• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: the dark lord's prize (список заголовков)
23:04 

The Dark Lord's Prize

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Название: The Dark Lord's Prize
Автор: The Dark Cyan Star
Оригинал: www.fanfiction.net/s/2997857/1/ - был тут....
Переводчик: Lilian Black (1-5 главы), Странствующий феникс
Бета/гамма: sasha_med
Рейтинг: General
Жанр: Romance
Пейринг: Александра Поттер/Том Риддл
Саммари: Александра Куин Поттер - Девочка-Которая-Выжила. Чтобы окончательно не погрузиться в депрессию из-за смерти Дамблдора, она отправляется на "каникулы" в 1944 год. Там она не только знакомится с "секс-символом" Хогвартса, но и сталкивается с предубеждениями по отношению к женщинам. Ей нельзя оставаться на месте, особенно если она надеется избежать компании одного конкретного человека. Гриндевальд на вершине своего могущества, Слизнорт, обучающий Тома Риддла, и многое, многое другое...
Но на самом ли деле это всего лишь каникулы? Или у Дамблдора была другая причина отослать туда Алекс? И что произойдет, когда она вернется обратно?
Предупреждения: АУ, возможно ООС
Дисклаймер: Все принадлежит тете Ро, и чуть-чуть автору, мой только перевод.
Разрешение на перевод: получено.
Примечание переводчика: Если захотите утащить главы к себе в дневник, просто напишите мне сообщение. Надеюсь, что вам понравиться - это мой первый перевод. В некоторых местах вероятно будет "художественный"...
Английский я учила давно и недолго, так что буду заодно вспоминать)) Критика приветствуется.
Я очень благодарна переводчику Lilian Black, которая взялась переводить этот фик, но, к сожалению, бросила. Зато фиком заинтересовалась я. ;) Выкладываю отредактированный мной вариант её перевода первых пяти глав, дальше переводить буду сама. Наслаждайтесь, комментируйте)
Перевод обещаю закончить!) Первая главка появится на этой неделе.

