне нужно время, чтобы об этом подумать, Алекс, – и не говоря больше ни слова, она вышла из комнаты.


Алекс посчитала это хорошим знаком, ведь Годива просто сказала, что ей надо подумать об этом, не требуя, чтобы она бросила Тома. Поскольку наследница Поттер знала, что если бы ей пришлось выбирать между Томом и Годивой, то, увы, её подруга больше бы не захотела находиться рядом с ней.
Стянув резинку, девушка позволила волнистым чёрным локонам свободно рассыпаться по плечам. Алекс начала медленно массировать кожу головы, наслаждаясь получаемым от этого нехитрого действия ощущением расслабленности. После столь насыщенного дня головная боль не стала для неё сюрпризом.
Том. Её мысли были сосредоточены на нём. Она чувствовала себя … счастливой. Для описания её состояния просто не существовало иного слова. Она буквально осязала установившееся между ними влечение и эмоциональную связь, а когда их губы встретились в поцелуе, она поняла, что так и должно быть. Так правильно.
Она была потрясена признанием Тома. Он казался таким открытым, она могла видеть каждую его эмоцию. Он уже создал хоркрокусы, но не все семь. Ведь каждый раз, когда он разделял свою душу, его эмоции истощались и исчезали. Это и было причиной того, что Волдеморт в её времени был бездушной тварью.
Но всё же у неё оставались некоторые сомнения. Что произойдёт, если она вернётся в своё время? Он забудет её, но она будет помнить всё до последней детали. Знание того, что Волдеморт раньше мог чувствовать как и любой другой человек, будет давить на неё, когда Алекс вновь столкнётся с ним на поле боя.
Однако существовал ещё один вариант.
Дрожащими пальцами Алекс погладила ожерелье на своей шее. Это был единственный способ остаться с ним. Она знала, что могла бы прожить здесь замечательную жизнь, но её чувство долга было слишком сильно. Без Дамблдора волшебный мир нуждался в спокойствии. И она была ключом к нему.
Внутренний голос насмехался над ней. Но будет ли она на самом деле готова убить Волдеморта, когда вернётся?
Алекс раздражённо фыркнула и выкинула из головы непрошеные мысли. Когда придёт время возвращаться, она вернётся.
Надоедливый голос недоверчиво захихикал, и ожерелье незаметно для хозяйки дважды мигнуло изумрудами.

***


Прикосновение тёплых губ к шее заставило Алекс на миг задержать дыхание. Библиотека была пуста, и на этот раз она была несказанно рада этому факту. Запустив руку в чёрные спутанные волосы, она не удержалась от смешка, когда почувствовала нежное покусывание на своей коже.
- Том, остановись, - безупречные руки остановились на её плечах и осторожно сжали их, прежде чем их обладатель встретился с ней взглядом. Она не думала, что когда-нибудь сможет привыкнуть к бирюзовым глазам, искрящимися такими эмоциями.
Прошёл почти месяц с тех пор, как они, или, скорее Том, признался в своих чувствах к ней. За это время Алекс заметила, что чем дольше Том находился рядом с ней, тем насыщеннее становилась его аура. А благодаря Тому, Алекс научилась видеть его мощную ауру, которая теперь постоянно взаимодействовала с её. С каждым днём изумрудное Волшебство становилось всё ярче и ярче, и она подозревала, что чем сильнее были испытываемые им эмоции, тем целостнее становилась его истощённая душа, вбирая в себя назад хоркрокусы.
И она любила его. Он тоже любил её, даже когда отказывался сказать эти три слова.
Так почему же она до сих пор не сняла со своей шеи это проклятое ожерелье?
- Закончим на этом. Я хочу, чтобы ты успела подготовиться к Рождественскому балу. Надень то платье, которое я тебе прислал, и, конечно же, приведи в порядок свои волосы, – командным голосом произнёс слизеринец, устраиваясь на соседнем кресле. Даже если его чёртова аура стала ярче, его высокомерие никуда не исчезло.