@темы: The Dark Lord's Prize

21:19 

The Dark Lord's Prize. Глава 1.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Прим. пер.:
У меня для вас чудесная новость, дорогие читатели! Я наконец-то нашла бету аки гамму для этого фанфика. Поприветствуйте - sasha_med. Сейчас мы работаем над правкой уже выложенных главок, и по мере беттинга я буду заменять не правленные главки. Так что выкладки новой главы придётся подождать, но недолго)))

~~~~~~

От автора:
Я знаю, что многим не понравится такое количество новых персонажей... Вы, наверное, думаете, что они уведут повествование от отношений Тома и Алекс, но я обещаю, этого не произойдет. В этой истории будет просто четверо друзей Алекс. Вам не придется часто видеть их вместе.
А насчет других... Вам нужно знать только следующее:

Годива Рэмзи - 6 курс, Гриффиндор, лучшая подруга Алекс. Девушка-гот с темным прошлым... Позже о ней подробнее. У нее красивые янтарные глаза, но она прячет их за желтыми "кошачьими" линзами.

Юнити Клифтон - 7 курс, Слизерин, подруга Алекс. Умная, рыжеволосая, золотоглазая магглорожденная.

Тэйлор Лестер - 7 курс, Равенкло. Очень умна, застенчива, полновата, невысокого роста. Темно-русые волосы, темно-синие глаза, очки. Полукровка.

Эддисон Клэйборн - староста, 7 курс, Гриффиндор, капитан команды, помолвлен с Пипой Харрисон. Темные волосы, карие глаза. Общается с Алекс, как с младшей сестрой.

Бринли Расти и Чави Саффрон - соседки Алекс по комнате. На самом деле, о них не нужно много знать.

Бренда Маригольд - 7 курс, Слизерин. Чистокровна, богата, поэтому нужна Тому. Потаскуха. Платиновая блондинка, голубоглазая, такая же высокая, как и Том.

Пенелопа (Пипа) Харрисон - 7 курс, Равенкло, Староста Школы, помолвлена с Эддисоном Клэйборном. Есть брат (Гровер). Ведет себя естественно. Темные, почти черные волосы, серые глаза.

Гровер Харрисон - 6 курс, Равенкло. Хочет встречаться с Алекс... или нет. Темные волосы, серые глаза. Играет в квиддич - охотник.

Блейк Лонгботтом - 6 курс, Гриффиндор. Застенчивый, полноватый, неуклюжий. Постоянный предмет насмешек. Блондин с кристально-синими глазами.


Глава 1.
Шоколад


Александра Куин Поттер, закрутив влажную металлическую ручку, выключила воду. Отодвинув занавеску, девушка взяла с вешалки мягкое розовое полотенце и начала вытираться, наслаждаясь цитрусовым запахом своего шампуня.
Ее родственники уехали на весь день - Дадли захотелось сходить в кино на один из своих любимых фильмов, а потом он с родителями наверняка пойдет обедать в какой-нибудь модный ресторан. Хоть Дурсли и не хотели оставлять ее одну в безукоризненно чистом доме, но после нескольких очень длинных минут Алекс удалось все-таки уговорить родственников не брать ее с собой, нагрузив работой.
Только одно портило ей настроение - неповторимый талант тети Петуньи в дизайнерском искусстве. В душевой девушке приходилось находиться среди полотенец, ковриков и занавесок отвратительного розового цвета, которые просто очаровательно сочетались с ярко-желтым рисунком на стенах. Алекс аж передёргивало от омерзения. Если у нее когда-нибудь будет свой дом, там все будет выполнено в темных теплых тонах. И никаких цветочков на розовом фоне!
Глубоко вздохнув, она завернулась в полотенце и встала перед зеркалом. Алекс не любила рассматривать свое отражение или обращать особое внимание на то, как она выглядит, хотя… Из зеркала на неё смотрела очень красивая молодая девушка.
Своими ярко-изумрудными глазами Алекс изучала отражение в зеркале. Девочка с короткими, по-африкански кудрявыми черными волосами и треснувшими очками-велосипедами ушла в прошлое.
Сейчас блестящие волосы цвета воронова крыла свободными, чуть вьющимися локонами ниспадали на спину. Слегка изогнутые брови над большими, выразительными зелеными глазами. Идеальной формы нос. Полные нежно-розовые губы скривились отражению. На загорелой безупречной коже шрам в виде молнии казался почти белым.
В прошлом ее тело напоминало доску, но теперь его изгибы выдавали изящную и женственную фигурку... Она знала, что не может похвастаться высоким ростом, и временами мечтала чуть-чуть подрасти. Но, увы, эта мечта так и останется просто мечтой.
В общем, Алекс была сногсшибательно красива... Из гадкого утенка она превратилась в прекрасную лебедь, как однажды великодушно заявил ей Малфой... просто отказываясь замечать в ней красивую девушку. В ее сторону раздавались только ехидные насмешки и язвительные комментарии.
Вздохнув, девушка стала чистить жемчужно-белые зубы. В этом году Алекс не пришлось волноваться из-за хорька, но... Непрошеные слезы брызнули из глаз от одной только мысли о конце шестого курса. Она уговаривала себя не думать об этом.
Поставив на место зубную щетку, девушка направилась в свою маленькую комнатку, чтобы одеться в поношенную, на несколько размеров большую, чем надо, одежду. На душе было тяжело. Она поклялась себе, что все трое: Снейп, Малфой и Волдеморт - заплатят своей жизнью за смерть Дамблдора.
Заколов кудри в неряшливый пучок, она присела рядом со своим чемоданом. На обычно хмуром лице появилась улыбка. Двое друзей для нее были лучиками света в темном мире. Недавно Алекс начала встречаться с Роном, но она знала, что это ненадолго. У Рона как раз был гормональный период, а Алекс ненавидела, когда к ней прикасаются в этом смысле. Она стеснялась своего тела, а от мысли о ком-то, прижимающемся к ней, становилось совсем не по себе.
Она знала, что есть намного более важные проблемы. Ей нужно сосредоточиться на своих магических силах и борьбе с Волдемортом. Возможно, потом она и сможет завести семью. Возможно.
Летом она просмотрела множество книг (Рон будет просто в ужасе) и наткнулась на один навык, которым очень хотела бы овладеть. Или даже двумя. Скольжение по теням. Такое никогда не будет лишним, и Алекс, как только станет совершеннолетней, научится этому. Другая способность, которую она хотела бы развить - беспалочковая магия. Немногие могли освоить её, но она-то помнила о своих неконтролируемых выбросах. Разумеется, у многих волшебников бывали случайные выбросы магии, но ее были более... мощными. Но, к сожалению, сколько бы она ни пыталась сделать что-либо без помощи палочки, ничего у неё не получалось. Даже искры.
В трактате говорилось, что ей надо найти свою "истинную суть" - боже, она много раз пыталась искать ее, но тщетно.
Как бы ей хотелось, чтобы Сириус или Дамблдор были здесь.
Громко зарычав, Алекс швырнула книгу в угол. Она ничем не могла заняться, кроме уборки и чтения.
На кухне, кажется, были весьма аппетитные шоколадные батончики. Алекс отправилась за своей добычей с усмешкой, очень сильно наводящей на мысль о Слизерине.

***


- Что ты делаешь? - на кухне, где, сидя за столом, Алекс жадно поедала шоколадки, раздался возмущенный голос тети Петуньи.
Уставившись на только что вошедших в дом дядю, тетю и кузена, она не заметила, что к нижней губе прилип кусочек шоколада. И ведь она даже не услышала, как приехали родственники!
Изумрудные глаза остановились на Дадли, голодно глядящем на остатки сладостей. Она быстренько отправила последний кусочек в рот, пока кузен не успел потребовать отдать их ему.
- Я проголодалась, - ответила она тете. К сожалению, то, что она говорила с набитым ртом, только еще больше разозлило женщину:
- Это неподобающее для девушки поведение!
Черт. Сухая жирная пища не смогла нормально пройти в желудок, поэтому девушка попыталась налить себе полный стакан молока.
У дяди вырвался какой-то задушенный хрип, и Алекс могла наблюдать, как его лицо постепенно приобретало какой-то неестественный фиолетовый оттенок, а усы нервно дергались.
- ВОН! В свою комнату!
Вздрогнув, Алекс долгим тоскливым взглядом посмотрела на холодильник.
- Сейчас же.
Буквально вылетев из-за стола, Алекс снова посмотрела на холодильник.
- Можно я просто возьму стакан моло...
- НЕМЕДЛЕННО!
Она испуганно побежала наверх, оставив на первом этаже тетю, убеждающую мужа никогда больше не оставлять «паршивку» одну дома.
Алекс захлопнула за собой дверь и вздохнула. Когда, наконец, закончится это лето? Посмотрев на календарь, она заметила, что четвертое августа уже зачеркнуто. Но до того, как она смогла пересчитать оставшиеся до конца каникул дни, позади нее что-то тяжело упало.
Подпрыгнув от неожиданности, девушка обернулась и увидела примостившуюся на ее столе официального вида сову с посылкой. Невольно заинтересовавшись адресатом, Алекс открыла письмо и просто остолбенела от вида знакомого почерка с завитушками.

Александра,
Если ты читаешь это письмо, значит, я проиграл. Девочка моя, я не хочу, чтобы ты переживала из-за моей смерти. Я был обречен с того момента, как сглупил, коснувшись хоркрукса голыми руками. Но хватит об этом, сейчас я в лучшем мире.
Я пишу тебе, чтобы кое-куда отправить, очень далеко отсюда. Конечно, ненадолго, но мне бы хотелось, чтобы ты расслабилась и насладилась этим временем. Ожерелье в коробке - портключ, который доставит тебя к цели. Не прикасайся к нему, пока не будешь готова отправиться. Возьми с собой палочку, деньги и школьные вещи; сообщать о своем уходе не обязательно - ты скоро вернешься.
Не беспокойся, я не собираюсь отсылать тебя в какое-то страшное место. Это просто каникулы для тебя, время для начала твоего пути. На месте ты встретишь человека, который подробнее все тебе объяснит.
Будь осторожна, девочка моя, и не вини Северуса в моей смерти - он все сделал, как я его просил.
С любовью,
Альбус Дамблдор.


Алекс застыла, потрясенная от прочитанного . Дамблдор не винил Снейпа? И откуда он узнал, что зельевар собирается его убить?
Она помотала головой. Нет, она не будет сейчас думать об этом. Каникулы… У нее никогда не было настоящих каникул, но звучало это замечательно. Может, неделька на солнечном пляже? Или, возможно, в горах? Она понимала, что не должна верить этой записке, но где-то внутри нее стойко обосновалось ощущение, что это действительно был Дамблдор.
Посмотрев на коробку, она вскочила.
Примерно через десять минут все вещи были собраны. Алекс положила Хедвиг как можно больше еды и оделась в наиболее подходящую одежду, маггловскую, так как она понятия не имела, куда Дамблдор собирается ее отправить.
Положив деньги в чемодан, а волшебную палочку в задний карман брюк, девушка открыла коробку с ожерельем и удивленно округлила глаза.
Обычно она не сильно обращала внимание на драгоценности, но это ожерелье было по-настоящему красивым: серебряное с искрящимся на свету изумрудом. Алекс дотронулась до него дрожащими пальцами и тут же ощутила знакомый рывок в животе.


@темы: The Dark Lord's Prize

23:37 

The Dark Lord's Prize. Глава 2.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 2.
1944 год.


Девушка сильно ударилась о каменный пол.
- А-а-а, мисс Поттер, приятно, наконец, Вас увидеть.
Алекс застыла – прозвучавший голос ей показался очень знакомым, но возможно ли это? Невероятно!
Посмотрев, расширенными от удивления глазами, на встретившего её человека, Алекс поняла, что её догадка была верна.
- П-профессор Дамблдор?
Однако мужчина выглядел... моложе. Намного моложе. И комната, в которой находилась Алекс, весьма напоминала кабинет МакГонагалл... но всё-таки была другой. Должно быть, замешательство отразилось на ее лице, так как синие глаза Дамблдора сверкнули.
- Рискну предположить, что Вы получили от меня письмо с предложением провести интересные каникулы? - дождавшись ошарашенного кивка, он продолжил. - Так получилось, что вы попали в прошлое.
Издав какой-то хриплый звук, Алекс встала и отошла так, чтобы письменный стол находился между ней и молодой версией Дамблдора.
- Но путешествия во времени невозможны! Маховики времени способны перенести в прошлое только на очень небольшой промежуток времени, но не так далеко назад в... в?.. - она вопросительно посмотрела на Дамблдора.
- 1944 год, - рот Алекс непроизвольно открылся. - Я долгое время работал над возможностью повернуть время вспять на несколько месяцев. После того, как Вы вернетесь домой, здесь все забудут о вашем существовании.
Алекс, нахмурившись, пыталась осмыслить сказанное.
- Тогда зачем надо было меня посылать сюда, если всё равно меня все забудут?
Дамблдор улыбнулся той самой всезнающей улыбкой, которую Алекс любила и ненавидела одновременно.
- Это всего лишь каникулы, девочка моя. Ты можешь быть просто Александрой, можешь забыть об Алекс Поттер до тех пор, пока не вернешься назад и снова не станешь Девочкой-которая-выжила.
Алекс склонила голову набок, из незамысловатой прически выпал непослушный локон.
- Вернусь назад? Как я смогу вернуться? Может, я просто должна закрыть глаза и три раза стукнуть каблуками? И – бах - я дома?
Дамблдор указал на зажатое в её руке ожерелье.
- Сохрани его. Оно вернёт тебя обратно, когда придет время. Это очень важно, если ты потеряешь его, то упустишь единственную возможность вернуться в своё время - ты останешься здесь навсегда.
Алекс быстро надела ожерелье на шею, абсолютно уверенная, что никогда не снимет его.
- Но как? Откуда Вы знаете обо мне? Я же из будущего! Как Вы узнали, что я появлюсь именно здесь и именно сегодня? - изумрудные глаза встретились с мерцающими синими.
- О-о-о, у меня свои источники.
Если девушка ожидала более полного ответа, то она глубоко заблуждалась. Алекс заскрежетала зубами, но всё-таки заставила себя улыбнуться старику. Да, её угнетала смерть Дамблдора, но сейчас он испытывал последнее терпение гриффиндорки, и это - всего лишь после пяти минут общения!
Приложив нешуточное усилие, девушка глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Она должна быть благодарна Дамблдору за то, что он сделал всё это для неё, и она была благодарна.
- Увы, в этом времени женщины редко одевают брюки, но это не важно. Большую часть времени ты будешь в школьной форме, и я разрешу тебе сходить за покупками. Я получил твою сумку: одежду, книги, словом, всё самое необходимое, плюс некоторые другие личные вещи, - улыбнулся директор. - Ты найдешь их в спальне девочек шестого курса.
Сегодня прибывают студенты, так что ты пройдёшь церемонию сортировки вместе с первокурсниками. И, наверняка, попадёшь на свой факультет.
Переварив полученную информацию, Алекс кивнула, но тут же нахмурилась.
- Шестой курс? Но я перешла на седьмой.
Дамблдор улыбнулся.
- Да, но в 1944 году тебе ещё не исполнилось семнадцати. Сегодня первое сентября, в альтернативной вселенной 31 июля уже прошло, значит, тебе исполнится семнадцать через год. Следовательно, тебе придётся ещё раз повторить шестой курс, хотя, не думаю, что ты будешь сильно возражать.
Девушка улыбнулась. Ей не придется тратить силы на уроки - ведь она очень многое помнила со своего шестого курса.
- К тому же, твоя одежда... Позволь мне сообщить о некоторых отличиях этого времени от твоего, - Алекс нахмурилась, увидев серьёзное выражение на лице Дамблдора, - Здесь отношение к женщинам намного хуже, чем к мужчинам. Они рождены для того, чтобы стать идеальными жёнами и матерями. Они должны уметь проводить светские приёмы. Они носят юбки... - он остановился, взглянув на её джинсы.
- Короче, они предназначены для удобства мужчин?! – пробормотала девушка, чьи щёки с каждым словом директора алели всё сильнее и вовсе не от смущения, - Значит, вы хотите, чтобы я вела себя, как тупая... безмозглая кукла?
Дамблдор, посмеиваясь, откинулся на спинку кресла.
- Нет, дитя, совсем напротив. Играй в квиддич, носи брюки, будь лучшей в своём классе, выйди за рамки обычного!... Просто будь собой! Всё равно, когда ты вернешься домой, никто о тебе и не вспомнит.
Девушка подумала пару секунд и ухмыльнулась. Это будет весело.
- Хорошо, сэр. Спасибо.
Дамблдор сверкнул глазами, отказываясь от благодарности.
- Не за что, мисс Эшли*, - глаза Алекс расширились, но девушка тут же улыбнулась.
- Кажется, в последнее время Вы перешли на маггловские сладости, я права?
Комната наполнилась смехом Дамблдора, и волшебник поставил на стол коробку конфет Ashly's Kisses*.
- Они превосходны! Хочешь попробовать?
Он достал обернутую в серебряную бумажку конфету и протянул девушке. Алекс аккуратно взяла сладость. Положив её в рот, она некоторое время просто наслаждалась вкусом тающего на языке шоколада.
- Но, если меня никто не запомнит, почему я не могу пользоваться своей настоящей фамилией - Поттер?
Она смотрела, как старый волшебник, одобрительно кивнув её вопросу, разворачивает другую конфету.
- В этом мире тоже есть семья Поттеров, и представь, какая начнётся неразбериха, если в Хогвартсе объявится новая представительница рода Поттеров. Ты ведь не возражаешь?
Алекс помотала головой, не имея возможности что-либо сказать, во рту всё еще плавился шоколад.
- Хорошо. Приходи сегодня к 18:30, к этому времени я всё объясню директору Диппету, и ты пройдешь сортировку. Пока ты можешь отнести свои вещи с гостиную Гриффиндора. Пароль - храбрая душа. Добро пожаловать в 1944 год, мисс Эшли!

***


Том Марволо Риддл задумчиво смотрел в окно поезда. Он был на пути к своему последнему, седьмому, курсу школы чародейства и волшебства Хогвартс, за последние шесть лет ставшей ему домом. Это лето было...богато событиями. Чарующие синие глаза опустились на сверкающее кольцо Слизерина. Он не смог удержаться от усмешки при воспоминании об этих событиях. Крики его деда, бабки и ублюдка-отца всё еще звучали в ушах. С тех самых пор, как он узнал о своем происхождении, о том, что он является наследником Слизерина, Том мечтал отомстить тем, кто бросил его на произвол судьбы. И он должен был признать, что хорошо потрудился над своим дядей. Тот был позором для рода Слизерин, и его участь была - сгнить в камере Азкабана.
Но самое лучшее во всем этом - это то, что Тома никто не заподозрит. Блестящий студент, Староста Школы, любимчик учителей, в конце концов, сирота. Возможно, у этого глупца Дамблдора и возникнут какие-то подозрения, но не более. Нужно только немного подождать, и Риддл станет сильнейшим волшебников в истории, Лордом Волдемортом. И никто больше не будет смотреть на него свысока и жалеть его.
Следует больше узнать о хоркруксах, но, если подумать, он сможет всего достичь и с помощью друзей, своей магической силы и внешности. Хотя, он не нуждался ни в каких друзьях. Ему просто нужны были те, кто будет есть с его рук (и которые, следовательно, сделают для него всё, что угодно, в том числе и обеспечат деньгами на все случаи жизни).
Магия окутывала Тома соблазнительными волнами, заставляя окружающих следовать за ним. А внешность, чего уж там скрывать: он был красив и знал об этом. Юноша сильно изменился за лето. Подростковую припухлость заменило стройное, крепкое тело и скуластое лицо, иссиня-чёрные волосы чуть подросли и теперь, то и дело падали непослушными прядями на его неповторимые глаза. Школьная мантия сидела превосходно, а на груди можно было заметить золотой значок с надписью СШ - Староста Школы.
Но прежде чем он успел полностью погрузиться в свои размышления, дверь отъехала, и в купе с напыщенным видом вошёл лучший друг Тома, Эдвин Флинт. Его длинные волосы, обычно аккуратно уложенные, сейчас больше напоминали птичье гнездо.
Рука Риддла метнулась к палочке. Он не выносил этого человека, но Флинт, по крайней мере, был чистокровен, богат и учился на последнем курсе Хогвартса. Том мысленно презрительно усмехнулся и поморщился от омерзения, вызванного запахом секса, исходившего от друга.
- Кто на этот раз, Эдвин?
На Тома посмотрели тёмно-карие глаза, и их владелец усмехнулся.
- Блит Вэрити, хорошая шлюшка.
Том, покачав головой, полез в сумку за книгой. Возможно, если он начнёт читать, то его друг поймет намёк и заткнётся. Не в этот раз.
- Эй, Том! Не смей так возмущённо на меня смотреть. Ты переспал с гораздо большим количеством девушек!
Том очаровательно улыбнулся и пожал плечами:
- Женщины слишком уступчивы.
Эдвин, довольно усмехнувшись, поправил галстук и стал приглаживать волосы.
- Это точно. Особенно, если они теряют голову от одной твоей улыбки, - он остановился, увидев, что Том достает учебник по Чарам, - Ты всё ещё встречаешься с Брендой Маригольд? Или вы просто трахаетесь раз в неделю?
Том усмехнулся; Бренда Маригольд - семикурсница Слизерина, высокая, стройная голубоглазая блондинка. Потаскушка, поднимающая свою популярность тем, что все время крутится рядом с Томом, что было мечтой любой девушки.
- Второе. Но в этом году я с ней порву - на мой взгляд, она стала слишком распущенной.
Эдвин, поморщившись, расхохотался.
- Оу! Хотел бы я видеть её лицо, когда она это услышит!
Том, усмехнувшись, вернулся к книге. Уже достаточно много было сказано о сексе. В конце концов, это всего лишь способ приятно провести время.

***


- Мистер Риддл! Мистер Риддл, могу я поговорить с вами в кабинете директора?
Том оглянулся и внутренне вздрогнул. Профессор Пинкер, вечно испачканная преподавательница Ухода за Магическими Существами. Натянув на губы улыбку, Том попрощался с друзьями и последовал за ... хотя скорее прошествовал в кабинет директора, оставив профессора позади.

***


Взволнованная Алекс теребила краешек юбки, которая казалась ей слишком короткой, а гольфы - слишком низкими. Алекс глубоко вдохнула, но успокоиться не удалось - рука нервно убрала волосы за ухо. Это была одна из привычек, показывающих, что девушка сильно волнуется.
Почему Алекс так боялась? Она не имела ни малейшего понятия. Возможно, потому что вскоре она станет центром всеобщего внимания... А может, потому, что именно в этом времени в школе учится Том чёртов Риддл! Она поняла это, только добравшись до гриффиндорской гостиной.
Какого чёрта Дамблдор решил отправить её именно в это время? Алекс потянула за прядку и надула губы. Но дело было не только в Томе Риддле, а ещё и в том, что женщины здесь - бездумные существа, которые должны заботиться только о будущей семье. К тому же у Алекс почти не осталось денег после похода по магазинам. Может, она сможет устроиться на работу в Хогсмиде?
Девушка осмотрела комнату, где её оставили, велев дождаться кого-то, кто проводит её в Большой зал на церемонию распределения. Как будто она вернулась в своё время... только здесь было меньше поклонения.
- Мисс Эшли? Идите за мной. Скоро начнется Сортировка, - профессор Дамблдор вывел её за дверь.
Последней промелькнувшей перед выходом мыслью, была: "Я просто буду собой... "

***


Большой Зал был полон студентов, громко рассказывающих друг другу о своих каникулах. А позади первокурсников стояла Александра.
Она, в буквальном смысле слова, чувствовала на себе чужие взгляды, но не обращала на них внимания. Однако отметила, что Том Риддл находился где-то вне поля зрения. Это заставило застучать её сердце веселее, но только до тех пор, пока Алекс не заметила молодую версию профессора Слизнорта, сидящую за преподавательским столом.
- Я рад снова приветствовать студентов в Хогвартсе. Директор Диппет и профессор Пинкер отсутствуют, поэтому Сортировку проведу я.
В это время Алекс обратила внимание на то, что девочек было значительно меньше, чем мальчиков. Это несколько выводило её из себя.
Интересно, эти люди вообще знали, что Рэвенкло и Хафлпафф были женщинами?
- Прежде чем мы приступим к пиру, я хотел бы представить вам новую студентку шестого курса, Александру Эшли.
Алекс поморщилась от этого энергичного голоса и зазвучавших вежливых аплодисментов.
Сев на табурет, она надела Распределительную шляпу, которая тоже выглядела немного новее.
~ Хм-м, Александра Поттер, приятно снова тебя встретить. Думаю, Слизерин замечательно тебе подойдет...
~ Нет! Абсолютно точно! Только не факультет Тома Риддла.


@темы: The Dark Lord's Prize

20:11 

The Dark Lord's Prize. Глава 3.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 3.
Девушка-ловец?


~ Хм-м, Александра Поттер, приятно снова тебя встретить. Думаю, Слизерин замечательно тебе подойдет...
~ Нет! Абсолютно точно! Только не...
~ Мисс Поттер, дайте мне договорить. Слизерин хорошо вам подойдет, но и на этот раз я отправлю вас в…

- … Гриффиндор!
Улыбнувшись, девушка направилась к своему столу, но вскоре остановилась, не зная, куда сесть. Она уже собралась было присоединиться к перепуганным первокурсникам, как вдруг услышала громкий голос:
- Алекс! Садись сюда!
Прикованные к ней взгляды немного раздражали. Она, наконец, избавилась от славы Девочки-Которая-Выжила, но теперь стала Новенькой-Ученицей-Хогвартса.
Алекс с усмешкой на губах подошла к позвавшей её крашеной блондинке. В конце концов, у неё каникулы, и она не обещала, что не будет ни с кем знакомиться. И поэтому собиралась вести себя, как хотела, а она хотела показать всем этим мальчикам и девочкам, что она не какая-нибудь пустоголовая потаскушка.
Изящно присев на скамью, Поттер посмотрела на своих новых одноклассников.
- Привет, Алекс! Меня зовут Бринли Расти, а это - Чави Саффрон, мы твои соседки по комнате.
Алекс кивнула Чави - азиатке с прямыми, черными, как смоль, волосами до талии. В целом, она была довольно красивой девушкой, но всё впечатление портил толстый слой грубо нанесенной косметики.
Сама Алекс обошлась тушью для ресниц и почти невидимыми на коже тенями - просто, но со вкусом. Она не видела причин, по которым должна была скрывать лицо под маской из косметики. Приходилось признать, что 1944 - год косметики... Гриффиндорка пожала плечами. До первой встречи с обитателями замка она наивно вспоминала о корсетах. Боже, как она ошибалась.
Посмотрев на Бринли, она чуть покраснела от раздражения - настолько выразительно весь вид Расти показывал неправильность положения женщин в этом времени. Две верхние пуговицы на её блузке были расстёгнуты, образуя очень глубокое декольте.
Ну, если честно…
- Приятно познакомиться, - ответила Алекс и раздражённо посмотрела на громко взвизгнувшую девушку.
- Уверена, мы станем отличными друзьями! Мне так нравится твой цвет кожи; хотела бы я иметь такой же натуральный загар! А твои глаза, они... ну, странного цвета. Я никогда не видела глаз такого зелёного оттенка.