- Да, Том, - она закрыла книги по беспалочковой магии и начала собираться.
За последние несколько недель она научилась чувствовать свою и окружавшую её магию, теперь гриффиндорка могла защитить свой разум от легилименции и управлять несколькими тенями вокруг неё. Тем не менее им предстояло ещё много работы.
Прежде чем она успела покинуть библиотеку, пара рук схватила её за талию, и она оказалась прижатой к сильной груди. Холодная рука слегка приподняла её подбородок и он прошептал ей в самые губы:
- Я хочу, чтобы сегодня ты принадлежала только мне. Никаких танцев с кем-то другим, - его рука властно обхватила её за талию, на что Алекс с ухмылкой ему ответила.
- И что я должна буду сказать всем тем намеревавшимся волшебникам? - он зарычал, в его глазах вспыхнул огонёк тех неистовых эмоций, отпечаток которых он носил эти последние несколько недель.
- Ты — моя! - прошипел он на парселтанге, резко дергая её на себя и впиваясь в её губы яростным поцелуем. Алекс внутренне захихикала над его поведением и обвила руками его шею. Они никогда не заходили дальше, чем просто поцелуи, за что Алекс была ему благодарна. Она не думала, что была готова к ... ну, к этому.
Тем временем его язык прекратил исследовать глубины её рта и теперь нежно ласкал её нижнюю губу.
- Прошу прощения, но библиотека не место для подростковой активности, – они оторвались друг от друга и посмотрели на проходящего мимо профессора.
Алекс покраснела, в то время как Том проводил нарушителя их уединения прищуренным взглядом.
- Встретимся сегодня вечером, Том, - встав на цыпочки, она легко поцеловала его в подбородок. Ей нравилось наблюдать, как его глаза загорались даже от столь невинного проявления чувств с её стороны.
И прежде чем она позволила себе сделать ещё что-нибудь в этом же духе, девушка поспешила уйти готовиться к Рождественскому балу.

***


Том лениво играл галстуком, повязанным на шее поверх строгой мантии. Он абсолютно ненавидел это время балов и праздничных мантий. Но он наметил кое-что особенное на сегодняшний вечер и считал, что бал послужит хорошим началом.
Слизеринец не мог понять природу владеющих им сейчас чувств. Он никогда в жизни не нервничал, а сейчас испытывал такие чувства из-за девушки. Правда, эта девушка была особенной. Она воплотила в себе все те черты, которые он желал бы видеть в своей супруге; она была второй половинкой его души, даже если он предпочитал не использовать подобные сентиментальные и чересчур эмоциональные фразы.
Сегодня вечером он попросит её остаться с ним. Снять ради него это проклятое ожерелье и изменить будущее. Ведь сколько бы он не экспериментировал, он так и не смог найти контр-заклятье к проклятым чарам Дамблдора. Но Том точно знал, что любые чары имеют своё контр-заклятье. Наиболее близко к разгадке чар старого дурака он подошёл во время последнего эксперимента с зельем, которое, взорвавшись, попало на его лицо. Но он, видимо, уже никогда не узнает, было оно верным или нет.
Потому сейчас, выкинув из головы все посторонние мысли, он собирался признаться ей в любви. Предстоящее признание вызывало в нём дрожь, когда юноша раз за разом проигрывал про себя весь сценарий. Сказать это всего раз - это всё, что от него требовалось. Ведь Том очень нуждался в её присутствии рядом с ним.
Однажды, когда он был младше, он поклялся себе никогда не зависеть от кого-то так сильно. И, тем не менее, сейчас он стоял у входа в гостиную Гриффиндора в ожидании той, с которой хотел бы разделить вечность.
Юноша сжал руки в кулаки и сделал глубокий вдох. Вместе они были бы невероятно сильны. Победа над Дамблдором и Гриндевальдом возвысила бы их над магическим миром. Теперь, если бы только Том сумел убедить Алекс в необходимости очистки чистокровных от магглов...
Проход открылся, и Том резко повернул голову в сторону гостиной, попутно вытирая вспотевшие руки. Появилась Алекс. Она выглядела совершенно потрясающе ... и так по-слизерински. Красивые вьющиеся волосы рассыпались по её плечам, а выбранное Томом платье смотрелось на ней просто идеально. Черный и изумрудный.
Она сделала шаг в его сторону и едва не упала. Его бирюзовые глаза заискрились в развлечении, когда он понял, что девушка надела присланные им туфли на каблуках.
- Ты превосходно выглядишь, любовь моя, – одним шагом он оказался рядом с ней и обнял её за талию.
Она совершенно не по-девичьи фыркнула и позволила себе опереться на предложенную им руку.
- Ты тоже смотришься великолепно. Мне понравилось платье, спасибо, - она сделала паузу, и Том уже знал, что Алекс скажет дальше. - Но я не уверена на счёт каблуков, боюсь, что из-за них я весь вечер буду падать.
Он усмехнулся и сжал её крепче в том бессознательном действии, к которому он часто прибегал в последнее время.
- Ты падаешь независимо от того, что у тебя на ногах, Поттер. У тебя координация такая же, как и у новорожденного гиппогрифа.
Даже не глядя на неё, он знал, что сейчас её по-слизерински зелёные глаза мечут в него молнии.
- Только потому, что кто-то не обладает твоим неестественным чувством равновесия, не означает, что он никчёмен, - она ткнула его локтём в своём обычном игривом жесте, заставляя Тома закатить глаза.
- Сколько раз я тебе говорил, что я не столь щекотлив, как ты? Эти твои тычки совершенно на меня не действуют.
Она наградила его нахальной улыбкой.
- Конечно же действуют, ты сходишь с ума от малейшего моего прикосновения. Признай это. - Он повернулся к ней и внимательно изучил выражение её лица. Кое-что придётся исключить из сегодняшнего вечера. Всё, казалось, было замечательно, и всё же Том ощущал какое-то напряжение в окружающей их магии.
- Ты поймала меня, Александра, - она засмеялась и снова ткнула его куда-то под рёбра.
Они зашли в Большой зал, который щедро был украшен белыми и чёрными цветами. Это было скорее зимнее оформление, а не традиционное рождественское. За что Том был определённо благодарен. Он презирал Рождество, оно слишком сильно напоминало ему о жизни в детском доме.
Слизеринец поймал на себе направленный через весь зал взгляд Годивы Рэмзи и наклонил голову в приветствии. Её сопровождал Кристофер из Хаффлпаффа. Даже если он и не одобрял дружбу с оборотнем, Алекс считала её своим другом, и кроме того, волчица приняла отношения Алекс с ним. Глаза гриффиндорки расширились, и, помедлив всего пару секунд, она кивнула ему в ответ.
Том ухмыльнулся, увидев, как Гровер Харрисон флиртует с какой-то девушкой из Ревенкло. Казалось, будто Алекс его никогда и не интересовала. Он боялся змей, а Алекс была змеёй. Им никогда не было бы хорошо друг с другом.
Пипа Харрисон и Эддисон Клейборн беседовали за соседним столиком, для них не существовало никого кроме них двоих. Том надеялся, что они поженятся в ближайшее время, поскольку напряжение между ними уже начало распространяться по школе.
Его глаза отыскали свободный столик, и он потянул к нему Алекс.
- Идём, я вижу несколько вкусных толстощёких угощений, носящих твоё имя, – Том почувствовал, как напряглось её тело, и с трудом подавил смех. Но если она и обиделась на его комментарий о её гастрономических предпочтениях, то возразить ничего не успела, поскольку её глаза уже нашли шоколадные конфеты.