Алекс презрительно вскинула бровь. Она любила свои глаза... Это было единственное, что она унаследовала от матери.
Услышав раздавшийся позади смешок, она обернулась и увидела гриффиндорку с поистине неожиданной внешностью. Насыщенно чёрные волосы, светлые брови и ресницы, черный ошейник, аристократически бледная кожа, по-кошачьему желтые глаза, ярко-малиновые губы и короткие рукава школьной мантии, открывавшие вид на множество маггловских и волшебных татуировок.
И вдобавок к этому готическому стилю - сережки в губе и брови. Алекс медленно скользнула взглядом по фигуре девушки и столкнулась с желтыми, смеющимися глазами.
- Прости, не смогла удержаться. Эти двое на самом деле пустышки, а ты выглядишь слишком умной, чтобы стать их лучшей подругой, - она протянула Алекс руку. - Я Годива Рэмзи, и мне действительно нравятся твои глаза, их цвет показывает силу твоей магии.
Алекс не могла решить: обидеться ей или поблагодарить за столь необычный комплимент. Несмотря на внешний вид Годивы, гриффиндорка ей нравилась. Было в ней что-то, что Алекс очень ценила.
- Алекс П-Эшли. Ты на шестом курсе?
Годива кивнула и добавила, глядя на сидящих по другую сторону от Алекс девушек.
- К сожалению.
Посмотрев на Чави и Бринли, Алекс заметила, что они с фальшивой заботой наблюдают за ней.
- Тебе не следует общаться с этой чудачкой-грязнокровкой, Алекс. Мы можем со многими тебя познакомить.
Алекс чувствовала на себе множество взглядов, но, проигнорировав их, сказала:
- Я тоже грязнокровка, Бринли. Это значит, что я чудачка? А насчёт знакомства с твоими друзьями, думаю, что мне придется отказаться от этого предложения; я бы хотела дружить с людьми, не являющимися "всегда готовыми к делу подстилками".
Расти с бешенством на неё посмотрела, а Чави в замешательстве нахмурилась, пытаясь вникнуть в смысл произнесённых Алекс слов.
За столом раздался хохот, Бринли яростно уставилась в тарелку.
- Молодец, Алекс. Я шесть лет мечтала им это сказать.
Алекс огляделась, заметив заинтересовано смотревших на неё парней, но снова обернулась к Годиве.
- Тогда почему ты этого не сделала?
Годива пожала плечами и принялась за ужин.
- Многим парням нравится их простота. Все они хотят повеселиться до того, как их родители посватают им кого-то, с кем придется провести всю жизнь.
Алекс брезгливо нахмурилась, Годива кивнула.
- Знаю, это отвратительно. Большинство магглорожденных не настолько... легкомысленны. Но он, например, один из самых лицемерных парней, каких я только видела. Все учителя и студенты буквально молятся на бедного сиротку и его уровень магии. Не удивлюсь, если он переспал со всеми девушками Хогвартса.
Алекс приподняла бровь.
- Ты о ком?
Девушка кивнула в сторону дверей, в которых остановился стройный парень, под метр девяносто ростом. Его иссиня-чёрные волосы падали на бирюзовые глаза. Алекс понадобилось несколько секунд, чтобы понять, кто это.
Том Марволо Риддл.
Её совершенно не удивило, что здесь он - плейбой и лжец. К тому, что говорил Дамблдор, можно было ещё прибавить, что Том был из тех, кто очаровывает окружающих своей внешностью, заставляя их делать то, что ему нужно.
«Он не хочет заводить друзей, да они ему и не нужны» - говорил Дамблдор.
Должно быть, её раздражение и злость были заметны, так как Годива продолжила:
- Он жалок, правда?
Алекс наблюдала, как он, здороваясь с друзьями, сел за стол Слизерина. С хихиканьем, напомнившим гиену, к его руке тут же прицепилась какая-то высокая блондинка.
- Это Бренда Маригольд. Королева Слизерина. Они с Риддлом то сходятся, то расходятся. Не дай её кукольному виду себя обмануть - она может стать реальной угрозой.
В этот момент неповторимые глаза Риддла встретились с яркими, по-слизерински зелёными, глазами Алекс. Лицо девушки покраснело от ярости и едва сдерживаемых проклятий, когда слизеринец послал ей белозубую улыбку.
Она уставилась в тарелку, полную грибов, и проткнула один из них с такой силой, что многие однокурсники вздрогнули от неожиданности.
Ненавижу Дамблдора!
Как он мог отправить её к молодому Лорду Волдеморту?!

***


- Значит, решено? В этом году будет три бала - в начале года, на Хеллоуин и на Рождество? - спросил директор Диппет старост школы.
Пенелопа Харрисон, чистокровная волшебница из Рэвенкло, кивнула, Том Риддл тоже, но мысленно прошипел: «Еще больше чёртовых танцев».
- Ну, раз всё уже оговорено, мы можем идти на приветственный пир, - директор замолчал, внимательно посмотрев на обоих. - Если, конечно, у вас нет ещё каких-нибудь предложений?
Том оживился и прочистил горло.
- Вообще-то, директор, я думал о том, что неплохо было бы устроить в этом году Дуэльный Турнир, - сказал он с невинной улыбкой на губах.
Директор, рассмеявшись, уступил.
- Звучит замечательно, Том. Сейчас, во время противостояния Гриндевальду, студентам будет полезно чему-нибудь подучиться в Дуэльном Клубе или, в данном случае, на Турнире. Я найму ещё одного учителя. Или, возможно, ты будешь так любезен и всё устроишь?
Том энергично кивнул, разворачиваясь к двери.
- Буду рад, директор. Спасибо.
Он направился в Большой Зал, по пути размышляя о том, что Дуэльный Турнир будет отличной возможностью научить студентов хоть чему-нибудь, чтобы они могли в случае чего за себя постоять.
- Хочешь поставить себе на полочку ещё один трофей, Риддл?
Нахмурившись, Пипа с отвращением рассматривала однокурсника. Риддл был всего лишь надменным студентом... Но и она могла чувствовать исходящую от него силу - могущественную и опасную. Что-то в этом слизеринце вызывало в ней дрожь страха.
Том с очаровательной улыбкой на губах посмотрел на неё своими тёмно-бирюзовыми глазами.
- Кажется, тебя всё еще бесит тот факт, что я получил на СОВ больший балл, Харрисон. Как поживает твой нареченный?
Слова прозвучали с насмешкой, но она только мило улыбнулась.
- У Эддисона всё замечательно, спасибо. А как твоя девушка, Маригольд?
Том презрительно усмехнулся и зашипел на рэвенкловку.
- Она не моя девушка.
Она не успела ответить, поскольку они пришли в Большой Зал и разделились.
- Том! Я думала, что ты поранился или что-то случилось. Ты в порядке?
Том опустил взгляд на вцепившуюся в его руку девушку.
Многим парням она казалась горячей штучкой с голубыми глазами и длинными, чуть вьющимися светлыми волосами. Но чем дольше Том был с ней знаком, тем сильнее понимал, насколько... заурядной она была.
- Да, директор просто хотел поговорить со мной и Харрисон о некоторых предстоящих в этом году мероприятиях.
Он кивнул своим друзьям и вздрогнул от взвизга Бренды и усилившейся на его руке хватки.
Великий Салазар, как же он хотел направить на неё волшебную палочку и...
- Бал? Пожалуйста, скажи, что у нас будет бал в этом году, Томми.
Том нахмурился при звучании имени, которым Бренда упорно продолжала его называть даже после того, как он чётко и ясно велел ей заткнуть свой рот и больше даже не заикаться об этом. Он поклялся себе, что убьёт её, как только необходимость в девушке отпадёт... желательно медленно и болезненно. Хотя с другой стороны, он уже сейчас терпеть не мог слышать этот пронзительный голос.
- Вообще-то целых три.
Гиеноподобно хихикнув, она выпрямилась, разметав волосы по плечам.
- Вместе мы будем выглядеть замечательно. У меня как раз есть идеально подходящее платье.
Эдвард Флинт прочистил горло и перевёл разговор на другую тему:
- Ты видел новенькую? Она действительно горяча.
Том огляделся по сторонам, но не заметил никого нового, за исключением первокурсников. Но, разумеется, Эдвард не считал кого-то одиннадцатилетнего... горячим.
- Она гриффиндорка.
Наконец, он встретился с глазами девушки – по-слизерински зелёного цвета.
Нет, она не была горячей, она была красива... уникальна. Если бы он когда-нибудь решил обзавестись супругой, эта новенькая стала бы идеальным вариантом.
Она выглядела стопроцентной слизеринкой, несмотря на красно-золотую расцветку формы.
Её чёрные кудрявые волосы были небрежно собраны сзади, что было редкостью... Кожа загорелая, на щеках играет румянец, и, несмотря на то, что он был парнем, он знал, что этот загар не был результатом тщательных процедур, как делали многие другие... девчонки Хогвартса. Но наибольшей ценностью были глаза. Большие, миндалевидные, передающие все эмоции, и к тому же - зелёные... ярко-зелёные. Авада Кедавра.
Он очнулся от изумления и улыбнулся ей своей коронной улыбкой победителя. Без сомнений, она, подобно другим девушкам, покраснеет, как идиотка.
Он видел, как налились краской её щеки, но не от его внимания, нет - от ярости.
Интересно...
Переведя взгляд на Годиву Рэмзи, Том понял, что в такой реакции повинна эта грязнокровка. Впрочем, неважно - эта новенькая ещё будет есть с его рук.
- Она красивая. Я был бы не против с ней переспать, даже если она грязнокровка.
Том повернулся к говорящему. Родни Долохов, шестой курс. Презирает гриффиндорцев до глубины души.
Многие слизеринцы оглядели её и отвернулись, не найдя ничего интересного, в то время, как остальные согласно кивнули. Том не понял почему, но это сильно задело его.
Девушки завистливо посмотрели на новенькую, а Бренда, ошибочно приняв усмешку Тома за омерзение, прижалась головой к его груди.
- Она кажется маленькой девочкой-третьекурсницей, правда, Томми?
Слизеринцы обернулись в ожидании ответа своего лидера, и Том знал почему. Если он согласится с Брендой, его однокашники получат право ухаживать за новенькой, а если нет, значит, и ему она понравилась. На губы вернулась усмешка. Он отлично вышколил их всех.
- Не знаю, Маригольд, - сказал он с холодом в голосе и отодвинул от себя голову девушки. - На мой взгляд, она вполне хороша.
Он с удовлетворением наблюдал, как сникают лица слизеринцев и как они отводят глаза от того, на что претендует Риддл.
Очень немногие отважились и дальше смотреть в сторону гриффиндорского стола.

***


- О! Том Риддл смотрит прямо на меня! - Бринли поправила мантию, ещё больше оголив грудь.
Алекс повернулась к потенциальному Тёмному Лорду и поняла, что тот смотрит на неё, а не на Бринли.
- Бринли, тебе так повезло. В прошлом году ты с ним встречалась, может, он снова хочет тебя! - взволнованно заговорила Чави.
- Хочет тебя для еще одного траха, ты хотела сказать, - пробормотала Алекс.
Несмотря на то, что она произнесла это очень тихо, её услышала половина факультета, парни расхохотались. Один, наклонившись, протянул ей руку.
- Приятно познакомиться, Алекс. Я - Эддисон Клэйборн, капитан команды по квиддичу, седьмой курс.
Приятная внешность, каштановые волосы и карие глаза. При взгляде на гриффиндорца возникало ощущение, что он из тех, кто живет для других.
- Мне тоже очень приятно, Эддисон.
Алекс пожала руку и была удивлена, когда он поднес её запястье к губам и поцеловал. Она не покраснела, но слегка улыбнулась.
- Ты сказал «квиддич»? А место ловца случайно не свободно?
Над столом повисло молчание; все - и юноши, и девушки - смотрели на Алекс так, будто у неё выросла вторая голова.
Из ниоткуда над столом пролетел сверток ткани - прямо перед её лицом. Она поймала его на полном автомате.
- Я бы сказал, что у неё есть очень хорошие шансы попасть в команду.
Она обернулась и увидела высокого парня с хорошо развитой мускулатурой, тёмными волосами и ошеломляющими серыми глазами. Его заразительная улыбка заставила Алекс улыбнуться, на миг показавшись самой себе влюбленной девчонкой.
- Гровер Харрисон, шестой курс Рэвенкло... Играю в квиддич, охотник.
Заправив за ухо прядку волос, Алекс улыбнулась способу, которым все представлялись... Она это оценила.
- Алекс Эшли, шестой курс Гриффиндора и, надеюсь, ловец.
Рассмеявшись, Гровер поднес её руку к губам.
- Очень приятно, мисс Эшли.
Серые глаза встретились с зелеными, но кто-то рядом прочистил горло, заставив Гровера прийти в себя.
- Избавься от этого любвеобильного мальчика. Есть какая-то причина твоего присутствия здесь? Или ты просто хотел выставить себя дураком?
Гровер в последний раз улыбнулся Алекс и переключил своё внимание на Эддисона.
- Мы должны успеть продумать детали свадьбы, пока до этого не добралась моя сестра.
Годива наклонилась к уху Алекс, чтобы пояснить слова Гровера.
- Эддисон Клэйборн и Пипа Харрисон, старшая сестра Гровера, помолвлены. Должна согласиться, что они прекрасная пара. Она староста школы, рэвенкловка. Действительно хорошая.
Годива кивнула в сторону девушки с короткими тёмными волосами и широкой улыбкой.
«Прямо как брат» - подумала с улыбкой Алекс.
После ужина директор отправил всех по гостиным, разумеется, не забыв про напутственную речь. Прежде чем подняться в башню Гриффиндора, она снова поймала взгляд Тома Риддла, который направлялся в подземелья.
И, несмотря на то, что здесь был Лорд Волдеморт, она чувствовала - это будут замечательные каникулы.


@темы: The Dark Lord's Prize

00:09 

The Dark Lord's Prize. Глава 4.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 4.
Маска Риддла исчезает... на мгновенье.


- Алекс, вставай, чёрт побери! - Эшли открыла глаза и увидела Годиву, мечущуюся по комнате в пижаме.
- Чт-что происходит? - она заметила, что Чави и Бринли в комнате не было.
- Эти шлюхи выключили мой будильник! Урок начался десять минут назад! - сердце Алекс испуганно стукнуло, и девушка скосила глаза на пустые кровати.
Она моментально вскочила, оделась и быстро подкрасилась, в то время как Годива наносила на лицо свою "боевую раскраску" и укорачивала рукава школьной формы.
- Ты получила расписание? - если бы она знала, какой сейчас идет урок, Алекс могла бы пойти и без своей однокурсницы, но ведь предполагалось, что она "новенькая" в этой школе и не знает, где располагаются те или иные кабинеты.
- Нет. Старосты школы раздают расписания уроков во время завтрака. Думаю, Пипа Харрисон не уйдет из Большого Зала до тех пор, пока его не получат все.
Алекс облегченно выдохнула - последнее, что ей сейчас нужно, это встреча с Томом Риддлом.
- У тебя очень красивые волосы, Алекс.
Эшли видела в зеркале, как её кудри свободно падают на спину. Алекс не считала себя такой уж красивой.На самом деле, её это совершенно не волновало, поэтому гриффиндорка только пожала плечами и пробормотала "спасибо".
- Ты готова? - спросила она Годиву, которая как раз заканчивала красить губы. Сейчас Алекс впервые смогла внимательно рассмотреть лицо своей соседки.
На самом деле её глаза были тёплого шоколадного цвета, однако девушка предпочитала изменять их цвет на ярко-желтый. Прежде чем она успела это сделать, Алекс уловила в её взгляде какое-то странное выражение - казалось, что Годива в своей жизни повидала намного больше, чем положено девушке её возраста. В этом она была похожа на саму Алекс. Именно в этот момент Эшли решила узнать о прошлом странной гриффиндорки, но пока решила не давить на девушку; наверняка простое доверие лучше поможет в этом деле.
- А ты? - Алекс, моргнув, кивнула и последовала за однокурсницей в Большой Зал.

***


К ужасу Алекс Годива ошиблась: Пенелопы в Зале не было. Вместо неё их дожидался другой староста.
Том чёртов Риддл.
Должно быть, Рэмзи думала точно так же - она сильнее прижала к себе сумку и с яростью посмотрела на юношу, расслабленно сидящего за столом Слизерина и внимательно изучающего какой-то кусок пергамента.
Услышав расстроенный стон Годивы, Том быстро положил его под другой точно такой же и встал. Девушке стало интересно, что именно он рассматривал с таким вниманием, и это очень скоро выяснилось. Риддл подошёл к гриффиндоркам с двумя листами в руках... Их расписания. Он рассматривал их расписания.
Алекс постаралась сделать своё лицо абсолютно безучастным, когда заметила, что Риддл уже "получил" кольцо Марволо. Она невольно попыталась прикинуть, скольких людей он уже убил и скольких - только собирается.
Алекс сумела рассмотреть слизеринца, пока он приближался. Он действительно был хорош собой… Чертовски красив, высокий, стройный. Глаза... цвета бирюзы - приметные и открытые. Но это вовсе не означает, что староста хоть чуточку понравился ей.
Том нахмурился, глядя на опоздавших девушек.
- Ты сильно опоздала, Рэмзи. 20 баллов с Гриффиндора за безответственность и неспособность вставать по утрам в нужное время.
Он посмотрел своими ошеломляющими глазами на Алекс, и девушка подавилась воздухом, увидев на губах Риддла одну из его фальшивых улыбок.
- Но, разумеется, к Вам это не относится, мисс Эшли. Рэмзи должна была лучше заботиться о том, чтобы Вы вовремя пришли на урок.
Алекс сжала зубы, увидев, как человек, столько лет не дававший ей нормально жить, протягивает ей руку. Гриффиндорка приняла её - достаточно быстро, чтобы юноша не успел поднести её запястье к губам.
- Очень приятно, - ответила она холодно.
Годива переминалась с ноги на ногу, и Алекс поняла, что девушка боится Риддла. Странно. Эшли натянуто улыбнулась слизеринцу, причём так, чтобы тот наверняка понял, что улыбка эта была ненастоящей.
- Том ... Райли*, не так ли? - улыбка Риддла стала ещё шире, и он с интересом посмотрел на гриффиндорку.
- Том Риддл, Александра.
- Точно, Том Риддл, позволь мне кое-что тебе сказать. Да, я новенькая, но не идиотка. Мне семн-шестнадцать лет, я сама могу о себе позаботиться, и Годива здесь не моя нянька. Поэтому, давай ты просто дашь нам наши расписания, и мы отправимся на уроки.
К большому удивлению девушки, слащавая улыбка Риддла сменилась на настоящую... Алекс нахмурилась собственным мыслям и понадеялась, что Риддл примет это на свой счет. Черт, этот парень... Никто, даже Малфой, не влиял на неё так, как он.
- Я не хотел тебя обидеть, Александра. По-моему, ты совершенно не похожа на человека, которому требуется нянька.
Он подчеркнуто оценивающе пробежался взглядом по её фигуре и посмотрел на зажатые в руке пергаменты.
- Рэмзи, - отдав девушке её расписание, он внимательно изучил пергамент Алекс. Как будто не этим занимался до того, как они пришли. - Кажется, мы увидимся на нескольких уроках, Александра.
Вырвав лист у него из рук, гриффиндорка развернулась к выходу из Зала.
- Эй, Александра, наверное, тебе понадобится и другая половина расписания.
Алекс остановилась, не успев сделать и шага, и, посмотрев на пергамент, поняла, что в спешке просто оторвала половину от своего расписания. Чувствуя, как по щекам разливается румянец, она повернулась и забрала из разжавшейся руки недостающую часть, стараясь избегать насмешливого взгляда.
Как только они вышли из Зала, Годива понимающе улыбнулась.
- Не волнуйся, Том Риддл всех заставляет чувствовать себя песчинкой в его присутствии, - Алекс уставилась на Годиву, затем снова посмотрела на расписание, бормоча что-то типа: "чувствовать себя нормальным человеком в его присутствии", и снова замерла на полпути.
- У меня занятия с седьмым курсом! - она не могла в это поверить. Дамблдор не позволил ей стать семикурсницей, но отправил её к ним на уроки? Этого пункта точно не было в их соглашении.
Годива посмотрела на её расписание через плечо девушки и фыркнула:
- А ты не говорила, что настолько умная, Александра.
Алекс нахмурилась, услышав, как её назвала подруга, а Рэмзи лишь весело рассмеялась. Эшли раздраженно выдохнула и направилась на свой первый урок - Уход за Магическими Существами - разумеется, со слизеринцами.

*Прим. пер.: игра слов.
Riley - от английского to rile:
1) сердить, раздражать
2) амер. - мутить (воду и т. п.)
Riddle (англ.):
1) загадка


***


Том Риддл не спеша убрал свои вещи в сумку и пошёл вслед за Александрой Эшли. Для грязнокровки в ней было слишком много необычного, что одновременно и нравилось Тому, и раздражало его. В гриффиндорке была какая-то загадка, и он обязательно её разгадает! Люди любят общаться и рассказывать о себе, и Том был уверен, что Александра не так уж отличается от остальных.
- У меня сейчас Трансфигурация, но я могу проводить тебя на Уход, - услышал он нерешительный голос Рэмзи и закатил глаза.
Девушка уже опоздала на урок, так будет ли иметь значение, если она отведет Эшли на её пару? А если она достаточно сообразительна, то потом скажет профессору Дамблдору, что задержалась, показывая Александре окрестности. Так она бы сохранила Гриффиндору кучу баллов, но, увы, эта грязнокровка, видимо, и не догадывалась о подобной возможности.
- Хм, нет, Годива, думаю, я сама смогу найти дорогу, спасибо.
Том усмехнулся - а когда она не кричит, у неё очень красивый голос. И в этот момент слизеринец решил прекратить прятаться в тени.
- Не стоит беспокоиться, Александра, у меня сейчас тоже Уход, я покажу тебе, где проходят эти занятия.
Эшли повернулась и посмотрела на него своими изумрудными глазами. Вообще, Том заметил, что чем дольше он в них смотрит, тем сильнее понимает, насколько они уникальны. Он ни у кого не видел глаз такого цвета... цвета Авада Кедавра. Том невольно заинтересовался: a влияет ли на цвет глаз близкое нахождение человека к месту прохождения луча заклинания?
- Не волнуйся, Риддл, я в состоянии сама найти дорогу. Пока, Годива. Просто скажи Дамблдору, что показывала мне территорию замка.
Том подавил усмешку, глядя на кивок Рэмзи, показывающий, что идею она оценила.
Алекс отправилась на урок, Том последовал за ней. Он видел, как её челюсти сжались, шаг ускорился, а девушка старалась полностью игнорировать его присутствие... Это что-то новенькое.
Когда они подошли к выходу из замка, Том открыл дверь для Александры и с удивлением смотрел, как девушка на мгновение замедлила шаг, но потом, всё же промямлив "спасибо", вышла. Было заметно, что это слово далось ей после небольшой битвы с собой.
- Всегда пожалуйста, Александра, - вот, она снова сжала зубы.
- Не называй меня так.
Том шёл рядом с девушкой, куда бы она не свернула, не упоминая о том, что они идут не туда.
- А как ты хочешь, чтобы я тебя называл? Куин? - Алекс повернулась к нему, её лицо пылало от злости. А Тому нравилось заставлять её краснеть...
- Откуда ты узнал мое второе имя? - Том, улыбнувшись, высокомерно приподнял бровь.
- Я выведал все твои тайны и хорошенько их запомнил, - сильно побледнев, Алекс с недоверием на него посмотрела. С губ Тома сорвался смешок. - Оно было написано в твоём расписании, Куин.
Бросив ему уничтожающий взгляд, Алекс фыркнула... Он никогда не слышал такого, полного презрения, звука от девушки.
- Я так и знала, - Том посмотрел вперед: они шли прямо к Запретному Лесу.
- С тобой что-то случилось сегодня утром? Поэтому ты ведешь себя так, как будто только что съела лимон? - бегло глянув на гриффиндорку, он заметил, что она смотрит на него с каким-то огоньком в глазах.
- Мерлин, не знала, что у тебя есть чувство юмора. Хотя бы такое плоское, - Алекс скривилась.
Том пожал плечами.
- Я тоже не знал. Это просто констатация факта, - Эшли презрительно рассмеялась и остановилась, видя, что никакой урок по Уходу за Магическими Существами здесь не проводится.
- Почему ты не сказал, что я иду не туда? - Том вздохнул и ослепительно улыбнулся девушке.
- Хотел подольше побыть в столь... замечательной компании, - Алекс зарычала, услышав смех в словах Риддла.
- Для девушки ты издаешь очень много... интересных звуков, - краска залила щёки гриффиндорки. Снова.
Демонстрируя своё смирение и самообладание, она опустила голову:
- Прости. Ты хочешь, чтобы я строила из себя безмозглую подстилку, как остальные хогвартские девушки? - Том моргнул и усмехнулся. Оказалось, что он сильно ошибся насчёт Алекс. Она была совершенно непохожа ни на других девушек Хогвартса, ни на кого-либо вообще. Она... интересная, весёлая, красивая девушка. И она могла мгновенно и достойно ответить на любое оскорбление.
Вместо того, чтобы видеть в ней бездумную игрушку, Том, неожиданно для себя, увидел в Алекс идеальную супругу. А почему бы и нет? Он узнает её получше, обольстит... Однако сейчас гриффиндорка не проявляла к нему особой симпатии. И было ещё кое-что неясное. Пока неясное.
Она смогла пробраться под его вечную маску, а это удавалось далеко не всякому. Сейчас Том не мог ничего сделать с её отношением к нему, но если он осторожно приблизится к ней и разузнает побольше...
Не будем так далеко загадывать.
- А в какую школу ты ходила раньше? Это должно быть очень хорошее место, если теперь ты учишься по программе седьмого курса.
Алекс шагнула в сторону. Слизеринец прищурил глаза. Она собирается солгать?
- Я училась у частных профессоров, - бровь Риддла взлетела вверх - у неё бы получилось его обмануть, если бы Том не был Мастером легилименции.
- Эшли. Ты не магглорожденная, верно? Твои родители...
- Умерли. Я живу с дядей и тетей. - Это правда.
- А как зовут этих дядю и тетю? - она поправила лямку сумки на плече и раздражённо на него посмотрела.
- Мы играем в двадцать вопросов*? - Том попытался удержать улыбку - бесполезно.
- Просто интересно. Тебе необязательно быть такой занудой , - маска Риддла исчезла, но всё равно что-то заставляло девушку быть такой... стервозной. На самом деле она не любила отпускать едкие замечания, но это же Том Риддл, то бишь, Лорд Волдеморт!
Она поступает правильно. Правда?
Вздохнув, она наблюдала, как Том, ускорив шаг, обогнал её. Она почувствовала волну воздуха, всколыхнувшую её волосы. Алекс быстро достала из сумки шарф и повязала его вокруг шеи.
С тяжелым сердцем она догнала высокого, статного парня… Волдеморта…
- Слушай, прости. Наверное, услышав кое-что о тебе от других, я решила, что ты просто циничная сволочь.
Что чертовски верно, - про себя добавила она.
Риддл внимательно на неё посмотрел.
Том подошёл к гриффиндорке. Она осталась на месте, как никогда желая вырасти на пару дюймов. Слизеринец чуть склонил голову набок, так что волосы упали на глаза, и усмехнулся.
- Только поэтому, Александра? - он осёкся. - Неважно, лучше давай начнём знакомство заново? И никаких выводов по поводу характеров до тех пор, пока хорошенько не узнаем друг друга. Боюсь, я принял тебя за... Как ты тогда сказала? Ах, да, "безмозглую подстилку". Хотя теперь я понимаю, что это не так, - Том протянул руку, Алекс нервно убрала прядку волос за ухо, внимательно глядя Риддлу в лицо.