Они хорошо провели время, даже Том, чему он был весьма удивлён. Алекс всегда составляла ему хорошую компанию, весёлую, но в рамках разумного. К примеру, однажды во время их ночных занятий, когда он предложил ей отведать гоголь-моголь из чаши, она от неожиданности споткнулась на ровном месте и упала. У неё было настолько шокированное выражение лица, что он не смог сдержать смех, а когда разозлённая гриффиндорка ещё и впилась в него свирепым взглядом, он уже не скрываясь расхохотался. Он не помнил, когда в последний раз так смеялся ...
Но сейчас было уже пора. Он должен был поговорить с ней об их отношениях, и что они дальше собираются делать.
- Идём. Я хочу поговорить с тобой, - он встал из-за столика и протянул ей руку. Она выглядела усталой и едва держала глаза открытыми, но стоило ему это произнести, как Алекс моментально стряхнула с себя всю сонливость. Девушка выглядела немного неуверенно, как будто сомневалась, стоит ей принять его руку или нет. Вздохнув, Том осторожно взял её за руку и повёл в ближайший пустой кабинет.
- Что ты делаешь? – ему не понравился тень страха, прозвучавшая в её голосе, когда он поднял её на руки. Жест, который приносил ему не так много удовольствия, как он бы хотел.
- Ты ведь знаешь, что изменила меня, не так ли? Как бы банально это ни звучало, ты пролила свет на мои ошибки в планах получения большего могущества. Я был дураком, когда думал, что хоркрокусы помогут мне стать сильнейшим Тёмным Лордом. Вместо этого они разорвали мою душу, превратив в безумного монстра, - юноша почувствовал, как она напряглась, но тем не менее продолжал держать её на руках.
- Я полагал, что покинув Хогвартс, мой единственный дом, я продолжу свой путь к абсолютной силе. Я ни в ком и ни в чём не нуждался. Но тут появилась ты и мои планы на будущее утратили свою ясность, - Том хорошо понимал, что его голос приобрёл какой-то страстный оттенок, но ему было уже всё равно. Его слова шли из самой глубины его души, он не мог остановиться теперь.
- Что ты пытаешься мне сказать, Том? - она была умна. Он признавал это. Он никогда не отпустит её.
- Я говорю, что ты связана со мной. Нашей магией и нашим близким прошлым и будущим, - Он сделал паузу и осторожно выпустил её из объятий. Растерянно стоя в середине комнаты, она по-прежнему выглядела потрясающе.
Откинув назад полы своего плаща, юноша встал на одно колено. Он мог видеть по её лицу, что она поняла, что он собирается сделать. Да будет так.
- Александра Куин Поттер, ты согласна разделить со мной вечность, приняв моё имя и мою сторону? – на мгновение замолчав, он посмотрел на неё тем самым взглядом, которому, он знал, она никогда не могла сопротивляться. - Я люблю тебя, Алекс. Ты выйдешь за меня замуж? - он внутренне сжался от произнесённых слов. По крайней мере, он должен был это произнести только один раз. Хвала Мерлину.
Её рот был шокировано приоткрыт. За это самое выражение он ни раз ругал девушку, поскольку оно показывало слишком много эмоций. Игнорируя это обстоятельство, Том снял со своего безымянного пальца кольцо Марволо Гонта и поднёс его ей.
- Я вверяю тебе свой хоркрокус в доказательство моих обязательств перед тобой и моего слова, что я больше не буду разделять свою душу на части, - выражение её лица мгновенно стало не читаемым и даже лёгкое прикосновение легилименцией не дало ему понять, что означает её реакция.
Может быть, это было неправильным - предложить хоркрокус в качестве обручального кольца? Она предпочла бы большой драгоценный камень вместо этого?
И тут произошло это. Он думал, что Алекс никогда не будет делать этого, но он, к сожалению, ошибся. На зеленые глаза навернулись слёзы, и она закусила губу, чтобы удержаться от рыданий.