Почему бы и нет? В любом случае он всё забудет о ней, как только она вернётся в своё время. А пока можно будет побольше узнать о его характере.
Глядя в его полные решимости глаза, она ухмыльнулась, заставив Риддла удивлённо моргнуть.
- И никаких масок, - даже ей самой голос показался слишком холодным, Том насмешливо улыбнулся.
- Каких масок? - он видел, как Алекс, нахмурившись, начала потихоньку отступать от него.
Она действительно особенная. И он хотел её получить.
Том взял её за запястье, наслаждаясь удивлением, появившимся в глазах девушки. А потом приблизил его к губам, чуть прикоснувшись, и сказал самым мягким тоном из всех, что у него когда-либо получался.
- Том Марволо Риддл. А ты? - Алекс улыбнулась, слегка склонив голову набок. Было забавно понимать, что он пробует её соблазнить.
- Александра Куин Потт-, - она запнулась, - Эшли. Но друзья зовут меня просто Алекс, - Том заметил оговорку девушки.
- Приятно познакомиться, Алекс, - он издал звук, напоминающий мурлыканье, и поцеловал руку девушки, не отрывая взгляда от её глаз.
Освобождая свою руку, Алекс размышляла, а правильный ли выбор она сделала. Хотя неважно. Ведь она может не слишком сближаться с ним, а просто наблюдать.

*Прим. пер.: если кто не знает, «Двадцать вопросов» - игра, в основном аналогичная нашей «Правда или вызов». Но там нет «вызова». Только вопрос-ответ.


@темы: The Dark Lord's Prize

23:50 

The Dark Lord's Prize. Глава 5.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 5.
Змееуст из Египта.


- Мистер Риддл! Я уже думала, что с Вами что-то случилось. Раньше Вы никогда не опаздывали.
Алекс встала так, чтобы быть в зоне видимости класса и, увидев произнесшую эти слова женщину, едва подавила смешок.
Без сомнений, это была преподавательница, но как, черт возьми, она была одета? Вся в розовом с фиолетовыми и желтыми кружевами - чем-то она напоминала интерьер ванной в доме Дурслей.
Гриффиндорка видела, как ученики переводят глаза с неё на Риддла, и выпрямилась - быть в центре внимания для девушки было не в новинку. Почему, спрашивается, что-то должно было измениться?
Почувствовав на талии прикосновение чужой, явно мужской руки, она почему-то не ощутила привычной тошноты. Дурной знак - ведь эта рука Лорда Волдеморта.
- Прошу прощения, профессор Пинкер, я просто сопровождал мисс Эшли на урок. - Увидев непонимание во взгляде преподавательницы, Том в досаде усилил хватку на тоненькой талии Алекс и пояснил: - Она новенькая.
Глаза женщины расширились, и она тепло улыбнулась девушке.
- Добро пожаловать в Хогвартс, мисс Эшли. Уверена, вам здесь понравится. - Она продолжала разглагольствовать о том, как гриффиндорка полюбит замок, но Алекс отвлеклась и не слушала - Риддл, не спрашивая мнения спутницы, повел её к слизеринцам.
Три девушки насмешливо наблюдали за ней, хотя в их взглядах иногда мелькала ярость. ”Довольно слабые для слизеринок,” - подумалось Алекс. Главной в этой троице была высокая блондинка - Бренда Маригольд, как припомнила Алекс, та, с которой встречается - с перерывами - Риддл.
- Алекс! - она развернулась и увидела семикурсника Гриффиндора - Эддисона Клэйборна, жестом приглашавшего её присоединиться к нему и остальным гриффиндорцам.
Всё лучше, чем вставать между Риддлом и его... девушкой. Алекс легко вывернулась из рук слизеринца и быстро подошла к Эддисону, не обращая внимания на взгляд Тёмного Лорда, сверлившем ей в спину.
Юноша ей улыбнулся и закатил глаза, услышав, что профессор до сих пор распинается о квиддиче, знаменитых хогвартских пирах, отличных студентах и учителях школы.
Стоя рядом с высоким гриффиндорцем, Алекс кивала, делая вид, что ей действительно интересно всё то, о чем говорила профессор Пинкер. Остальные же, в свою очередь, начали обсуждать что-то своё.
- Это правда, что ты собираешься пробоваться в команду по квиддичу? - Девушка с эмблемой Гриффиндора на мантии насмешливо оглядела Алекс с головы до ног.
Почему девушки всегда целиком оглядывают друг друга? Будто бы оценивают.
Она посмотрела на брюнетку и пожала плечами.
- Нет. Я собираюсь играть в команде, - ответила она самоуверенным и надменным тоном, каким ей никогда не приходилось пользоваться в своём времени.
Эддисон, хохотнув, хлопнул Алекс по спине - она невольно шагнула вперед, чтобы не упасть.
- А мне нравится твоя уверенность.
- Мистер Клейборн? Мисс Эшли? Спасибо, что согласились стать добровольцами.
Алекс выглядела напуганной: она не представляла, о чём идёт речь. Хотя где-то внутри и осознавала, что профессор Пинкер не Хагрид, и, следовательно, бояться нечего.
Когда двое гриффиндорцев подошли к преподавательнице, из толпы послышались смешки и шепотки.
Том Риддл как бы случайно придвинулся к забору и, скрестив руки на груди, лениво разглядывал пару... точнее, Алекс.
Встав в позу "я - староста", Эддисон прочистил горло и виновато улыбнулся.
- Нам ужасно жаль, профессор. Больше никаких разговоров. Мы будем рады помочь Вам, - он подмигнул подруге. - Правда, Алекс?
Та кивнула и с интересом посмотрела на клетку.
- Конечно.
Лицо профессора, кислое до извинений, расцвело яркой улыбкой.
- Ладно. Я рада, что вы хотите познакомиться с нашими первыми в этом году волшебными животными.
Её глаза как-то опасно блестели - раньше Эшли этого не замечала. Да и как она могла это заметить, если глаза болели даже от мимолетного взгляда на цветастую одежду учительницы?
- Познакомиться с... - она замолчала и театральным жестом сорвала с клетки фиолетовую ткань.
То, что находилось внутри, внушало отвращение. Алекс от неожиданности отшатнулась.
- ... Египетской саламандрой.
В клетке было множество маленьких ящериц. От саламандр в них осталась только влажная черная кожа и длинные хвосты. В остальном эти существа ничем не напоминали волшебных саламандр, какими их представляли себе магглы. Размером малютки были примерно с ладонь гриффиндорки. Вместо четырех лап у них их было шесть, причём на каждой имелись острые коготки. На спине у всех пресмыкающихся можно было увидеть алый рисунок, а из пасти высовывался ярко-синий язычок.
- Уникальный узор на спине каждой из этих малышек показывает, каким особым талантом обладает саламандра. Эти умения очень разнообразны - от знания английского языка до способности становиться невидимым. Очень забавные существа. - Она замолчала и, открыв клетку, стала наблюдать, как саламандры разбегаются во все стороны. - Кто может сказать, чем они могут быть опасны?
Ни одной поднятой руки. Хорошо, ни одной, кроме Риддла, разумеется. Он выглядел соответствующе моменту - гордо держа голову и подняв руку в ожидании возможности ответить на вопрос.
- Мистер Риддл?
- Если язык саламандры становится желтым, значит, она готова укусить свою жертву. Укус саламандры смертелен. Хотя сначала яд оглушает добычу на несколько суток.
Черты лица Риддла были пропитаны самодовольством, когда он встретился взглядом с Алекс, - та просто закатила глаза.
И кого волнует, что ему это известно?
- Прекрасный ответ, мистер Риддл. Три балла Слизерину.
Слизеринцы - все - кивнули ему. Алекс весело фыркнула:
- Они ведут себя, будто выиграли чёртов Кубок Школы.
Эддисон расхохотался, а представители змеиного факультета зло посмотрели на полностью их проигнорировавшую девушку.
- Мисс Эшли, вы первая. Выбирайте саламандру. Ваша задача - ухаживать за ней до конца урока.
Поправив выбившуюся из прически прядь, Алекс подошла к клетке. Гриффиндорка положила глаз на уверенную ящерку с неповторимым "кудрявым" узором на спине. Девушка потянулась, было к клетке, но быстро одёрнула руку, услышав леденящий душу вопль. Обернувшись, она поняла, что кричала Бренда Маригольд, теперь с ужасом в глазах глядящая на Алекс.
- В чем дело, мать твою? - заорала Эшли на блондинку, которая уже на пятой минуте их "знакомства" стала сильно действовать ей на нервы.
- Ты не надела перчатки? - Алекс непонимающе на неё посмотрела и растерянно моргнула.
- Нет, а это плохо?
Бренда выдала набор каких-то смешных звуков, а затем, откинув назад свои волнистые волосы, с презрением посмотрела на Алекс.
- И почему меня это совершенно не удивляет? Но, видишь ли, не каждая женщина старается походить на пацана, как это делаешь ты. - Маригольд сладко улыбнулась и жестом показала ей продолжать.
Алекс стояла, прищурившись и сжав губы, она уже была готова ответить, как между девушками встал Эддисон и положил Алекс на плечи руки.
- Не позволяй ей достать тебя, Алекс. Просто не обращай на неё внимания - и она отстанет. - Глядя в теплые, карие глаза однокурсника, Алекс успокоилась... чуть-чуть. Она аккуратно взяла из клетки малютку-саламандру и подняла её к глазам: у ящерки были синие глаза - не очень яркие - и само существо было довольно симпатичным.
~ Здравствуй, говорящая. Я никогда раньше не встречалась со змееустами. - Глаза Алекс расширились - откуда эта маленькая зверушка узнала, что она, Алекс, может говорить на змеином языке? Гриффиндорка встретилась взглядом с Риддлом - тот оттолкнулся от ворот и выпрямился, глядя на девушку с нечитаемым выражением на лице.
Он слышал?
- Ох, дорогуша, кажется, вы выбрали саламандру-змееуста. Если хотите, можете взять другую. - Профессор Пинкер смотрела на ящерицу в руках Алекс с плохо скрываемым отвращением.
- Эм-м, всё в порядке, профессор. Мне она нравится. - Алекс буквально чувствовала на себе взгляд Риддла, но не осмеливалась встретиться с ним. И не важно, что он забудет о ней: даже мысль о том, что этот слизеринец будет приставать к ней с вопросами, сильно действовала на нервы.
- Ладно, тогда устраивайтесь и начинайте выполнять свое задание.
Алекс покачала в руках рептилию и пошла на полянку.
Остаток урока она, пока никто не видел, перешептывалась с малышкой. Гриффиндорка была осторожна - как только кто-то подходил достаточно близко, она умолкала. К удивлению Алекс, саламандру звали Ферна - удивительно короткое имя для египетского змееуста.
Плохо было то, что гриффиндорка так и не заметила, что за ней из тени наблюдают бирюзовые глаза.

***


Прошло две недели. Алекс быстро привыкла к Хогвартсу этого времени. Она успешно справлялась с уроками и со многими познакомилась.
Алекс Эшли посещала занятия с седьмыми курсами, все, кроме Зелий. На Зелья она ходила с Годивой, а вел их, к сожалению, профессор Гораций Слизнорт. Но она сама прекрасно справлялась со своими заданиями.
Алекс познакомилась с двумя девушками, которых часто видела с Годивой.
Первая, Юнити Клифтон, седьмой курс Слизерина - с ней Алекс ходила на УЗМС и ЗОТИ. Миловидная умная девушка с огненно-рыжими волосами и золотистыми глазами. На её факультете с ней практически никто не общался, так как Юнити была магглорожденной. А вторая - Тейлор Лестер, семикурсница из Рэвенкло. Умная? Без сомнения, об этом уже свидетельствовала её принадлежность к факультету Ровенны. Однако она очень стеснялась своих очков и фигуры - несколько пухлой. Алекс же считала её красавицей, благодаря длинным темно-русым волосам и тёмно-синим глазам.
Алекс изо всех сил старалась не пересекаться с Брендой Маригольд и двумя её подружками, но однажды, услышав, как слизеринка назвала Эшли и её друзей "группой неудачников", в ярости дала ей пощечину. Алекс была довольна, несмотря на последствия - Гриффиндор лишился 20 баллов.
Отдельной историей был Том Риддл. С того самого урока по Уходу он всеми силами старался избегать Алекс, что было ей только на руку. Даже если, время от времени, она и ловила на себе его изучающие взгляды.
Что касается мести соседкам по комнате, Бринли Расти и Чави Саффрон, Алекс с подругами всё ещё раздумывала над планом.
В Большом Зале собрались студенты после своих последних на этой неделе уроков. Было шумно. Алекс сидела со своими подругами за столом Равенкло. Ей нравился этот факультет, особенно Пенелопа Харрисон и её красавец-брат Гровер.
Пипа, староста школы и невеста Эддисона Клэйборна, вела себя естественнее всех, с кем встречалась Алекс в этом времени. Она называла вещи своими именами и не зависела от чужого мнения. Алекс пыталась уговорить её попробоваться в команду Рэвенкло по квиддичу, но из-за обязанностей старосты Пипа не смогла бы найти время ещё и на тренировки. Однако её позабавили попытки Алекс убедить её.
Гровер, с другой стороны, был явно настроен на романтические отношения с Алекс. Он был очень красив, но гриффиндорка не была уверена, что хочет таких отношений. Не говоря уже о мыслях о Роне, немедленно возникавших, когда она склонялась к принятию ухаживаний Гровера. Иногда она спрашивала себя - а что сейчас делают Рон и Гермиона? Дамблдор велел не беспокоиться о них, но как они отреагируют, узнав, что она, Алекс, находилась вовсе не у Дурслей?

***

Со стоном предвкушения Алекс положила себе полную ложку твердого ванильного мороженного. В какую бы пустыню её не занесло, девушка всегда брала бы с собой ванильное мороженое с полной ложкой клубники.
- Алекс, если ты будешь есть столько мороженого, ты растолстеешь, - заключила Юнити и улыбнулась, когда Алекс просто пожала плечами и продолжила наслаждаться лакомством.
- Ты шутишь? Алекс ест как на убой и не набирает ни унции, - это Тейлор. Она всегда завидовала способности Алекс есть всё, что хочешь, ни сколечко не толстея.
- Может, если ты будешь есть то, что хочешь, ты немного сбросишь в весе, Тейлор. Я не имею в виду, что ты толстая, нет, - Алекс прикусила язык - это прозвучало не слишком убедительно.
Глаза Тейлор начали наполняться слезами, очки сползли на нос.
- Нет! Я не это имела в виду. Просто ты ничего не ешь. - Алекс беспомощно глянула на подруг, но те явно забавлялись происходящим.
- Ты знаешь, что если есть очень мало, то только сильнее располнеешь? - заговорила Годива, спасая Алекс.
Оживившись, Тейлор критически осмотрела фигуру Годивы.
- Правда?
- Да. Просто тебе надо есть здоровую пищу. И иногда ты сможешь побаловать себя... как это делает Алекс каждые десять минут, - последняя недовольно глянула на подругу, но в ответ получила только улыбки.
- Не знала, что ты такая веселая, Годива, - та уже открыла рот для ответа, но взглянув Алекс за спину, её глаза сузились. Обернувшись, Эшли увидела прямо перед собой Тома Риддла. Сглазила, что ли?
- Добрый вечер, Александра, - он смотрел на неё в упор, полностью игнорируя остальных. Коротко кивнув, Алекс вернулась к уже начавшему таять мороженому. Годива уже было захихикала над поведением подруги, но осеклась под взглядом Риддла. - Полагаю, твой рот слишком набит десертом, чтобы ответить, как полагается.
Алекс бросила ложку на тарелку и, развернувшись на скамье, весьма неприветливо уставилась на Риддла.
- А я предполагаю, ты пришел сюда, чтобы составить нам компанию. Но, боюсь, всё твоё очарование испарилось, как только ты открыл рот, - сладко улыбнувшись, ответила Алекс и склонила голову набок.
Том Риддл, будь он проклят, был горяч! Этого она отрицать не могла. Но он был высокомерной, "темнолордовой" сволочью. И он стоял здесь. Чёрная прядь прикрывала левый глаз. Было видно, что он забавляется происходящим.
- Мне известно, что ты считаешь меня очаровательным, Алекс. Но, боюсь, здесь я не для твоего удовольствия.
Гриффиндока что-то произнесла - неразборчиво, зло. Глаза Риддла опасно сверкнули чем-то, Алекс не поняла, чем.
- Тогда зачем ты здесь?
- Для моего собственного удовольствия, разумеется. На следующей неделе будет бал. Я хочу, чтобы ты составила мне компанию - пошла туда со мной, - И он протянул ей только что наколдованную кроваво-красную розу.
Алекс вспыхнула от ярости. Это был не вопрос, а приказ. Она вдруг осознала, какая позади неё стоит тишина, но не оторвала взгляда от слизеринца.
- Сожалею, но, боюсь, мне придётся отказаться. Хотя я уверена, что твоё чересчур раздутое самомнение с удовольствием составит тебе компанию на этом балу!
С этими словами девушка развернулась обратно к столу, не обращая внимания на вспышки магии, которую Тёмный Лорд в ярости был не в силах сдержать. Зал наполнился смешками и удивлёнными возгласами. Большинство девушек считали Тома прекрасным принцем, и Алекс для них стала просто дурочкой, которая упустила такой шанс.

***

Том кипел от бешенства, смешанного с удивлением. Никто, никто никогда не отказывал ему. Кроме неё. Той, которая занимала его мысли последние две недели. Он наблюдал за ней из тени, изучая каждое движение. И был очень удивлен тем, насколько сильно она отличалась от остальных. Окружающая её магия была живой, сильной и буквально молила ей воспользоваться. Но Эшли не видела и не слышала этой мольбы. Он хотел научить её, показать, как овладеть собственной магией. Она могла бы стать намного сильнее, если бы просто услышала его. А вместо этого им приходится пререкаться, как старым супругам.
Но, несмотря на это, он действительно наслаждался обществом кого-то, обладающего таким ядовитым язычком, и достаточно умного для того, чтобы мгновенно отвечать на любой выпад.
Но она даже не стала раздумывать!
Всё же ему следует быть с ней более осторожным. У неё не только были самые необычные зелёные глаза, знания, достаточные для того, чтобы перескочить через курс, и шрам - след от проклятья. Она еще и говорила на змеином языке. А этой способностью не обладает никто, кроме потомков Салазара Слизерина. И Тому было абсолютно точно известно, что он - единственный наследник основателя. Александра Эшли или Александра Потт.. (как она однажды оговорилась) была загадкой, и он собирался найти к ней ключ.
Риддл видел, как Гровер и его "банда" стали насмехаться над тем, что он получил отказ.
Не важно.
- Тогда, если пойдешь на бал, не сохранишь ли пару танцев для меня... пожалуйста ? - Алекс оглянулась, и его сердце пропустило удар.
Она действительно очень красива.
- Если пойду, то да, возможно я смогу выкроить немного времени для тебя. Но не слишком надейся.
Усмехнувшись, Том положил розу рядом с её тарелкой.
И она будет моей!
Взметнув мантией, он направился к выходу.


@темы: The Dark Lord's Prize

22:06 

The Dark Lord's Prize. Глава 6.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 6
Металл, дарующий вечность.


Длинная тень пересекла темный коридор и уверенно направилась к пещере, что располагалась в противоположном конце зала. Хозяин тени совершенно не обращал внимания на жуткие крики, просачивавшиеся сквозь каменные стены. Он спокойно проходил мимо бившихся в агонии существ. Глубокий капюшон надёжно скрывал лицо незнакомца, даже когда он повернулся, чтобы войти в специально созданную для сегодняшнего события комнату.
После того как дверь была закрыта и запечатана заклинанием, фигура приблизилась к высокому каменному постаменту в центре комнаты.
- Ты готов это сделать, Том? - фигура дёрнулась от произнесённого имени и обратила внимание на своего наставника, того самого человека, который был главной причиной творящегося хаоса в магическом мире.
- Сколько раз я Вам говорил, что хочу, чтобы меня называли Волдеморт, лорд Гриндевальд? - бирюзовые глаза смотрели из-под капюшона на Темного Лорда Гриндевальда, расположившегося в тёмном углу пещеры.
- Я буду называть тебя Томом до тех пор, пока ты не оправдаешь придуманное тобой имя. А теперь ответь, действительно ли ты готов расколоть свою душу снова? Твой первый хоркрокус был создан этим летом, разумно ли делать ещё один так скоро? Дамблдор может что-то заметить, – голос Гриндевальда был резок и холоден, с характерными скрипучими интонациями.
Том раздражённо поместил золотой меч на постамент:
- Дамблдор не спускает с меня глаз, лорд Гриндевальд. Вы знаете, как трудно было добыть меч Гриффиндора, когда старый дурак постоянно за мной следит?
Золото и рубины сверкали в тусклом магическом свете, исходившем от вырезанных в камне рун.
Холодный смех заполнил комнату:
- Стащил меч прямо из-под его носа, не так ли? Ты никогда не перестаёшь меня удивлять, мой юный ученик! Ты станешь замечательным Темным лордом!
Лицо Тома осталось равнодушным, но внутри он почувствовал приятное тепло от прозвучавших слов. Он всегда любил внимание со стороны хозяина ... правда, ему никогда не нравилось само слово „хозяин“. У Тома Риддла никогда не было хозяина.
- Давайте начнём. Я должен успеть вернуться в Хогвартс к предстоящим танцам, – он выплюнул последнее слово с нескрываемым отвращением, неосознанно лаская рубин на рукояти меча.
- Я не останавливаю тебя.
Том коротко поклонился и повернулся к мечу, который так невинно лежал на столе. Скоро этот кусок металла будет содержать часть его души, что позволит Тому стать тем, кем он стремился быть с тех пор, как узнал о своём наследии. Могущественным Темным Лордом.
Проводя этот ритуал в первый раз, юноша не испытывал чувства вины, только волнение при становлении тем, кем его дед был не в состоянии стать. Но сейчас ...
Он опустил взгляд на меч и кинжал, который нужен был, чтобы отрезать кусок плоти от его тела. Что-то ныло в его груди. Что-то или кто-то.
И это было связано с яркими зелеными глазами.
Они едва знакомы, но вот сейчас, когда он готов расколоть свою душу еще раз, мысль о ней отодвигают его идею бессмертия на второй план. Это не была мысль о сексуальном влечении к ней, нет, она привлекала его магически. Что-то в ее магии привело к вспышке понимания его собственного волшебства. Аура магии вокруг неё заинтересовала его гораздо сильнее, чем он хотел бы себе в этом признаться.
С рассерженным шипением Том Риддл поднёс кинжал к распахнутой мантии и отрезал кусок кожи со своего живота. У него не было времени беспокоиться о тут же вспыхнувшей боли, поскольку он пел очень трудное заклинание на португальском языке.
Зеленый и черный вихри света отделились от тела мага и были поглощены золотым мечом. Голова юноши слегка отклонилась назад, и соскользнувший капюшон открыл бирюзовые глаза, безучастно смотрящие в потолок. Губы были искривлены в беззвучном крике.
Однако, происходящее не заставило сдвинуться лорда Гриндевальда ни на дюйм. Он видел это уже в третий раз - беспокоиться было не о чем.
Меч на столе вибрировал, затем невидимая сила приподняла его над столом, и внезапно всё прекратилось.
Вихри света исчезли.
Юноша прекратил беззвучно кричать и осел на пол.
Ученик был без сознания, но Темный Лорд Гриндевальд по-прежнему не двигался. Тем временем, от - от неподвижно лежащего на полу тела отделился призрачный Том Риддл.
Душа безразлично окинула взглядом пещеру и, не обращая внимания на человека в углу, с всасывающим звуком вошла в меч, который на мгновение окутало жуткое зеленое свечение.
Меч с грохотом упал на каменный постамент, его металлический блеск на свету казался невинным подмигиванием.

***


Задыхаясь от боли, Алекс резко села в постели. По неизвестной причине её шрам болел. У неё не было сна или видения, и она не думала, что Лорд Волдеморт был здесь в это время.
Здесь был только Том Риддл, но он ещё не превратился в того монстра из её времени.
Она вздохнула и снова улеглась. Завтра её ждут отборочные испытания в гриффиндорскую команду по квиддичу.

***


Она позаимствовала метлу на школьном складе и теперь с ужасом её рассматривала.
Комета 2?
Алекс даже не слышала о такой модели прежде. Должно быть она ужасно медленная? Но девушка всё равно в нетерпении пританцовывала на месте. Она любила квиддич за возможность летать и чувство свободы, которое дарил её полёт.
- Эшли! Ты идёшь или нет? - крикнул Эддисон с середины поля. На нём была темно-бордовая с золотом форма. Цвета отличались от тех, что были в её времени, но, в самом деле ... чего она ожидала?
Сегодня Алекс надела брюки и простую зеленую рубашку, а сверху накинула плащ своего факультета. Когда она в таком виде заявилась на завтрак, большинство девушек смотрели на нее как на сумасшедшую. Большинство, за исключением Годивы, Юнити, Тейлор и Пипы. Все четыре сейчас сидели на одной из трибун, желая поддержать Алекс.
Подбежав к капитану Гриффиндора, Эддисону, она сразу же оказалась в кругу других гриффиндорцев, которые намеревались принять участие в отборочных испытаниях на место ловца и другие свободные позиции. Все они были мальчиками и, надо заметить, довольно высокими, по сравнению с ней...
Девушка упрямо вздёрнула подбородок, уверенно встречая их взгляды. Она не была напугана, ведь они вели себя именно так, как должны были. Особенно те, которые пробовались на место ловца.
- Спасибо всем за то, что пришли сегодня. У нас есть две свободные позиции загонщиков и одна - ловца. У каждого из вас будет одинаковая возможность проявить себя. Желаю всем удачи! - с этими словами Эддисон развернулся и направился к трибуне, а оставшиеся гриффиндорцы забрались на свои мётлы.
Что ж, последую их примеру.
Устроившись на метле, Алекс немедля поднялась в воздух, наслаждаясь ощущением полёта. Она заметила, что остальные игроки зависли у самой земли, ожидая указаний подлетевшего капитана.
- Итак, на позицию ловца пробуются четыре человека, а на позиции загонщиков – двенадцать. Каждый из вас пройдёт соответствующее испытание, по результатам которого я выберу тех, кто примет участие в отборочном матче. Всё понятно? - кивки были ему ответом, и Алекс была сопровождена к испытанию для ловцов.
Оно представляло собой два десятка заколдованных шаров, которые беспорядочно пролетали вблизи игрока. Некоторые из них вообще находились вне поля зрения, и претендент мог рассчитывать лишь на свои рефлексы.
Первый юноша поймал четыре из двадцати.
Ужасно.
Алекс вздрогнула. Неужели это действительно так трудно? Это не выглядело слишком сложным, но мальчик поймал только четыре. Она бросила взгляд на трибуну, где расположились её друзья, и заметила подсевшего к ним Гровера Харрисона. У неё не было времени, чтобы подробнее остановиться на этом факте, поскольку девушка увидела тёмную фигуру на самом верхнем ряду трибуны.
Том Риддл.
Его голова была повёрнута в её направлении, и Алекс немедленно отвернулась. Что он там делает? Разве на этой неделе он не достаточно её беспокоил? Она дала согласие на один танец с ним во время бала... и если она уже согласилась, так какая же выгода в его сегодняшнем пребывании здесь?
Прекрати искать причину тому факту, что он здесь, Алекс! И обрати своё внимание на игру... или скорее очередную попытку.
Алекс провела влажными руками (которые не были таковыми, пока она не узнала, что Риддл был здесь), по одежде. Два других юноши перед ней поймали один - десять, а другой - семнадцать шаров. Это было, в конце концов, соревнование, и она оказалась последней на очереди его проходить.
Прежде чем Алекс это осознала, пришла её очередь, и девушка приготовилась ловить небольшой шар, пущенный в её сторону. Она проклинала свои глаза, украдкой поглядывавших на друзей. И гриффиндорке вовсе не было дела до темной фигуры, которая все еще наблюдала за ней... она только хотела знать, смотрит ли Гровер.
Да. Он смотрел.
Едва слышимый свист справа, и она выхватила из воздуха шар. Первый был относительно легок, по сравнению с последними десятью или около того. Один из них она вынуждена была ловить вверх тормашками, но, по крайней мере, она сделала это...
- Двадцать из двадцати, прекрасный результат у Алекс Эшли!
Ей удалось сдержать самодовольную улыбку: она, девушка, обошла всех юношей-претендентов. Теперь все они изумлённо провожали её взглядами. Никто из них не поймал больше, чем она.
- Отличная работа, Эшли. Я знал, что в тебе что-то есть, – подошедший Эддисон похлопал её по спине. В последнее время он имел обыкновение делать это, и Алекс задавалась вопросом, думал ли он о ней как о своём “лучшем помощнике”.
- Спасибо, - скромно ответила девушка, в то время как про себя исполняла победный танец.
Немного позже она уже была одета в чистую желтую форму, с числом семь на спине. Желтый действительно был не её цветом, но это мало волновало её сейчас, ведь Алекс была выбрана одним из двух ловцов-финалистов.
Сейчас гриффиндорка стояла рядом с юношей в такой же жёлтой форме. Он произносил слова напутствия, желая подбодрить команду перед началом матча.
Кто назначил его капитаном?
- А ты ... просто поймай снитч, – коротко бросил ей капитан. Девушка закатила глаза. Конечно же, она собиралась ловить снитч, кто же ещё?
Звук свистка, и они поднялись в воздух, занимая свои позиции.
- ВПЕРЁД АЛЕКС! - румянец залил щёки гриффиндорки, когда она услышала с трибун крик Юнити, к которому немедля присоединились Тейлор и Годива. Алекс повернула голову в их сторону и ответила робкой улыбкой.
Том Риддл сидел, откинувшись назад и вытянув ноги самым высокомерным образом. Он рассматривал свои ногти с таким видом, словно даже находиться здесь было безумно скучно.
- Я хочу честной игры! Начинайте! - Эддисон ударил ногой по открытому сундуку, и все четыре мяча, освободившись, разлетелись в противоположных направлениях.
Алекс, понаблюдав за своим конкурентом, фыркнула. У мальчика может и были хорошие рефлексы или как это там называется, но он был чересчур высоким и крупным. Обычно ловцы маленькие ... это был единственный случай, когда Алекс действительно благодарила Мерлина за своё миниатюрное телосложение. Она сумеет использовать свою скорость против его медлительности.
Игра продолжалась уже около двадцати минут, когда Алекс наконец заметила снитч. Она постаралась развить максимальную скорость и была удивлена, когда почувствовала, что метла выполнила её пожелания. Второй ловец буквально повис у неё на хвосте, и она постаралась сделать столько крутых поворотов и бочек, сколько могла, чтобы оставить его позади в гонке за снитчем.
Дважды в неё направляли бланджеры, но она с лёгкостью от них уходила. Протянув руку, девушка сомкнула кончики пальцев вокруг золотого шарика и победно вскрикнула.
- Желтая команда победила! – все игроки спешили поздравить Алекс с удивительной победой ... все мысли о том, что она девчонка, просто испарились.

***


- Когда у тебя первый матч? – спросила Юнити, завязывая свои рыжие волосы в конский хвост, как Алекс.
- Конец октября, в канун Хэллоуина, – ответила Алекс, пребывавшая глубоко в своих мыслях и одновременно пытавшаяся уследить за маленьким зверьком, который в настоящий момент грыз её палец. Урок УЗМС только начался, и им было поручено позаботиться о существах, которые больше всего напоминали лысых щенят.
Эддисон объявил, что Алекс стала новым ловцом Гриффиндора, и все гриффиндорцы единогласно согласились с этим. Ну, по крайней мере, те, кто присутствовал на отборочных испытаниях, остальные же были настроены весьма скептически относительно её способностей.
Риддл ушёл с трибун прежде, чем Алекс смогла выбраться из толпы беснующихся гриффиндорцев. На самом деле ей было всё равно, уйдет он или нет. Почему он вообще туда пришел? Насколько она знала, Риддл ненавидел квиддич.
Внезапно упавшая на неё тень заставила Алекс резко вскинуть голову и впиться взглядом в незваного гостя.
- Что ты хотел, Риддл? - юноша возвышался над ней во всём своём чёртовом великолепии. Его внешность очаровывала, особенно, полуприкрытые, опасно блестевшие глаза, смотревшие прямо на неё. Но чем больше Алекс в них вглядывалась, тем отчётливее видела пустые отверстия вместо глаз ... обычный человек этого не увидит. Обычный человек, не видевший столько ужасных вещей, сколько пришлось наблюдать Алекс в своем прошлом.
Что-то было неправильно с Риддлом, но разве ей есть до этого дело?
Нет.
- Ты всегда должна плеваться, когда говоришь, Александра? - Алекс стиснула кулаки, независимо от того, был ли Риддл на грани смерти, он всё равно находил способ задеть её.
Она встала. Алекс не нравилось, что он возвышался над ней. Несмотря на то, что она доставала ему только до ключицы, гриффиндорке это не помешало поднять подбородок и снова впиться взглядом в будущего Темного Лорда.
- Это и есть причина, по которой ты сюда пришёл, Риддл? - она будет называть его "Риддл" до тех пор, пока он называет её "Александрой".
- Я только хотел напомнить, что, если ты всё же пойдёшь на бал на следующей неделе, то ты должна мне пару танцев. Я не знаю, насколько хорошо ты услышала меня в пятницу, имея полный рот десерта. Удивительно, что ты не выглядишь так же, как эта твоя “подруга”, Лестер, кажется?
Лицо Алекс покраснело от гнева. Тейлор залилась бы слезами, если бы узнала о его комментариях.
- Почему ты...
- И, конечно же, я хотел сказать… - он сделал паузу, позволяя своим глазам откровенно пройтись по фигуре Алекс. Проведя длинным пальцем по её щеке, он приблизил своё лицо к её. – Поздравляю с местом ловца Гриффиндора. Ты была великолепна.
И не говоря больше ни слова, Риддл ушёл прочь, оставляя за собой онемевшую Алекс.


@темы: The Dark Lord's Prize

12:49 

The Dark Lord's Prize. Глава 7.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 7.
Лонгботтом - партнёр?


- Смотрите-ка – Лонгботтом! Этот толстозадый снова остался без пары! - воющий смех заполнил коридор, и Алекс остановилась, выглянув из-за колонны.
Группа слизеринцев окружила Блейка Лонгботтома, шестикурсника с Гриффиндора. Он не был таким уж толстым ... скорее невысоким пухлым юношей. Гриффиндорец был блондином с шоколадными глазами.
- Оставьте меня в покое, - если бы не лёгкое заикание в голосе, Алекс предположила бы, что он смел и уверен в себе.
- В чём дело, Лонгботтом? Расстроен, что не можешь найти себе пару уже шестой год подряд? - Алекс нахмурилась и вышла из-за колонны. Она терпеть не могла, когда люди высмеивали других. Это было отвратительно.
- Прошу прощения, но у Блейка есть пара для танцев на следующей неделе, - она подняла взгляд и увидела, что слизеринцы повернулись к ней, предвкушая развлечение. Блейк сам уставился на неё с едва скрытым изумлением.
- Неужели? И кто же это?
Алекс улыбнулась, подошла и встала рядом с Блейком, взяв его под руку. Блондин был такого же роста, что и она ... то есть очень низким для мальчика.
- Я! - гриффиндорка с удовольствием наблюдала, как на их лицах появляется совершенно идиотское выражение. Прежде чем Блейк успел сказать какую-нибудь глупость, Алекс сильно сжала его руку, и он закрыл рот.
- Ты? Я думал, Том Риддл пригласил тебя в первый же день, – красная пелена заслала глаза Алекс и она яростно прошипела сквозь зубы:
- Риддл не более чем высокомерный выскочка. Он получил отказ в тот же день, когда выдвинул своё требование, - она окинула яростным взглядом слизеринцев и потянула Блейка за руку, - Идём же Блейк, оставим этих мальчиков в покое.
Когда они оказались за пределами слышимости, она отпустила руку Блейка и продолжала идти, как ни в чём ни бывало. К сожалению, Блейк так не считал, и буквально следовал за ней по пятам.
- Ты не должна была этого делать. Теперь я буду выглядеть глупо, если приду один! - его голос был так тих и несчастен, что Алекс остановилась на месте.
- Пойдёшь один? Мы идём вместе, Блейк. У меня нет пары, у тебя нет пары. Так почему бы нам не пойти вместе? - она одарила его своей самой тёплой улыбкой, которая стала ещё шире, когда юноша улыбнулся ей в ответ.
- Ты уверена? - что-то внутри Блейка встало на место с кивком Алекс. - Тогда я буду ждать тебя в семь на следующей неделе в общей гостиной, - он наклонился и поцеловал её в щеку.
Она была слишком потрясена, чтобы сделать что-нибудь... Гриффиндорка посмотрела ему вслед и коснулась щеки. Алекс не хотела, чтобы Блейк получил неверное представление: она шла с ним на бал только как друг.
Но он казался таким счастливым...

***


Прошла неделя, и бал должен был состояться сегодня вечером. Каждый слышал, что Алекс Эшли и Блейк Лонгботтом идут на танцы вместе. Друзья подшучивали над ней, а другие ученики даже подходили и спрашивали, правда ли это.
Гровер был зол, когда узнал, но Алекс не могла заставить себя отступиться. Она делает это для Блейка - он заслуживает, чтобы кто-то хотя бы раз стал его парой.
Алекс ждала едких комментариев от Риддла по поводу её партнёра, но с тех пор, как он на УЗМС поздравил её с принятием в команду Гриффиндора, она не видела и не слышала о нём. На самом деле ... ей было всё равно, увидит она его или нет за оставшееся время её пребывания здесь.
Алекс заметила, что, чем ближе был бал, тем более отдалённой и молчаливой становилась Годива. Готическая девушка, едва встретив пристальный взгляд Алекс, тут же начинала болтать о каких-то пустяках, а когда наследница Поттеров пыталась выяснить, в чём дело, Годива только качала головой и уходила в себя.
Прямо сейчас Алекс стояла перед зеркалом в ванной комнате общежития, тогда как её соседки давно уже ушли на танцы. Она опаздывала, но после ожесточённого спора с Годивой, она имела вполне оправданный повод для этого.
Кое-как застегнув молнию на спине, она посмотрела на себя в зеркало и выдавила фальшивую улыбку. Алекс действительно не имела ничего против того, чтобы принарядиться, но она всегда думала, что, делая это, превращается в одну из тех девушек.
В последний раз взглянув в зеркало, Алекс повернулась и пошла вниз по лестнице навстречу Блейку Лонгботтому.

***


Он взял бокал с пуншем с дальнего стола и теперь, медленно потягивая напиток, разглядывал этих танцующих дураков, мысленно насмехаясь над ними. Они все выглядели ужасно, когда танцевали ... в них не было ни изящества, ни достоинства.
Том усмехнулся и посмотрел на красную жидкость в хрустальном бокале. Он не хотел идти на бал, но, будучи старостой школы, обязан был присутствовать на нём. С тех пор как той ночью неделю назад был сделан ещё один хоркрокус, он чувствовал себя уставшим и безразличным. Его чувства были поглощены раной на животе и заблокированы. Единственный побочный эффект от расщепления души.
Он знал, что это одновременно и хорошо, и плохо - быть на некоторое время отстранённым от своих эмоций.
Во-первых, он не посчитал изменой то, что Александра Эшли приняла приглашение Блейка Лонгботтома, а не его.
Он не чувствовал удивления или гордости, когда она стала ловцом команды Гриффиндора по квиддичу.
Он не чувствовал гнев, когда Александра отвергла его приглашение прямо на глазах у его однокурсников-слизеринцев.
И когда все эти эмоции внезапно нахлынули на него вчера, он спрашивал себя, хорошо или плохо, что он не чувствовал их в то время.
Но одно он знал наверняка, сегодня ночью вернувшиеся в полной силе эмоции делали его уязвимым. Откуда он это знал? Просто Том почувствовал, как у него перехватило дыхание, едва Александра Эшли вошла в зал.
Она была красива, как и всегда. Чуть более яркий, чем обычно, макияж, но не вульгарный. Её красивые, блестящие локоны шелковистым занавесом ниспадали на изящную линию спины. Часть волос была забрана назад и подколота алмазной заколкой.
Платье седело на ней идеально. Оно было белым, на бретельках, ниспадало до щиколоток и имело рискованный разрез до середины бедра.
Том поставил бокал и постарался охватить её облик целиком. Он бы предпочёл, чтобы волосы девушки свободно падали в этих её проклятых кудрях, и вместо белого, она бы потрясающе выглядела в чёрном или темно-зелёном.
Но она всё равно выглядела красиво.
Совсем не так, как другие девушки в Большом Зале.
И он видел её настоящую, магия Александры мурлыкала, клубясь багровыми волнами вокруг неё и создавая что-то наподобие кокона. Её аура волшебства сверкала, подмигивала и звала Тома самым обольстительным образом.
Её волшебство всегда заставляло магию Тома оживать. Без предупреждения, его изумрудное волшебство буквально смело внутренние барьеры и взметнулось ввысь, отчаянно пытаясь привлечь внимание багрового волшебства поблизости.
Он раздражённо зашипел и одёрнул свою магию вниз, игнорируя поражённые взгляды проходящих мимо студентов. Он не выставил бы своё волшебство как какая-то проститутка, чтобы привлечь внимание Алекс.
Бирюзовые глаза проследили, как Алекс подала руку этому чистокровному болвану, и сузились в отвращении. Алекс заслуживает кого-то лучше, чем это. Кого-то как ... он.
- Том, давай потанцуем! - ему потребовалось огромное усилие воли, чтобы не вздрогнуть при звуке высокого тонкого голоса, чья обладательница вцепилась в его руку.
Бренда Маригольд была его ужасной партнершей на этих проклятых танцах. Она не выглядела так же красиво, как Александра. На ней было черное платье, выставляющее на показ её грудь, больше похожую на две дыни. Том подумал про себя, что это платье в десять раз лучше бы смотрелось на одной черноволосой красавице.
- Я бы не хотел, Бренда. Прежде чем прийти сюда, я тебе сказал, что мы не пара. Поэтому, я не хочу, чтобы люди получили неверное представление, – на самом деле ему было безразлично, что о нём подумают другие, особенно эти ... молодые и наивные студенты.
Хотя, возможно, он заботился о впечатлении конкретной особы...
Маригольд обиделась и ушла искать свободного партнёра, а Том устроился в тени, наблюдая за ней издалека. Он не мог не заметить, как изящно она двигалась ... но он никогда в этом никому не признается.

***


Алекс улыбнулась друзьям, приветственно помахавшим ей из-за гриффиндорского стола. Музыка, которую играла небольшая волшебная группа на сцене, гремела на весь зал так, что она наверняка заработает головную боль к концу бала. Блейк держал её руку, словно в щипцах, и девушка заметила, как самодовольно он выпячивал грудь.
Изумрудные глаза сузились. Если он думает, что может демонстрировать её как какой-то приз, то она сумеет поставить этого выскочку на место. Единственная причина, по которой она до сих пор здесь находилась, были танцы. Со времени Турнира Трёх Волшебников Алекс полюбила танцевать. Она только надеялась, что Блейк, по крайней мере, умеет это, как его внук, Невилл.
Алекс заметила танцующих в центре зала Пенелопу Харрисон и Эддисона Клейборна и послала им лёгкую улыбку. Эти двое были прекрасной парой ... абсолютно прекрасной. Она задавалась вопросом, будут ли у них дети, и если да, то кем они были в её время?
Глаза Алекс наткнулись на Маригольд, которая отиралась возле седьмого курса Слизерина со своей большой, чуть ли не вываливающейся изплатья, грудью. Алекс едва не стошнило от её вида. Однако Маригольд не смотрела на своего партнера. Её взгляд был прикован к ...
Алекс повернула голову и увидела тёмную фигуру, устроившуюся в тени у стола с пуншем. Том Риддл, без сомнений.
Злая ухмылка появилась на её лице, когда она похлопала Блейка по плечу.
- Я хочу взять немного пунша, принести тебе? - светловолосый юноша выглядел разочарованным и кивнул.
- Конечно. Мне пойти с тобой?
- Нет, нет. Я в состоянии сама принести бокал с какой-нибудь жидкостью. Спасибо, – в гневе Алекс буквально сбежала от своего невысокого партнёра и направилась к столу с пуншем.
Она остановилась рядом с высокой, стройной фигурой Риддла и украдкой бросила взгляд в его сторону. Он не выглядел слишком нарядным, если бы она знала его лучше, то предположила бы, что Том вообще не хотел сюда приходить. Его волосы топорщились во все стороны, неудачно подчёркивая его и без того высокие скулы. Кадык юноши резко выпирал на тонкой шее, украшенной серебряной цепочкой. Он был одет в простую чёрную мантию с высоким воротником.
- Похоже, твоя пара решила стать первой ведьмой, которая лишится одежды просто танцуя, – пробормотала Алекс, наполняя небольшой бокал красной жидкостью. Кусочки земляники упали в кубок, и она постаралась избежать брызг, которые могли бы испортить её платье.
Она буквально чувствовала прожигающий взгляд Риддла на себе, когда взяла небольшое пирожное и положила его в рот.
- А ты похоже, набиваешь свой рот шоколадом, снова и снова, - Алекс в ярости развернулась и впилась взглядом в высокого юношу. Она сразу заметила, что его глаза больше не похожи на пустынные туннели: сейчас они блестели от удовольствия.
- Ты, наверное, присоединился бы ко мне, если бы так не следил за своей фигурой, – парировала гриффиндорка, демонстративно окидывая взглядом тощую фигуру парня и снова возвращаясь к десерту, носящему её имя*.
Он проигнорировал её комментарий, задумчиво разглядывая тарелки с закусками:
- Твои волосы смотрятся лучше в естественных кудрях.
От такого признания глаза Алекс удивлённо расширились, но она не обернулась, чтобы посмотреть на юношу.
- Спасибо, надо будет запомнить распускать их чаще, - она была удивлена, когда услышала смех слизеринца.
- Ты, кажется, всегда умеешь меня развлечь, Александра, - в его голосе был намёк на что-то, и она могла дать палец на отсечение, что это так. Всё же, у неё всегда были проблемы с чтением Риддла.
- А ты, кажется, всегда чертовски меня раздражаешь, Риддл, - она налила ещё один бокал для Блейка и повернулась, чтобы уйти, но грубая рука сжала её локоть. Алекс вынуждена была сделать все виды поворотов, чтобы сбалансировать пунш в бокалах. Когда она удостоверилась, что напиток не намерен в ближайшее время расплескаться, она зарычала на удовлетворённо ухмылявшегося Риддла.
- Толстый мальчишка может подождать свой пунш, Александра. Я хочу потанцевать с тобой, - Алекс поперхнулась, в то время как Риддл забрал бокалы из её рук и поставил их на стол.
- Извини? Блейк моя пара…
- Из жалости. Теперь, я хочу танцевать, – его голос на мгновение стал хриплым, и он властно положил руку на её талию.
- П-прошу п-прощения, T-Том? Алекс - моя п-пара, - Алекс повернула голову, чтобы увидеть стоящего около Тома Блейка, чей подбородок задрожал в испуге при виде Риддла.
- Отвали, Лонгботтом. Она пошла с тобой только из жалости, - Алекс напряжённо выпрямилась, когда увидела заблестевшие в предвкушении глаза Риддла и промелькнувшую на его лице улыбку. - Ты, в самом деле, думал, что она пошла с тобой, потому что... ты ей нравишься?
Гриффиндорка увидела, как шоколадные глаза Блейка наполняются слезами. Всхлипывая, он развернулся и выбежал из Большого зала.
- Он жалок, - прошептал Том и потянул Алекс за талию в сторону танцпола.
Это, действительно, было довольно жалко со стороны Блейка, но она не могла найти в себе терпения танцевать с Риддлом после того, что он сделал.
- Это было чертовски грубо, Риддл, - прошипела Алекс, впиваясь взглядом в юношу, который обвил её талию уже обеими руками.
- Ты не можешь разгуливать по школе, имея в друзьях такого слабого волшебника, Александра. Лонгботтом должен был понять, что он не может мне здесь указывать.
Она посмотрела на Риддла своими ярко-зелеными глазами и покачала головой, выворачиваясь из его объятий. Не говоря ни слова, она покинула танцевальный зал и направилась в гостиную Гриффиндора.
Риддл всегда будет оставаться тем же высокомерным и эгоистичным человеком, которого она помнила.
Она заметила, что Блейка нигде не нет ... не было и Годивы. Вздохнув, Алекс устроилась у окна и достала свой дневник. Она описывала свои похождения под светом полной луны.

Прим. переводчика: имеется ввиду, что на столе лежали те самые конфеты - «Ashly's Kisses».


@темы: The Dark Lord's Prize

22:55 

The Dark Lord's Prize. Глава 8.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 8.
В нужное русло



Алекс разбудил приглушённый звук шагов. Скрип половиц заставил её резко открыть глаза. Спальню едва освещали первые рассветные лучи. Девушка осторожно отодвинула полог кровати и выглянула наружу. Сказать, что она была удивлена – значит, ничего не сказать.
Годива, прихрамывая, прошла мимо неё к своей кровати. Даже в столь слабом свете были заметны следы синяков на её лице и "украшавшую" её щёку глубокую царапину. Она выглядела абсолютно ужасно.
Что, чёрт возьми, здесь происходит?
Если бы Алекс не знала свою подругу так хорошо, то сказала бы, что Годива провела очень бурную ночь с мужчиной. Но Алекс действительно знала её очень хорошо - и Годива ни разу не упоминала хоть какого-нибудь мужчину.
Алекс решила не объявлять о своём пробуждении и просто наблюдала, как готическая девушка обессилено падает на кровать и моментально засыпает.
Что же с тобой не так, Годива Рэмзи?
Черноволосая гриффиндорка была намерена это выяснить.

***


Библиотека была переполнена, и Алекс мысленно спорила сама с собой, хочет она туда идти или нет. Но там были два человека, с которыми она должна была поговорить.
Собрав всё своё мужество, она направилась к первому из них. Блейк Лонгботтом. Гриффиндорка не видела его сегодня ни на одном из приёмов пищи и хотела извиниться за то, что Риддл ему тогда наговорил.
Если бы друзья могли видеть её сейчас… Извиняется перед кем-то от имени Волдеморта.
Нужный юноша сидел недалеко от входа и осторожно водил пером по свитку пергамента перед собой. Судя по всему, это было задание по зельям. Алекс тихо выругалась себе под нос. Она тоже должна была их закончить, или профессор Слагхорн захочет с ней поговорить. Чего она старалась избегать как можно дольше.
- Хм, Блейк? Могу я с тобой поговорить? - его шоколадные глаза посмотрели на неё с удивлением, и он кивнул головой, показывая на пустой стул рядом с ним.
Не такое уединённое место, как хотела бы Алекс, но она не будет жаловаться. Опустившись на стул, она взяла его за руку и посмотрела прямо в глаза. Гриффиндорка могла видеть, как студенты оглядывались на них, но это её мало волновало.
- Я хочу извиниться за вчерашний вечер. Было несправедливо со стороны Тома Риддла сказать это. Учитывая, что он не знает, почему я пошла на бал с тобой, - она видела, как он вздрогнул, сжав её руку. Стараясь не вздрогнуть от чужого прикосновения, Алекс улыбнулась. - Я пошла с тобой, Блейк, потому что тогда у меня не было пары также, как и у тебя. Я восприняла это как само собой разумеющееся.
Она ненадолго замолчала и, понизив голос, продолжила:
- Мы действительно шли только как друзья, ты же это понимаешь, не так ли?
Блейк вздохнул и пробежал свободной рукой по волосам.
- Да, я понимаю это сейчас, но тогда глупая часть меня думала, что я… я на самом деле тебе понравился.
Живот Алекс скрутило от жалости. Блейк был действительно хорошим парнем, который относился к женщинам с уважением. Если бы она только могла ...
На её лице появилась ухмылка, когда она снова посмотрела на Блейка.
- Знаешь что? Я думаю, что могла бы познакомить тебя кое с кем, если ты, конечно, этого хочешь.
Он резко кивнул и нахмурился.
- Кто захочет пойти со мной?
Алекс отпустила его руку, наслаждаясь вновь обретённым чувством независимости. Терпеть прикосновение потных рук Блейка дольше необходимого у неё не было никакого желания.
- Тейлор Лестер, она с седьмого курса Рэвенкло.
Это была спонтанная идея - свести этих двоих - но она чувствовала, что они точно поладят. Они оба отчаянно в ком-то нуждаются, так почему бы им не попробовать быть вместе?
- Да, я слышал о ней, - изумрудные глаза прищурились, когда увидели появившийся на щеках Блейка румянец. Было очевидно, что Блейк не только слышал о ней.
- Встретимся завтра в Трёх мётлах во время посещения Хогсмида. Там вы сможете познакомится поближе, – с отрывистым кивком юноши Алекс встала и направилась к готической девушке в углу.

***


Фигура в капюшоне целеустремлённо пробиралась к Гринготтсу – банку волшебников, игнорируя сопровождавшие её любопытные взгляды прохожих. Скоро эти взгляды превратятся из любопытных в восхищённые. Сейчас его магия пела, окутывая Тома соблазнительными волнами волшебства, но позже, когда он станет старше, на него будут смотреть как на истинного Лорда.
Его чёрная мантия эффектно взметнулись за ним, и он усмехнулся, когда ведьма перебежала на другую сторону улицы, только чтобы убраться с его пути. Так и должно быть. Он вошел внутрь здания из белого мрамора и направился к главному гоблину, смотрящему на него сверху вниз из-за крючковатого носа.
- Да? - Том был взбешён, он ненавидел, когда люди, не говоря уже о гоблинах, разговаривали с ним, как с каким-то ... ребёнком.
- Я бы хотел, перевести всё состояние рода Маригольд в новое хранилище, пожалуйста, - он попытался сдержать ухмылку от этих слов.
Бренда Маригольд... с этой славной игрушкой он поиграл достаточно. А после прошлой ночи выбросил её окончательно. Она удовлетворила его цели. Деньги и секс. После того, как Александра прошлым вечером выбежала из зала, Том в последний раз воспользовался услугами Бренды, выплёскивая на ней всё своё разочарование, связанное с одной зелёноглазой девушкой. Когда слизиринка спокойно заснула под действием лёгких сонных чар, он ушёл.