- Алекс, пожалуйста, не плачь. - Кроме всего прочего, если бы она начала плакать, его рука устала бы держать кольцо Марволо. Но даже это его циничная сторона замолчала, желая услышать её ответ. Он нуждался в ней.
Она вытерла выступившие слёзы и откашлялась. От его взгляда не ускользнуло, как её губы сжались в знакомом решительном жесте. Пожалуйста, не делай этого, Алекс. Не для меня.
- Том, - он оставался абсолютно неподвижным и смотрел прямо на неё. – Ты даже не представляешь, как много значит для меня твой жест. Конечно, я выйду за тебя, мерзавец! – Сердце Тома ухнуло вниз, а потом вернулось на место и забилось с удвоенной силой. Стало трудно дышать. Но он ведь не собирается плакать, верно?
Стремительно поднявшись, он обхватил ладонями её лицо и впился поцелуем в её губы. Это чувство, поднимавшееся внутри него в присутствии Алекс, начало постепенно обретать смысл.
И, наконец, он приветствовал его.
Поцелуй закончился, и он позволил себе засмеяться над их ситуацией. Насколько страшны они были вместе, и всё же насколько идеальны. Она дрожала от переполнявших её чувств, и он ощущал лёгкую дрожь в своих руках, когда взял её руку. Том нежным движением надел хоркрокус ей на палец. Он не причинит ей вреда, ведь Алекс была признана им.
То, что произошло дальше, заставило его сердце пропустить пару ударов. Кольцо, которое было слишком большим для её безымянного пальца, стало быстро сужаться, плотно обхватывая палец девушки… А ожерелье на шее засияло ярким золотым светом.
- Нет! – дрожащими руками он выхватил палочку из кармана. Но он знал, не было ни одного заклинания, которое могло бы остановить это ...
- Том, сними его. Сними с меня это чёртово ожерелье! - казалось, она была в панике, но Том старался держать себя в руках, несмотря на то, что девушка начала медленно исчезать. Не медля ни секунды, она убрала волосы и повернулась к Тому спиной.
Он был в ярости.
- Чёрт возьми, Алекс. Здесь нет никакой застёжки.
Всё это было чёртовым спектаклем. Только чтобы заполучить его кольцо Гонта. Она играла с его чувствами, чтобы потом сбежать с его душой. В буквальном смысле.
Она была никем, всего лишь постепенно исчезающим силуэтом, однако он видел, как Алекс упала перед ним на колени. Как он мог попасться на эту удочку? Он был дураком, настоящим дураком. Гриндевальд был прав. Любовь - это слабость, и те, кто любил, были дураками.
Бирюзовые глаза приобрели малиновый оттенок, и он яростно зашипел, когда почувствовал, как воспоминания о ней исчезают из его памяти.
- Пожалуйста, Том. Я не имею к этому никакого отношения! Дамблдор, он… - но её голос исчез вслед за растворившейся фигурой.
Мгновение, и Том отступил, растеряв весь гнев. Могло ли это быть правдой? Что если всё это было планом Дамблдора? Он мог просто использовать Алекс...
Том Риддл моргнул и с любопытством оглядел комнату. Как он сюда попал? Здесь всё было таким ... грязным. Его тонкие руки с отвращением отряхивали новую мантию. Где Бренда Маригольд? Они уже опаздывали на этот отвратительный Рождественский бал. А как староста школы он просто обязан был там присутствовать.
Повернувшись, чтобы уйти, он на мгновение замешкался.
Он чувствовал пустоту внутри ...
Его губы растянулись в улыбке.
Он любил это ощущение.
Его пальцы в ласкающем жесте дотронулись до безымянного пальца и замерли. Ледяное сердце от волнения забилось в два раза быстрее. Страх. Бирюзовые с малиновыми крапинками глаза в неверии уставились на голый палец.
Громкий крик разорвал пустоту небольшой комнаты.

@темы: The Dark Lord's Prize