Гоблин нагнулся и улыбнулся Тому острыми как бритва зубами.
- Для этого потребуется ключ от хранилища Маригольд.
Думая, что выиграл, гоблин откинулся назад и продолжил писать.
- Ну что ж, тогда это хорошо, что у меня есть этот ключ, верно? - не отрывая глаз от гоблина, он скользнул длинными пальцами в карман и достал медный ключик.
Гоблин прочистил горло и снова наклонился вперёд.
- Конечно, Вы правы. Под каким именем необходимо открыть новое хранилище?
Из под капюшона бирюзовые глаза на мгновение сверкнули алым.
- Волдеморт. Лорд Волдеморт.

***


Она уселась рядом со своей готической подругой и выложила из сумки книгу на стол. Если уж она сюда пришла, то почему бы ей не закончить своё эссе по зельям?
- Как прошли танцы? - Алекс перевела взгляд на Годиву, которая что-то читала в учебнике, не обращая никакого внимания на плюхнувшееся рядом с ней тело.
- Чертовски замечательно. Я ушла через 15 минут или около того... - Не говоря уже о том, что она впустую потратила все свои оставшиеся деньги на то платье. Она замолчала, уставившись на свою книгу по зельям. На обложке был изображён красивый мужчина, готовящий какое-то зелье... Жаль, Снейп не выглядит так же. Это сделало бы его занятия немного приятнее в глазах студентов.
- А что ты делала вчера вечером? Тебя не было в нашей гостиной, когда я вернулась.
- О, я была в библиотеке. Надо было кое-что найти, – ответила Годива бесстрастным тоном и продолжила читать.
Алекс пробежала глазами по готическому облику девушки. Мертвенно чёрные волосы отрасли, показывая её натуральные, светлые с клубничным оттенком, волосы у корней. Тёмные круги под глазами и неестественно бледная кожа. Сегодня на ней была одежда с длинными рукавами, но, возможно, это было связано с постоянными выговорами профессоров. Правда, чем больше Алекс её разглядывала, тем более отчётливо понимала, что на девушке нет всех тех синяков и царапин, которые она видела прошлой ночью.
- Всё в порядке, Годива? Ты, кажешься, ужасно усталой...
- Всё отлично, - её ответный взгляд буквально пригвоздил Алекс к месту.
- Я просто волнуюсь за тебя. – Защитилась Алекс, подняв руки вверх, показывая, что сдаётся. В самом деле, если подруга не хочет говорить об этом, она не будет настаивать. Вместо этого, Алекс достала наполовину исписанный свиток и безучастно на него уставилась.
- Мне жаль, Алекс. Всё потому, что сейчас я много времени провожу с моими ... родителями, - Алекс подняла глаза и вспомнила: правый глаз Годивы дёргается, когда она лжёт ... именно так, как это было всего секунду назад.
- Всё в порядке. Но если вдруг я для чего-нибудь тебе понадоблюсь, не бойся прийти и поговорить со мной, – Алекс выдавила фальшивую улыбку и вернулась к проклятому эссе, которое тут же начало подозрительно перед ней расплываться.


***


Свет полной луны сопровождал Алекс всю дорогу: от гостиной факультета, из которой она выскользнула, благополучно избежав компании Годивы, Юнити и Тейлор, до заброшенного класса на третьем этаже. С собой гриффиндорка прихватила два учебника, которые была намерена сегодня использовать.
Хотя Дамблдор и сказал ей отдохнуть, насладиться "каникулами", она по-прежнему была настроена изучить две способности. Беспалочковую магию и скольжение по теням. Войдя в класс, Алекс устроилась за партой в самом центре комнаты.
Сейчас она должна была попытаться найти своё "внутренне ядро".

***


Алекс вздрогнула, услышав громкое всхрапывание. Её глаза распахнулись, когда она поняла, что уснула.
- Просто отлично.
Это звучит проще, чем можно сделать на самом деле. Может быть, ей стоит сначала попробовать скольжение по теням? Она прокашлялась и заглянула в более толстый учебник. Там говорилось, что сначала необходимо призвать свою магию и ... и ... обернуть её вокруг тех частей тела, которые Вы хотите сделать невидимыми?!
В гневе Алекс стиснула зубы и отбросила книгу в сторону.
- Это абсолютно, чертовски, офигительно бесполезно! - она зарычала и пнула книгу в последний раз, отправив её в полёт через всю комнату.
- Неприятности? - девушка вскрикнула, моментально обернувшись на голос, раздавшийся у двери. Яростный взгляд тут же упёрся в незваного гостя.
- Что ты здесь делаешь? – требовательно спросила Алекс, на что тот сделал вид, будто стряхивает пылинки со своей чёрной мантии.
- Я мог бы спросить тебя о том же, ведь из нас двоих я – староста школы, патрулирующий коридоры школы в поисках таких студентов, как ты, которые думают, что могут безнаказанно нарушать правила. Если такого студента удалось поймать, то о нём сообщают директору, который определяет для него наказание, - он сделал паузу и смахнул ещё одну пылинку со своего рукава. - Но я предпочитаю назначать наказания самостоятельно, - промурлыкал он и посмотрел на Алекс.
Она сложила руки на груди и перенесла вес на одну ногу:
- Закончил?
Парень... он говорил слишком много.

***


Том проигнорировал замечание и направился к двум книги, лежавшим на полу. Он бросил на них взгляд и был уверен, что услышал возмущённый вопль Александры, прежде, чем снова оглянулся на неё.
Он уже просмотрел эти книги, когда она спала.
- Скольжение по теням и беспалочковая магия, – юноша замолчал и сложил руки за спиной, разглядывая её через полуприкрытые веки. – Это продвинутое волшебство.
Она тут же ощетинилась. Том настолько был ей заинтересован, что уже знал все её маленькие привычки и причуды.
- Думаешь, я не смогу с этим справиться? – выплюнула гриффиндорка, на что он только приподнял бровь.
- Разве я так сказал? Скольжение по теням весьма продвинутое волшебство, оно сложное, но я думаю, ты могла бы освоить этот навык, если бы поработала над ним, – парировал староста, заранее зная, что она собирается спросить в следующую секунду.
- А беспалочковая магия? Ты думаешь, что я не смогу ею овладеть? - она покраснела от гнева. Это всегда был гнев. Он ни разу не видел, чтобы когда-либо раньше она краснела от смущения.
- Беспалочковая магия - это естественная форма колдовства для сильных ведьм и волшебников. Ты не сможешь этому научиться по книгам, - он видел, как она закусила нижнюю губу, а эти слизеринские глаза посмотрели прямо на него.
На самом деле, он знал, что Александра была способна к обеим формам волшебства, но он хотел видеть её неуверенность. У неё ничего не получится без наставника, который учил бы её контролировать собственное волшебство. Алекс должна понять кое-что, чтобы продвинуться дальше - она должна достигнуть соглашения со своим Волшебством. Тёмным Волшебством. Её магия была тёмной, но девушка блокировала эту её часть.
- Я могу творить беспалочковую магию, Риддл. Я просто не могу найти своё внутреннее ядро, - надменно ответила гриффиндорка, задрав тонкий подбородок. Он наблюдал, как лунный свет, попадая на нежную кожу, чётко обрисовывает её скулы и раздражённо сжатые губы. Почувствовав свою реакцию на неё, он откашлялся и снова натянул на лицо фирменную ухмылку.
- Ах, - Том сделал многозначительную паузу и указал рукой на парту в центре класса, где увидел её спящей. - Значит, твоё внутреннее ядро усыпляет тебя?
Она выглядела забавно, когда издавала все эти разнообразные звуки.
- Точно. И как долго ты наблюдал за мной?
- Некоторое время, – правдиво ответил Том. Фактически, он видел, как девушка покинула гостиную Гриффиндора, и следовал за ней всю дорогу вплоть до третьего этажа. Он шагнул к ней ближе и был рад, когда она не отшатнулась назад.
- Всё, что тебе нужно, Александра, так это кто-то, кто умеет контролировать своё волшебство, чтобы научить тебя, как управлять твоим собственным.
Она упёрла руки в бока.
- И? Дай угадаю. Ты можешь меня этому научить, да?
Губы Тома поползли вверх, обнажая зубы в улыбке. Взмах руки, невербальное заклинание, и две книги прилетели к нему в руки, а через мгновение он уже стал полностью невидим для человеческого глаза. Том только что продемонстрировал беспалочковую магию и скольжение по теням всего за несколько секунд.
- Да, Алекс, я могу быть твоим наставником. Я могу научить тебя этим двум формам магии, а также могу помочь преобразовать твоё волшебство так, чтобы его было проще использовать. У тебя очень большой потенциал, Алекс. Твоя магия пропадает впустую, просто витая вокруг тебя, если ты не используешь её, - он выскользнул из тени, вновь становясь видимым, и протянул Александре её книги.
- Что ты будешь с этого иметь?
Ай, умная девочка. Мыслит как слизеринка.
- Всё, на самом деле, довольно просто, - слизеринец подошёл к ней вплотную, проклиная свои мысли, и наклонился. Его дыхание сдуло завиток у её уха. Он любил её волосы. - Свидание, обычное свидание, и если тебе абсолютно не понравится, я продолжу тебя обучать и прекращу свои попытки ухаживать за тобой.
Он отступил на шаг и заглянул в её по-слизерински зелёные глаза.
Спустя секунду он, задыхаясь, согнулся пополам.
- Ты… Я так не думаю, чёртов стручок*! – и бросив последний взгляд в сторону Тома, она в спешке покинула комнату.
Тёмный Лорд приложил ладонь к животу и посмотрел вслед миниатюрной фигурке девушки, которой он был настолько одержим.
Она будет моей.

Прим. переводчика: для тех, кто не понял, в оригинале стоит слово – prick.


@темы: The Dark Lord's Prize

18:31 

The Dark Lord's Prize. Глава 9.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 9.
В двух шагах.



Утро было просто восхитительным. Солнце светило в окна, совы хлопали крыльями в Большом Зале, а с лица Алекс не сползала маниакальная улыбка. Её друзья расселись вокруг девушки на безопасном расстоянии, время от времени бросая на неё взволнованные взгляды, которые все до последнего были проигнорированы. Под насмешливым взглядом Риддла она откусила кусочек шоколадной булочки и застонала. Это утро было бы ещё более восхитительным, если бы не тот факт, что Годива снова не ночевала в общежитии прошлой ночью. Алекс решила, что сегодня вечером непременно проследит за своей готичной подругой.
Но довольно слов о столь мрачных мыслях.
Тщательно намазав маслом английскую булочку, Алекс посыпала её корицей. Ну, в действительности, скорее утопила булочку в корице, но именно это делало её вкус таким восхитительным. Девушка всё ещё ощущала на себе взгляд бирюзовых глаз Риддла, следящих за ней через весь зал и посмеивавшихся над её гастрономическими пристрастиями. На самом деле, он был не лучше. Единственный во всём зале он ел блинчики, обмакивая их в сиропе. Не говоря уже о том, что слизеринец добавил в чай четыре кубика сахара!
- Алекс, что с тобой случилось? – прошептала Юнити, наклонившись над гриффиндорским столом, за которым они все сегодня сидели. С громким вздохом она провела рукой по своим потрясающим рыжим волосам. – Хорошо провела ночь?
В зале стало тихо, и Алекс смущённо заправила локон за правое ухо. В самом деле, только потому что она была счастлива, вовсе не означает, что она должна была заниматься сексом.
- Нет! Просто будьте терпеливы, - прошептала гриффиндорка, впиваясь взглядом в студентов, затаивших дыхание в ожидании ответа.
Она откусила ещё кусочек булочки и снова застонала. Девушка действительно очень любила еду. Как люди могут морить себя голодом, чтобы быть счастливыми? Открыв глаза, она взглянула на Тейлор, свою умную подругу с Рэвенкло.
- Тейлор, кое-кто хочет встретиться с тобой сегодня в Хогсмиде. Я согласилась, так что начинай готовиться - у тебя сегодня свидание! – проинформировала её Алекс. Тейлор была таким человеком, с которым не стоит ходить вокруг да около.
Рэвенкловка уронила вилку и в ужасе положила руку на свою короткую шею. Её тёмно-синие глаза расширились от удивления.
- Эээ... Свидание? Правда? С парнем?
Алекс фыркнула и продолжила есть своё лакомство.
- Конечно, свидание. С парнем. Он очень хочет встретиться с тобой, - она уже хотела было выдать пару саркастических замечаний по этому поводу, но Тейлор в ужасе отсела от неё подальше.
Прежде чем Алекс успела что-нибудь сказать, зал разразился смехом и шепотками. Четыре подруги разом обернулись к входу в зал и расхохотались.
Там стояли Бринли и Чави, соседки Алекс и Годивы по комнате. Они растерянно оглядывали зал, не понимая, почему все над ними смеются. На каждой из них не было ни унции косметики, а обычно короткие юбки теперь доставали до щиколоток, в стиле Девы Марии. Не говоря уже о том, что кофточки девушек были застегнуты на все пуговицы, скрывая их пышные бюсты.
Друзья Алекс смотрели на неё с удивлением:
- Это сделала ты?
Кивнув, Алекс продолжила смеяться, давясь булочкой во рту. На самом деле... она задыхалась.
Её смех утих, а лицо покраснело от нехватки кислорода. В беспомощном жесте она провела рукой по шее. Сквозь слезившиеся глаза девушка увидела застывших в шоке друзей.
Внезапно сильная рука обхватила её вокруг грудной клетки, а в живот врезался кулак. Примерно через пять таких ударов, Алекс поперхнулась и выплюнула мокрый комок хлеба на свою тарелку. Она сделала большой глоток воздуха и повернулась к своему спасителю. Её глаза встретились с парой обеспокоенных глаз Эддисона Клэйборна.
- Ты в порядке, Алекс? - она кивнула, в благодарности сжимая его руки.
- Я так, так сильно тебе благодарна, Эддисон. Я чуть не задохнулась, - он погладил её по голове, и девушка вздохнула. Какое невезение. Смеяться над шуткой, которую ты только что устроила, и едва не задохнуться любимым завтраком.
Спустя несколько минут она выбралась из его объятий и огляделась. Весь зал до сих пор пребывал в шоке. Да... это было страшно. То есть так она считала, пока не наткнулась взглядом на Риддла. Алекс нахмурилась. Юноша сидел за столом, положив голову на руки, его плечи неудержимо тряслись.
Он смеялся!
Том чёртов Риддл смеялся, что она чуть не умерла. Что в этом такого забавного? Гриффиндорка снова посмотрела на его трясущуюся фигуру и в гневе отвернулась. Кого заботит, что он делает?
Уж точно не её.
Когда студенты, наконец, пришли в себя, они уже смеялись не только над двумя гриффиндорками, но и над инцидентом с Алекс.

***


День выдался прохладным, поэтому Алекс с удовольствием завернулась в тёплый школьный плащ. Она была горда тем, что Тейлор принарядилась по случаю свидания. Так же Алекс была уверена, что Блейк Лонгботтом тоже не подведёт.
Она взяла Тейлор за руку, и повела её к Трём Мётлам. Вокруг сновали студенты, желающие успеть заглянуть во все магазинчики. Три Метлы были набиты битком, и Алекс начала активно прокладывать себе дорогу, не обращая внимания на сопровождавшие её гневные крики.
Спустя несколько секунд она разыскала Блейка и потащила Тейлор за собой, Годива и Юнити на небольшом расстоянии следовали за ними. Блейк расположился за столиком для двоих, и, заметив их в толпе, неловко встал и робко посмотрел на Тейлор.
Алекс наблюдала, как эти двое застенчиво переглядывались и вздыхали.
- Блейк Лонгботтом, это Тейлор Лестер. Тейлор, это Блейк. Желаю весело провести время на свидании вслепую, – с хихиканьем она их покинула, наслаждаясь неловкими взглядами, брошенными в её сторону.
Трио устроилось в кабинке недалеко от парочки и имело прекрасную возможность за ней понаблюдать. Они посмеивались над выражением их лиц.
- Тейлор была так огорчена, когда ты её оставила там одну, Алекс. Видела бы ты её лицо! - Годива рассмеялась, и Алекс улыбнулась своей подруге. Это был первый раз за долгое время, когда у Годивы снова появился блеск в глазах.
Девушки заказали жареные сырные палочки и просто наслаждались общением друг с другом. Не говоря уже о прекрасном виде на неловкую, но такую милую, пару Тейлора и Блейка. В общем, они замечательно проводили время, пока не были прерваны лёгким покашливанием.
- Привет, Клифтон, Рэмзи, Александра, - он кивнул каждой из них, но его глаза всё время оставались прикованными к Алекс.
- Я задавался вопросом, Алекс, не хотела ли бы ты чего-нибудь выпить со мной? – в этот раз он почти спросил, а не приказал. Но всё же...
- Нет, спасибо.
Она испуганно взвизгнула, когда юноша дёрнул её на себя и перекинул через плечо, как какой-то мешок с картошкой.
- Неужели это так трудно, Эшли? Я хочу выпить с тобой.
Алекс сверкала глазами и колотила слизеринца по спине.
- Ты должен был принять "нет" в качестве ответа! - она была сброшена в пустую кабинку, и тут же впилась взглядом в высокую фигуру, склонившуюся над ней.
- Один напиток, это всё, о чём я прошу, - она посмотрела ему в глаза и вздохнула.
- Хорошо, один. Не больше, - он кивнул и стремительной походкой направился к бару. Алекс постучала пальцами по деревянному столу, пытаясь заставить себя казаться более уверенной.
Он вернулся через минуту, поставив перед ней стакан с какой-то малиновой жидкостью.
- Подвинься, – это уже точно был приказ.
- Там есть замечательное пустое место прямо напротив меня… - заворчала было девушка, но он не обращая внимания на её слова, сел вплотную к ней и тем самым блокировал выход.
- Я хотел поговорить с тобой наедине, Алекс. Не знаю, как много знают о тебе твои друзья, но я был щедр, забрав тебя из-за их столика, - она уже собиралась возразить, когда внимательно всмотрелась в его лицо. Что-то серьёзное.
- Знают что? - она играла малиновой жидкостью в стакане, краем глаза следя за Риддлом.
- Я на пути к тебе, Алекс, - это было всё, что он сказал, и она фыркнула.
- Ты всего в двух шагах от меня, Риддл, - она была удивлена, когда Риддл снова прибег к физическому контакту. Его тонкие, но сильные пальцы ухватили её за подбородок.
- Я знаю кое-что необычное о тебе. Цвет твоих глаз, шрам в виде молнии, поведение, так сильно отличающее тебя от всех остальных, покровительство Дамблдора и необъяснимая ненависть ко мне. Я стараюсь, как могу, быть с тобой чертовски терпеливым, но ты всё равно по непонятной причине испытываешь ко мне весь этот гнев. Так что же ты скрываешь, Александра Куин Эшли? Кто ты на самом деле? - сердце Алекс пропускало удар в ответ на каждое высказанное Риддлом предложение.
Она была столь очевидна?
Гриффиндорка молча наблюдала, как Риддл наклонился к ней и прошептал.
- Не говоря уже о том, что ты змееуст, – нет, не прошептал, прошипел на парселтанге.
Она отшатнулась назад и посмотрела в самодовольные глаза Риддла.
- Это семейное.
Том покачал головой и сжал её подбородок сильнее.
- Нет, ты играешь со мной, Алекс, а я этого не люблю. Я узнаю правила игры, а затем одержу над тобой верх, - он отпустил её и одним глотком осушил свой стакан.
- Я, действительно, только переехала сюда…
- Не лги мне, Алекс. Я могу точно сказать, когда из твоего хорошенького ротика звучит ложь.
Она отвернулась от взгляда юноши и уставилась на стакан в своих руках. Дамблдор сказал, что, когда она вернётся в своё время, все забудут её. Никто не будет помнить самого её пребывания здесь. Так велика ли потеря, если Риддл всё узнает?
Нет.
- Я расскажу тебе, если ты согласишься на уроки со мной, – глаза Риддла расширились, на мгновение его лицо стало абсолютно бесстрастным.
- По рукам.
Она откинулась назад и посмотрела прямо перед собой.
- Я из будущего, - это действительно звучало не очень хорошо. Гриффиндорка ожидала, что он рассмеётся, как это сделал сегодня утром на завтраке, когда она едва не умерла. Однако, он промолчал.
Обернувшись, она посмотрела на него и была удивлена, когда он коротко кивнул. Алекс беспомощно открывала и закрывала рот, вновь и вновь пытаясь заговорить.
- Ты-ты знал? Как?
Он выдал сухой смешок и бросил быстрый взгляд в её сторону.
- Это очевидно, разве нет? Ты считаешь, что женщины должны получать больше уважения за то, что они делают. Как ни в чём не бывало, носишь брюки вместо юбки. Ты перескочила через один курс в Хогвартсе, и оба твоих учебника, которые ты везде носишь с собой, по беспалочковой магии и скольжению по теням были опубликованы в 1999 году, - он склонил голову на бок, ухмыляясь над выражением её лица.
Он просмотрел её книги?
- Поэтому я пришёл к выводу, что ты из будущего. И как далеко в будущее? – Полюбопытствовал Том, когда она, наконец, обрела дар речи.
- Шестьдесят два года. Я пришла из 2006, – ей не нравилось говорить с ним об этом. Ей вообще не нравилось говорить с ним по этому вопросу. Хотя он и казался абсолютно не заинтересованным, однако... Его глаза блестели, как у сумасшедшего.
- Шестьдесят два года ... – повторил Том, прикрыв глаза. - Это сделало бы меня 79-летним. Думаю, я всё ещё жив, ведь ты испытываешь ко мне ненависть, - он резко открыл глаза и посмотрел на неё в упор. - Почему молодая девушка приблизительно семнадцати лет ненавидит меня так сильно? Что я тебе сделал?
Алекс напряглась, её глаза мгновенно наполнились слезами. Она не могла этого сделать. Это тот самый человек, который убил её родителей и пытался убить её при каждом удобном случае. Что он будет делать, если она всё расскажет? Она держала пари, что будет гордиться собой за то, чего достиг в будущем.
Она сжала руку в кулак и ударила его по лицу. Алекс была бы ужасно довольна собой, если бы это не травмировало и её проклятое хрупкое тело. Риддл громко вскрикнул и поднял руки к носу, из которого шла кровь. Она надеялась, что сломала его... так же, как он сломал её жизнь.
Алекс наклонилась и убедилась, что он смотрит ей прямо в глаза.
- Что ты сделал? – повторила наследница Поттеров холодным, как лёд, голосом. Его глаза были полны ненависти, но уже мгновение спустя они с удивлением следили за её действиями. - В моём времени ты - сумасшедший маньяк. Ты разрушил мою жизнь, ты пробуждаешь ненависть во мне. Ты везде приносишь с собой лишь разрушения и смерть, - Она сделала паузу и повторила действия Риддла, проделанные им немногим ранее. Наклонившись, она прошипела на парселтанге прямо ему в ухо:
- И ты наслаждаешься каждым мгновением этого.
Она встала, перелезла через ошеломленно застывшего Риддла и выбежала из паба со струящимися по щекам слезами.

***


Он просто сидел и смотрел на дверь, за которой скрылась девушка. Последняя произнесённая ею фраза ещё звучала в голове, когда он почувствовал кровь, просачивающуюся сквозь пальцы. Что он такого ей сделал, чтобы вызвать так много ненависти? Действительно, он хотел стать Тёмным Лордом, кем-то, кто выступит против министерства и Дамблдора, но хотел ли он стать человеком, который принесёт людям террор?
Он хотел, чтобы все смотрели на него с восхищением, а не со страхом или ненавистью.
Но одну вещь он знал наверняка, ему нужно узнать, каким он стал в будущем и что он сделал Александре Эшли... чёрт, возможно, это даже её ненастоящее имя.
Вздохнув, юноша встал и вышел из паба. Он планировал ещё кое-что сделать сегодня.

***


Закончив описывать свой сегодняшний день, Алекс закрыла дневник и вздохнула. Весь день, с момента инцидента с Риддлом в баре, она провела в своей комнате в общежитии. Друзья пытались заставить её выйти, но она отказывалась. Алекс просто не могла столкнуться с Риддлом снова, не после того, что она сделала... что они сделали вместе.
Всё, чего она хотела, это напомнить Риддлу о том, что он был Лордом Волдемортом… Но чем больше ей хотелось так думать о Томе Риддле, тем лучше она понимала, что он ещё не был Волдемортом. Его выражение лица было искренним, когда он спросил, что сделал ей в будущем... но она, всё ещё видя перед собой те красные змеиные глаза врага, сорвалась. Она высказала Тому Риддлу всё, что думала, а он просто сидел и слушал.
Прижав дневник к груди, девушка направилась к своему чемодану. И всё же... не создал ли он уже хоркрокус? Кольцо Слизерина и его дневник... Сколько ещё Риддл мог успеть сделать? Разве он не знает, что разделив свою душу на семь частей, станет бесчувственным чудовищем?
Открыв чемодан, она спрятала дневник среди одежды, и захлопнула крышку. Воспользовавшись волшебной палочкой, девушка заперла сундук одним древним заклинанием, которое ей показала Гермиона, после того как Лаванда на втором курсе попыталась украсть её дневник.
Уже начинало темнеть, когда Алекс вспомнила о намеченной на сегодня слежке за Годивой. Глубоко вздохнув, она вышла из общей спальни и спустилась в комнату отдыха. Готичная девушка читала книгу у камина. Устроившись в тёмном углу, Алекс принялась ждать.
Не прошло и пары часов, как Годива встала и покинула общую гостиную, пройдя через портрет Полной дамы. Алекс следовала за ней на безопасном расстоянии. Прежде чем она успела что-либо сообразить, они вышли на улицу. В окрестностях не было ни души. Солнце уже садилось, и Алекс задавалась вопросом, куда, чёрт возьми, направляется Годива?
Озираясь, её подруга скрылась за деревьями Запретного Леса, парой взмахов волшебной палочки она наколдовала простые защитные чары. А потом...
Полная луна показалась из-за облаков, и наследница Поттеров остановилась как вкопанная. Зелёные глаза расширились от ужаса, увидев корчившуюся на земле Годиву. Её руки и ноги стали стремительно изменяется, а крик превратился в вой.
Годива была оборотнем.
Алекс сделала единственную вещь, которую могла: как можно быстрее побежала в замок. Она долго не могла заснуть этой ночью, пытаясь найти способ помочь своей подруге, но в голову приходил только один вариант. Это был тот же выбор, что сделал её отец, Сириус и Петтигрю.

***


Если кто и услышал этой ночью шаги в общежитии для девушек шестого курса Гриффиндор, то, проснувшись, он бы... ничего не увидел. Хорошо, что никто не проснулся, хотя, если всё-таки кто-нибудь сделал это, то тут же оказался бы заколдованным.
Том использовал скольжение по теням, чтобы попасть в комнату Александры. Он должен узнать её лучше. Не только потому, что хотел знать каким он станет в будущем, но и потому, что он хотел её. Как он будет её завоёвывать, если не знает, как устранить приносимую им боль?
Его первое предположение заключалось в том, что она вела дневник. Не многие люди это делали, но что-то подсказывало Тому, что она была как раз из таких. Таких людей, которые ведут журналы или дневники, запирая в них свои эмоции. Именно так, как это делала Алекс.
Если бы это предположение оказалось неверным, то он бы собрал её воспоминания в думоотвод и изучал бы их всю ночь напролёт. Второй вариант был более сложным, ведь всё выглядело бы гораздо лучше, если бы кто-нибудь обнаружил её утром просто под действием сонных чар, чем если бы она проснулась с ощущением, что в её воспоминаниях кто-то довольно долго копался.
Он пробрался к самой дальней от двери кровати и всмотрелся в спящую фигурку. Он ничего не мог поделать с тут же появившейся на его лице лёгкой улыбкой. Её лицо не имело угрюмого выражения или какого-то ослепительного блеска, но всё же, её губы были слегка приоткрыты, а голова была повернута под неловким углом. У неё, несомненно, завтра утром будет болеть шея.
Том коснулся своего исцелённого носа и снова посмотрел на неё. Он не может любить. Однажды в приюте он поклялся себе, что никогда никого не будет любить. Никогда. Но каждый раз, когда он на неё смотрел, Том чувствовал, как что-то порхает в его груди. Как банально.
Он перефразировал.
Каждый раз, когда он на неё смотрел, его член твердел, а Волшебство вспыхивало в ожидании. Да, его Волшебство являлось ключевым фактором в их... отношениях. Оно никогда так не реагировало на кого-нибудь ещё. Возможно, если бы они узнали друг друга, то он действительно мог бы найти в себе те чувства, которые так давно проклял.
Именно этим он сейчас и занимался. Пытался узнать её. Ну, на самом деле он взламывал её чемодан и собирался оттуда кое-что позаимствовать... Но ведь, в конечном счёте, он достигнет своей цели, верно?
Он постучал палочкой по чемодану, но ничего не произошло. Слизеринец нахмурился и, прищурившись, снова осмотрел сундук. Тот был окружён древней белой магией. Губы Тома дёрнулись вверх. Алекс определённо за этот день удивила его не раз.
Положив руку на крышку сундука, он закрыл глаза и пробормотал заклинание для обращения наложенных на него чар. С тихим щелчком замок открылся, и слизеринец получил возможность свободно рассмотреть её вещи.
В основном это была одежда, безделушки, но его внимание привлекла книга в кожаном переплете. Он пролистал её и одобрительно зашипел, когда понял, что это и был личный дневник.
Тихо закрыв крышку, он наложил ранее снятые древние чары и быстро покинул комнату.



@темы: The Dark Lord's Prize

01:03 

The Dark Lord's Prize. Глава 10.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 10.
Ночь откровений.


Одним из самых больших преимуществ старосты школы было наличие собственной комнаты. Благодаря этому, Том мог не беспокоиться, что его прервут в самый неподходящий момент. Удобно расположившись на диване, юноша глубоко вздохнул и приготовился исполнить задуманное. Чтобы прочитать весь дневник, понадобилось бы немало времени, но, к счастью, он знал заклинание, которое позволит ему просмотреть все запечатлённые на страницах события в виде воспоминаний. Один раз он это уже проделывал со своим дневником-хоркрокусом. Именно это заклинание позволит жертве дневника увидеть воспоминания, которые Том в нём запер.
Юноша осмотрел комнату и убедился, что дверь надёжно заперта. Последнее, что сейчас ему было нужно, это внезапное появление рыдающей Маригольд, узнавшей о нищете своей семьи.
Он указал палочкой на дневник и пробормотал заклинание:
- Obvisour memoirs.
Юноша тут же был втянут страницами дневника, а спустя секунду приземлился на твердую землю. Заклинание позволит ему увидеть только записанные события, но оно не сможет передать ничего из того, что почувствовала сама Алекс. Этим он займётся позже. Сейчас же он хотел увидеть её воспоминания.

Он осмотрелся, поскольку попал в первое воспоминание. Том находился в уютной гостиной, на полу у камина сидел мужчина с чёрными растрёпанными волосами, с которыми играл маленький ребенок.

Должно быть, этим ребёнком и была Алекс. Мужчина и женщина рядом с ребёнком - её родители; глаза ей точно достались от матери.

Женщина с рыжими волосами и яркими зелёными глазами любовалась играющими мужем и дочкой. Они все смеялись, наслаждаясь семейным уютом. До тех пор, пока не услышали громкий взрыв.
- Защита! Он нашёл нас! – женщина в спешке встала, а мужчина поднял ребёнка с пола.
- Лили, хватай Алекс и беги! - Лили забрала Алекс из рук мужа и побежала наверх по лестнице.
Входная дверь слетела с петель. Том повернулся и увидел тёмную фигуру в капюшоне, перешагнувшую через порог. Он немедленно почувствовал давление, исходившее от её магии. Это было мощное Волшебство, но оно имело какой-то неприятный, грязный привкус.
Прежде чем он успел увидеть что-нибудь ещё, его перенесло вслед за женщиной и Алекс. Он надеялся, что фигура в капюшоне не была тем, о ком он подумал...
Он видел, как заплакала Лили, прижав к груди маленькую Алекс. Затем она решительно выпрямилась и поставила дочь в кроватку. Менее чем через минуту дверь распахнулась, и с тихим смешком в комнату вошла закутанная фигура. От неё пахло смертью, и Том знал, что отец Алекс остался лежать там внизу, безжизненными глазами смотря в потолок.
- Не Алекс, только не Алекс, пожалуйста, только не Алекс! – умоляла женщина, загораживая собой кроватку с дочерью.
- Отойди в сторону, глупая девчонка ...отойди немедленно...
- Не Алекс, пожалуйста, только не она! Убейте лучше меня, вместо… - Том нахмурился, услышав отчаяние, звучащее в её голосе.
- Отойди прочь! – раздражённым голосом приказал незваный гость...
- Не Алекс! Пожалуйста... умоляю... помилуй...
Том наблюдал, как фигура зарычала и указала палочкой в её сторону.
- Avada Kedavra, - Лили вскрикнула и безжизненно осела на пол. С удивлением он смотрел, как фигура двинулась к ребёнку, к Алекс.
Почему он хочет убить ребёнка?
- Прощай, Алекс Поттер! - глаза Тома расширились.
~ Поттер? Алекс - Поттер? ~ Прежде чем он смог подумать о чём-то ещё, смертельное проклятье коснулось её лба. Но оно не убило её, вместо этого заклятие отразилось и ударило в тёмную фигуру.
С криком, Волдеморт, (он пришел к соглашению, что это был именно Волдеморт) взорвался, и его душа покинула несуществующее больше тело. Том повернулся к плачущей Алекс, ... на её лбу кровоточил шрам в виде молнии.
----
Её воспоминания показали краткие моменты жизни с теми ужасными магглами. Она вынуждена была жить с ними, а не со своими родителями... всё благодаря ему!
Она даже не знала, что была ведьмой, пока этот тупица Хагрид не показал ей какое-то простенькое колдовство.
Том наблюдал её первый год, её приключения, а в конце года она встретилась с его взрослой ипостасью. Сказать, что он был обеспокоен, значит ничего не сказать.
Что произошло с его убеждениями? Он превратился в какого-то скелетообразного монстра, наслаждавшегося болью и пытками беспомощных людей. Ради Мерлина, это же 11-летняя девочка!
Он знал, что мать Алекс умерла, защищая её, вот почему Волдеморт не мог выдержать её прикосновения.
Потом был второй год. Он бесстрастно смотрел, как она убила василиска с помощью его меча-хоркрокуса, а потом проткнула клыком василиска, разрушая, его другой хоркрокус, дневник.
Третий год подарил ей крёстного отца, Сириуса Блэка. Она узнала об истинном предателе её семьи - Питере Петтигрю - и его лояльности Лорду Волдеморту.
Он пришёл к выводу, что девушка получила способность к парселтангу из-за связи, возникшей между ними через шрам. Но как бы он ни рассуждал, Том всё ещё не понимал, почему Волдеморт так сильно хотел убить Алекс.
Наступил четвёртый год, и она ещё больше выросла в его глазах. Она ненавидела внимание СМИ, потому что для них существовала только Девочка-которая-выжила. Алекс просто ненавидела быть Александрой Поттер. В его груди появилось незнакомое ранее тянущее чувство жалости к ней. А разве могло быть иначе? Весь волшебный мир следил за каждым её шагом, и она ничего не могла с этим поделать.
Её вынудили участвовать в Турнире Трёх Волшебников. 14-летнюю девочку. Это было насмешкой, и он подозревал, кто за этим стоит. Его предчувствие оправдалось, когда гриффиндорка с помощью кубка-портала перенеслась на знакомое кладбище. Он с отвращением смотрел, как Петтигрю убил того юношу, Диггори. Том про себя заметил, что был полностью на стороне Алекс во время возрождения Волдеморта. Он был поражён, как легко прошёл ритуал.
Волдеморт вернул себе тело.
Рот Тома наполнился желчью, когда слизеринец увидел, во что он превратился в будущем. Утративший человеческий вид, беспощадный убийца. Далеко не тот, кем он мечтал стать. Длинный палец Волдеморта очертил шрам Алекс, и она ... но не Волдеморт... закричала от боли. Использовав её кровь в ритуале, он получил защиту, которую Лили Поттер дала своей дочери. Он был потрясён, когда узнал, что его собственная палочка и палочка Алекс были сёстрами.
Что-то в этих сведениях вызывало у него смутные воспоминания. Он слышал об этом прежде ... палочки-сёстры и волшебство, реагирующее друг с другом ... Однако ему пришлось временно отодвинуть эти мысли в сторону, поскольку Алекс и на этот раз сумела сбежать от Волдеморта.
На пятом курсе он увидел, как Алекс потеряла ещё одного близкого человека, Сириуса Блэка. Он узнал о пророчестве и дословно запомнил его текст, сохраняя его в дальнем уголке своей памяти, поскольку её воспоминания уже перешли к следующему году.
Шестой год дался ему не просто. Ведь Алекс узнала о нём всё. Всё это время она знала о нём ... знала о Волдеморте, о его хоркрокусах, об убийствах, которые он совершил этим летом. И всё же, она не предприняла никаких ответных действий. Единственное, что она делала, это игнорировала и ненавидела его.
Он отрешённо смотрел, как Дамблдор заполучил медальон Слизерина, а затем был убит Северусом Снейпом, как Алекс поклялась жизнью, что уничтожит его. Он был опустошён. Картина его будущего была мрачной.


Дневник выплюнул его назад, и Том сделал то, чего не делал уже многие и многие годы. Он рухнул на диван и закрыл голову руками. Сухие рыдания заполнили комнату.
Его неудержимо трясло...
Он не хотел стать таким как этот.

***


Том быстро сел, разбуженный громким стуком в дверь. Протерев глаза, покрытые корочкой высохших слёз, он открыл дверь, чтобы быть встреченным несчастной Маригольд.
- Том! Ты не поверишь, что произошло, – и прежде чем она смогла зайти внутрь, Том захлопнул перед ней дверь и вернулся в свою гостиную.
Он сел на диван и, облокотившись на колени, положил голову на сложенные ладони. Долгое время он просто сидел и смотрел в пустоту. Том вновь и вновь проигрывал в голове события прошлой ночи, ощущая окружающую его тьму.
Да. Он хотел стать могущественным Тёмным Лордом. Да, он хотел, чтобы люди знали его. Да, он хотел быть бессмертным. Да, он хотел использовать тёмную магию...
Но он не хотел стать тем бесчувственным трупом, которого видел в будущем. Он признался себе, что был напуган. Напуган последствиями выбранного им пути.
Ему нужна была помощь. И он точно знал, кто может ему помочь.
Алекс Поттер. Внучка Гарольда Поттера, закончившего Хогвартс в прошлом году. Внешне они были похожи, но Гарольд был молодым, заносчивым дураком. Алекс же была мудрой и очень зрелой для своего возраста. Она должна была быть такой... учитывая, какой была её жизнь в том времени. Под бдительным оком общественности и с угрозой в лице Волдеморта.
И это приводило к ещё одной проблеме - Дамблдор. Совершенно очевидно, что старик дёргал Алекс за ниточки, играя ей, как марионеткой. Он манипулировал ею, создавая идеальное оружие против Волдеморта. Не было никакого пророчества, ведь так называемая провидица вовсе не была ею. В первую очередь, хотя бы потому, что когда провидцам приходят видения, они теряют сознание и не приходят в себя в течение нескольких дней.
Не было никакого пророчества, поэтому Том испытывал сильное беспокойство за Алекс. Вот она, никогда не имевшая детства, поступает в Хогвартс, и, ища поддержки среди взрослых, тут же попадает в заботливые руки старого дурака, который раз за разом сталкивает её с охотившимся за ней зрелым, сильным Тёмным Лордом. Так много было взвалено на её плечи, а она не знала, к кому обратиться.
Он хотел бы ей помочь как можно больше. В одном он был точно уверен, они должны объединиться, чтобы изменить будущее.
И всё же, здесь были и другие проблемы. Её возвращение в своё время. У него было несколько вариантов решения этой проблемы. Первый, он находит заклинание или артефакт, который должен вернуть её обратно. Второй, идёт с ней. Третий, он может её отпустить (как бы больно это ни звучало) и попробовать изменить будущее самостоятельно. В этом случае он ждал бы её... а затем потребовал бы в качестве своей супруги.
Но что-то его беспокоило. Если она действительно была из будущего, а он знал, что это правда, то почему же Алекс в этом призналась? Дамблдор был мертв... Как она вообще смогла сюда попасть?
Том покачал головой и открыл дневник, пролистывая его до тех пор, пока не нашёл ответ.

Сегодня я получила письмо от Дамблдора. Неожиданно, надо сказать, ведь он умер в конце семестра. Я осторожно вскрыла конверт, но, к моему удивлению, на нём не было никаких проклятий. Более того, в письме директор мне сообщил, что мне следует отдохнуть, поэтому он посылает мне портал к месту моих ‘каникул‘. Порталом оказалась красивое серебряное ожерелье с изумрудами.
Сказать, что я была удивлена, попав в 1944 год?! Я понятия не имею, почему он выбрал именно это время, особенно учитывая присутствие здесь Тома-чёртова-Риддла. Но я быстро успокоилась, поскольку профессор меня заверил, что, когда я вернусь назад с помощью того же портала, все забудут о моём пребывании здесь. Так что я могу хоть прыгать перед Риддлом и пинать его фамильные драгоценности, а он не будет даже помнить об этом. Соблазн это сделать, конечно же, есть...


С рычанием Том отбросил дневник. Конечно, именно в этом всё дело. Он всё забудет, когда она уйдёт.
Он встал и начал ходить взад-вперед по комнате. Должно же быть что-то, что он мог бы сделать...своего рода заклинание или какие-нибудь чары, которые позволили бы ему вспоминать её. В задумчивости он потёр подбородок. Может быть, зелье будет более подходящим вариантом.
При этом не следует забывать о том, что Дамблдор послал её в это время не просто так. Было ли это сделано, чтобы узнать его лучше? Знай своего врага? Возможно, этот дневник - фальшивка?
Он хмыкнул и покачал головой. Конечно же нет, это была не подделка, ведь он только что провёл ночь в воспоминаниях Алекс. Всё это имело смысл. Том взял кусок пергамента и набросал список вещей, которые он должен был сделать:

Найти способ всё вспомнить.
Исследовать существующую между ней и мной связь. Почему моя магия реагирует на неё таким образом? Почему у наших палочек идентичные волшебные ядра?
Завоевать Александру Поттер.
Научить её как можно большему, ЕСЛИ я собираюсь позволить ей вернуться в своё время.


Он выронил перо и уставился на свои наброски. Всё, что он втайне знал, так это то, что если бы Алекс была в его жизни, он бы не превратился в того, кем боялся стать.


@темы: The Dark Lord's Prize

23:01 

The Dark Lord's Prize. Глава 11.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 11.
Те самодовольные, но красивые глаза.


Сегодня я не выдержала и сорвалась на Томе Риддле. Он как-то узнал, что я из будущего. Но я врезала ему вовсе не из-за выданной мной тайны. Нет, я сделала это, потому что его чертовски красивые бирюзовые глаза на мгновение показались мне алыми. А эта его раздражающая ухмылка превратилась в ту безгубую улыбку. Вместо Риддла я увидела Лорда Волдеморта.
Теперь я понимаю, что Риддл НЕ Волдеморт. Но какая-то часть меня знает, что я не должна становиться к нему ближе, чем уже есть. Он уже создал три хоркрокуса и его душа сейчас разделена на четыре части. Как долго он ещё будет оставаться тем человеком, который не даёт мне ни минуты покоя днём? Ни минуты покоя ночью?
Это пугает меня, но я знаю, что могу защитить себя от опасностей. В конце концов, я делаю это с одиннадцати лет. Он предложил учить меня, но это заносчивое ничтожество хочет кое-что взамен. Естественно хочет, иначе он не был бы Слизерином, верно? Он требует "всего лишь свидания". Для него это так просто, но для меня это тяжёлое обязательство. Дело не только в том, что я не выношу физического контакта с представителями противоположного пола, просто, если я вдруг безнадежно влюблюсь в него... (смешно уже от самого этого предположения!), мне всё равно придётся покинуть его, когда я вернусь домой. И когда я прибуду в своё время, я вынуждена буду сражаться с ним... и убить его. Не думаю, что смогу. Не тогда, когда буду знать, что Лорд Волдеморт может быть человеком. Очень красивым... но очень тщеславным, заносчивым, слишком самоуверенным, но, всё же, человеком.
Кроме того, он смеялся, когда я чуть не задохнулась. И он смеётся над тем, как много я ем. Думаю, это лучше, чем быть как все те другие девушки здесь, которые морят себя голодом только для того, чтобы их заметил какой-то парень.


Том усмехнулся и отложил дневник. Из всего написанного этот отрывок нравился ему больше всего. Он показывал, что у него есть шанс с ней.
И он им воспользуется.

***


- Просыпайся, соня, - Алекс ударила по руке, которая пыталась её растрясти. Ещё было чертовски рано для этого. - У нас есть сегодня занятия, Алекс Эшли! Сейчас же вытаскивай свою ленивую задницу из кровати! - это был голос Годивы, поэтому заспанная девушка высунула голову из-под одеяла и взглянула на подругу. Она не выглядела плохо, по правде говоря, она выглядела какой-то... радостной что ли.
- Ты симпатичная, ты это знаешь? - прошептала Алекс, окидывая взглядом Годиву. Готическая девушка покраснела.
- Отлично. Теперь у тебя галлюцинации, - Годива отвернулась и направилась к своему шкафу со школьной одеждой. Алекс покачала головой и, нахмурившись, посмотрела на девушку. Ей предстоит поработать над самооценкой своей подруги.
- Нет, не правда. Знаешь, я думаю, мы должны переделать тебя, - Алекс вздрогнула ... она выразилась неправильно. Годива швырнула подводку для глаз на полку и с насмешкой посмотрела на неё. Алекс могла поклясться, что сквозь жёлтые кошачьи контактные линзы Годивы на неё смотрели янтарные глаза волка.
- Что? Тебе не нравится то, как я сейчас выгляжу? Почему же ты тогда подружилась со мной? Очевидно, ты имеешь что-то против людей, которые отличаются от тебя, - Алекс встала, сжав кулаки.
- Это не так, Годива, и ты это знаешь! Я отличаюсь от всех остальных в этой школе, с какой стати мне лицемерить и смеяться над тобой? Если ты хочешь так одеваться, так флаг тебе в руки. Я просто считаю, что ты бы отлично выглядела со светлыми волосами, а твои настоящие янтарные глаза отлично бы гармонировали со всем твоим внешним видом. Думаю, ты просто не можешь смириться сама с собой, и поэтому пытаешься скрыться за этой маской! - Алекс выбежала из комнаты, не обращая внимания на то, что на ней были только мужские боксеры и рубашка.
Разговор с Годивой поставил её в тупик. Она хотела помочь подруге, но не знала о ней практически ничего. Да, она была оборотнем, и это фактически было всё, что Алекс о ней знала. Прежде чем девушка успела это понять, она уже стояла на верхней площадке Астрономической башни, ёжась на холодном ветру.
Эти ‘каникулы’ были забавными, они длились уже около месяца, и Алекс была готова отправиться домой. Ей нужно было вернуться домой на её войну и продолжить бороться изо всех сил. Она должна была вернуться, прежде чем её чувства к Риддлу станут ещё более запутанными.
Углубленная учёба стояла на первом месте в её списке, с или без помощи Риддла, она была намерена овладеть беспалочковой магией и скольжением по теням. Стать анимагом значилось во втором пункте её списка, так что она могла помочь Годиве взять под контроль свою жизнь...
- Что ты здесь делаешь? - чёрт побери! Этот... этот человек снова был здесь. Всегда появляется рядом, где бы она ни находилась. Она вздохнула и посмотрела через плечо на Риддла. - Как ты постоянно меня находишь? - ленивая ухмылка украсила его губы, и слизеринец сделал шаг вперёд. Он пробежал глазами по её телу, и ухмылка сползла с его лица, когда его взгляд наткнулся на шорты девушки.
- Какого чёрта ты носишь мужское нижнее бельё? - с каким-то опасным блеском в глазах он сделал большой шаг вперёд... Алекс ничего не могла с собой поделать. Она расхохоталась.
- Почему тебя это так беспокоит, Риддл? Если я хочу носить нижнее бельё мужчины, с которым спала прошлой ночью, я могу это делать, - Том навис над гриффиндоркой, вплотную приблизившись к ней.
- Ты ни с кем не спала прошлой ночью, Эшли, - Алекс, сложив руки на груди, приподняла бровь.
- Да ну? И откуда тебе об этом знать? И почему снова Эшли? Я думала, ты был намерен называть меня Александрой? - она смотрела, как он открыл рот, чтобы ответить, но вместо этого на его губах появилась настоящая улыбка. Он провёл пальцем по её щеке и наклонился ближе к её лицу.
Она ничего не могла поделать с искоркой удовольствия, пробежавшей по её телу от этих действий, зато сумела наградить его вялым свирепым взглядом.
- Эшли - твоя фамилия, не так ли? - Он был так чертовски высокомерен.
- Да, - она толкнула его в грудь, вынуждая слизеринца сделать шаг назад, чтобы сохранить равновесие. Она не должна забывать вчерашний разговор в Трёх Мётлах, когда он узнал о её "будущих" делах. Изумрудные глаза осмотрели его нос и не заметили и намёка на то, что он был повреждён.
- Какой позор, несмотря на все твои усилия, ты так и не смогла его сломать... Он даже едва кровоточил, – ответил Том, заметив взгляд Алекс, и прежде чем она успела ответить, Риддл развернулся и пошел к выходу.
- Ты самый запутывающий человек, которого я знаю, Риддл. Зачем было вообще приходить сюда, если всё, что ты сделал, так это бросил пару необоснованных комментариев обо мне?
Он остановился на верхней ступеньке лестницы, но не оглянулся.
- А ты не думаешь, что это и было причиной прийти сюда? - он сделал паузу и посмотрел на её шею. - И это очень красивое ожерелье, Александра. Но я не понимаю, зачем ты надеваешь такую замечательную вещь в кровать, - с этими словами он продолжил спуск по лестнице, оставив позади смущённую и совсем сбитую с толку Алекс.

***


Сегодня начинался дуэльный турнир, но Алекс думала не о состязании. Да, она подписалась на него, но это было месяц назад. На улице уже наступило 15 октября, а она совсем не продвинулась в беспалочковой магии и скольжению по теням. Это было связано с профессорами, буквально загрузившими студентов домашними работами.
И она не открылась Годиве, как того хотела.
Она пыталась сделать шаг навстречу и позволить готической девушке высказаться, но каждый раз, когда она оказывалась рядом с ней, Годива просто сбегала. Поэтому Алекс пришла к выводу, что лучше подруга сама к ней придёт, когда будет готова.
Не говоря уже о том, что Риддл чертовски её раздражал. Он приходил почти каждый день, чтобы просто поговорить с ней. Он ни разу не упомянул о случае в Трёх Мётлах и делал вид, будто вообще не знает, что Алекс из будущего.
Единственное, чем она могла гордиться, было то, что Блейк Лонгботтом и Тейлор Лестер стали встречаться и, возможно, даже больше этого.
- Алекс! Погоди минутку, - она стиснула зубы и оглянулась на Гровера Харрисона. Несмотря на то, что он был чертовски красив и вёл себя как джентльмен, он никогда не оставлял её в покое.
- Да, Гровер? - он нагнал её, и, прежде чем она успела это понять, он уже вёл её к столу Рэвенкло на обед. Это не обеспокоило её так сильно, как должно было, просто потому, что её друзья сидели там же.
- Ты примешь участие в дуэльном турнире? - она села рядом с Юнити и покосилась по сторонам, когда Гровер устроился рядом с ней. Она не заметила бирюзовых глаз, наблюдающих за ней и щурившихся на Гровера.
- Я не уверена…
- Ты справишься. Если ты так же хороша в дуэлинге, как и в квиддиче, то ты будешь великолепна! – глаза Гровера были прикованы к её лицу, и Алекс заправила локон за правое ухо. С тех пор как она выиграла оба своих матча, юноши в Хогвартсе начали видеть в ней её талант, а не только внешность.
- Ладно, я буду участвовать. Но не думай, что я это делаю только потому, что ты меня попросил, – Пошутила девушка... но он не понял, что это была просто шутка. Это было ещё одной чертой Гровера, с этим парнем невозможно было шутить.
Гровер покачал головой.
- Ах, нет. Я понимаю.
Алекс вздохнула и налила какую-то красную жидкость в кубок рядом с ней. И не важно, что она не знала, что именно это было, главное, что она могла отвернуться от Гровера.
- Разве ты не понял намёк, Харрисон? Она не хочет разговаривать с тобой, - Алекс снова вздохнула, услышав голос Риддла за своей спиной. Даже не оборачиваясь, она почувствовала его взгляд и усмешку на его губах.
- Уйди, Риддл. Алекс не хочет разговаривать и с тобой тоже.
- Тактичное возражение, Харрисон. Не знал, что ты так умеешь, - голос Риддла сочился сарказмом, и он откинул волосы со своего лица.
- Учитывая, насколько я люблю твою компанию, Риддл, я бы скорее предпочла разговаривать с Гровером, нежели с тобой. Так что, если ты не против...
- Я видел, что ты зарегистрировались для участия в турнире сегодня. Удачи, тебе она понадобится, - с этими словами он развернулся и пошёл прочь от стола Рэвенкло.
Он сделал это снова... в конец запутал её. Зачем этот слизеринец вообще подходил? Зазвучавший смех заставил её поднять голову, и она увидела смеющихся Юнити и Тейлор. Годива же просто играла с едой в своей тарелке, старательно пытаясь скрыть улыбку.
- Над чем вы смеётесь?
- Том Риддл так увлечён тобой, это весело, - Алекс заворчала и с силой вонзила вилку в картошку, проигнорировав тот факт, что её щёки начали предательски краснеть.
Может быть, если она будет участвовать сегодня в турнире... она могла бы надрать задницу Риддлу. Её глаза расширились от этой мысли.
Нет.
Она не могла бы надрать ему задницу, ведь их палочки были сёстрами...
Чёрт!

~~~~

Прим. автора: Том вернул дневник в тот же день, когда его взял.



@темы: The Dark Lord's Prize

19:45 

The Dark Lord's Prize. Глава 12.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 12.
Это не шутка, это война


- Следующая пара - Александра Эшли и Блейк Лонгботтом, – оглядывающую Большой Зал Алекс на мгновение охватила ярость. Ещё утром она сказала себе, что не будет участвовать в этом отвратительном соревновании, цель которого показать, кто здесь больший маг или ведьма.
И теперь, после брошенного Риддлом вызова, она просто вынуждена была сражаться с Блейком на глазах у всей школы.
Не говоря уже о Томе Риддле.
Она вздохнула и начала пробиваться сквозь толпу учеников. У девушки уже было два поединка, и в обоих она одержала победу. Ей это абсолютно не нравилось ... так почему же она всё равно продолжает это делать?!
Чтобы доказать Риддлу, что она может это сделать.
Судили турнир профессор Слагхорн и директор Диппет, другие профессора выступали в роли зрителей. Будучи в своём времени Девочкой-которая-выжила, Алекс не испытывала страха, выступая перед толпой.
Она откинула упавший на лицо локон чёрных волос и коротко улыбнулась Блейку, получив точно такую же улыбку в ответ. Не далеко от помоста устроились Юнити и Тейлор, подбадривающие её, при этом Тейлор болела ещё и за Блейка, с которым в настоящий момент встречалась. Годива же сегодня даже не появилась в Большом Зале. С того дня, в общежитии Гриффиндор, она медленно отдалялась от Алекс.
- Поклон!
Алекс наклонила голову, при этом её лицо оставалось обращённым к юноше. Она не хотела пропустить ответный поклон Блейка. Развернувшись на каблуках, она сделала необходимое количество шагов и приняла дуэльную стойку.
- Один, - профессор Слагхорн стоял в центре помоста, подняв руку между ней и Блейком. Он вёл себя почти также, как её профессор на втором году обучения - Локконс. Однако Слагхорн был алчен до власти и уделял в основном внимание студентам, которые, казалось, обладали большим влиянием, чем другие.
- Два, – её взгляд блуждал по залу, пока не наткнулся на него. Конечно, он был тут. Тот самый человек, который знал её тайну, но всё же никому её не открыл, и даже не заговаривал об этом с ней после того дня в Трёх Мётлах.
Красивое лицо искривилось в ухмылке, и молодой Тёмный Лорд кивнул ей.
- Три.

***


Она была великолепна, просто великолепна! Он не мог дождаться момента, когда заполучит её в свои руки и сможет использовать по своему желанию. Всё, что ему нужно было сделать - это подойти к ней и назначить встречу - время, когда они встретятся, чтобы учиться.
Она заняла в турнире третье место. Единственная причина, по которой Алекс не прошла в финал, заключалась в том, что тогда бы им двоим пришлось сражаться на дуэли. Однако их палочки были сёстрами и не могли нормально сражаться друг с другом. Ему было действительно жаль, что им никогда не выпадет шанса сойтись на дуэли друг с другом. Он жаждал состязания, которое она могла ему предложить.
Но, увы, он просто заполучил ещё один трофей, как и предсказывала Пипа Харрисон.
С тех пор, как Том разделил свою душу на четыре части, он больше не виделся с Тёмным Лордом Гриндевальдом. Он планировал держаться подальше от своего наставника, пока не разберётся с тем, что, проклятый Мерлин, он сделал с самим собой в будущем. Хотя, возможно, именно наставник и мог бы научить Тома, как стать уважаемым Лордом, а не тем чудовищем, которого он видел в будущем.
- Поздравляю, Том! – выкрикнула молодая ведьма из зала, кокетливо хлопая ему ресницами. Слизеринец даже не взглянул в её сторону. Его интересовала лишь юная мисс Поттер.
Бирюзовые глаза отыскали её миниатюрную фигурку впереди, рядом с той одинокой девушкой из Слизерина, Юнити.
- Александра! - ученики провожали его удивлёнными взглядами, когда, крича, он начал проталкиваться вперёд, пытаясь пробиться к ней. Он неосознанно одёрнул своё Волшебство, которое как всегда рванулось навстречу Алекс.
Эти по-слизерински зелёные глаза остановились на нём, и ему срочно пришлось отвести взгляд, пока они не начали делать с его телом невидимые вещи. Поэтому он коротко кивнул Клифтон и потянул Поттер за руку в сторону коридора.
- Риддл! Я должна добраться до…
Он бы предпочёл закрыть ей рот поцелуем, но пришлось ограничиться короткой фразой.
- Эшли, встретимся у кухни сегодня в 10:30. Не попадись.
А потом ... он сделал это. Ту самую вещь, которую сказал себе ни в коем случае не делать. Прикоснулся к ней. Его необычайно длинные, но умелые пальцы, лаская, скользнули по её нежной, пылающей щеке. Как же ему хотелось сделать что-то большее! Но вместо этого, он развернулся на каблуках и оставил её подавляющее общество, направляясь в библиотеку для дальнейших исследований. Он хотел знать, почему его магия всегда капризничает рядом с ней.

***


Алекс закончила писать в дневнике и, убедившись, что соседки по комнате уже уснули, а в гостиной никого нет, стала осторожно пробираться вниз. Было уже далеко за 10:30, когда она наконец покинула гостиную своего факультета. Она хотела заставить этого надменного индюка ждать её.
Не имея ни малейшего понятия, чего он от неё хочет, Алекс начала в уме перебирать различные варианты. Что если он потребует больше информации о будущем? Что если он хочет убить её?
Впрочем для последнего у него не было оснований. Единственная вещь, которую он знал о будущем, было то, что они ненавидели друг друга. В самом деле, это же не было достаточной причиной, чтобы желать её убить? Но он был Тёмным Лордом.
Нет.
Том Риддл не Тёмный Лорд, ещё нет. Она вынуждена была постоянно напоминать себе об этом.
В голове было пусто, когда она начала спускаться по лестнице. Алекс глянула на часы и мысленно выругалась. Было почти 11:00. Она не хотела так сильно опоздать на встречу. Плюс ей понадобиться ещё минут десять, чтобы добраться до кухни.
Когда она, наконец, достигла портрета с фруктами, Риддла нигде не было видно. Этого следовало ожидать.
- Я никого никогда не жду, – от глубокого низкого голоса по спине Алекс пробежали мурашки. Резко развернувшись, она увидела скрытую тенями фигуру. Был виден лишь недовольно искривленный рот.
- Я…- она чувствовала себя виноватой.
- Я не хочу слышать твои оправдания, Алекс, – прошипел он на парселтанге, вкладывая в это простое предложение тонну отвращения.
Между ними повисла тишина, и она нервно переминалась с ноги на ногу. Вина… она ненавидела чувствовать себя виноватой. Гриффиндорка подняла голову и встретилась с его потемневшими глазами.
- Я понимаю, Том. Мне жаль, я действительно не стремилась добраться сюда вовремя, – ну, вот, она сказала это... полностью признавая, что это была её ошибка. Так оно и было, но гораздо хуже было признаться в этом другому человеку. Но он, по-прежнему, молчал, полностью скрытый тенями ... изучал её, прекрасно видную в свете факела.
- Я позвал тебя сюда, чтобы выполнить свою часть сделки, которую некоторое время назад мы заключили в Трёх Мётлах.
О чём он-… Ох! Он говорил об её обучении. А она, думая, что это будет весьма забавно, заставила его ждать, тогда как Том просто хотел сдержать слово. Она чувствовала себя ужасно.
- Том, я…
- Пожалуйста, Алекс, – в его голосе слышалась усталость, когда он сделал шаг к свету. Пламя факелов резко очертило линии его лица и светившиеся усталостью глаза.
- Я не хочу слышать твои детские извинения. С тех пор как ты сюда попала, ты ведёшь себя, как будто это всё одна большая шутка. Нахождение здесь для тебя просто какой-то способ расслабиться ... неужели ты действительно думаешь, что Дамблдор послал тебя сюда на каникулы? У него была причина поступить так. Это - война, Алекс. Сильные мира сего – гроссмейстеры, им нравится контролировать тех, кто моложе и неопытнее, – слизеринец сделал небольшую паузу, а затем продолжил. - Некоторое время я наслаждался твоими препирательствами и незрелыми комментариями, но я знаю тебя настоящую. Я вижу, что ты уже через многое прошла. Ты опытна, гораздо опытнее, чем пытаешься казаться. И ты умна. И я хочу, чтобы ты, наконец, показала мне настоящую себя.
Он подошёл к ней ближе, его глаза горели жарким пламенем.
- Покажи мне, Александра, что ты готова ко мне. Покажи мне, не словами, а действиями, что ты готова встретиться лицом к лицу с этой войной и принять мою помощь.
Его глаза на мгновение задержались на её лице, а затем Том повернулся и спокойно ушёл в тень, оставляя Алекс наедине с её отчаянием.
Он был прав.
Это было первое, что пришло ей в голову, по дороге в гриффиндорскую гостиную. Он как всегда был прав. Она тратила своё свободное время на шутки, когда могла бы готовиться к войне, которая немедленно даст о себе знать, когда она вернётся домой.
Это - война, и она реальна. Она смеялась и шутила, в то время как в будущем гибли невинные люди.
У него была причина послать тебя сюда. Алекс понимала, что насколько бы она не уважала Дамблдора, он был и оставался всё тем же старым манипулятором. Так какова же истинная причина её пребывания в этом времени? И как Том до всего этого додумался?
Хорошо, это был глупый вопрос. Том знал это по собственному опыту. Он всегда внимательно следил за действиями Дамблдора. Том был мудр ... он умён, хитёр - настоящий Слизерин. Она бы могла узнать столь многое от него. Если бы, конечно, когда-нибудь дала ему шанс.
С его помощью Алекс могла бы победить его в своём времени ... разве не иронично? Знал ли он это? Конечно, знал ... он всегда всё знает. Тогда почему Том помогает ей?
Она раздражённо зарычала и помотала головой, словно пытаясь вытрясти из неё ненужные вопросы. Единственную мысль, которую предельно ясно осознала девушка, заключалась в том, что ей необходимо прислушаться к словам Тома и сделать правильные выводы.
Астрономическая башня была отличным местом для раздумий ровно до тех пор, пока её не обнаружил профессор Слагхорн, снявший с Гриффиндора 20 баллов за нахождение вне гостиной факультета после комендантского часа.
Если бы она была с Томом, этого бы не случилось.

***


Она захлопнула книгу и положила голову на скрещенные руки. Это займёт время, вероятно, месяца три, прежде чем, она сможет стать анимагом. Слишком долго, чтобы успеть помочь Годиве ... но был и другой вариант. Он был незаконным, действительно незаконным, и мог её убить, если Алекс всё-таки решиться его осуществить, но она должна была это сделать.
Этим утром Александра видела шрамы, обезображивающие руки Годивы, и решила пропустить зелья, чтобы найти информацию про анимагов. Девушка была на грани и Алекс должна успеть помочь ей прежде, чем лезвие той бритвы окажется слишком глубоко.
Оно называлось эликсиром Экслгуна ... несложное зелье, которое позволит ускорить процесс её трансформации в животное. Она не стала искать информацию о его побочных эффектах, боясь увидеть среди них смерть. Но разве может такое простое зелье быть столь опасным?
Тёртая кожа бумсланга, змеиная кожа, клыки египетского жука, молотые крылья морских черепах и т.д. Обычные ингредиенты. Они не могли навредить ей так сильно. Алекс может украсть их из кабинета профессора Слагхорна, позже, когда все будут на обеде.
Однако прямо сейчас она должна была определить своего внутреннего зверя. Она молилась всем богам, чтобы это была не змея. Осмотрев библиотеку, она приложила палочку к виску и произнесла: «Revealer Animagus».
Девушка медленно отвела палочку, к концу которой будто прилипла прозрачная сфера, размером с её кулак. Действие заклинания напоминало ей процесс извлечения воспоминаний для омута памяти. Изумрудные глаза встретились с горящими ярко-зелёными, и она облегчённо улыбнулась.
Её анимагической формой была лиса. Чёрная лиса. Красивая, с блестящей эбеновой шкурой, пушистым тёмно-рыжим хвостом, изящными лапами и большими ушами, украшавшими макушку. Она была не так велика, как надеялась гриффиндорка, но и у маленького животного были свои преимущества.
Девушка задрожала в предвкушении, когда сфера лопнула. Она не могла дождаться, чтобы начать превращение. Однако волнение отошло на задний план, когда она вспомнила, почему она это делает. Годива. Прежде чем Алекс вернётся в своё время, она излечит раненую душу своей подруги.

***


Она осторожно кралась по лестнице на третий этаж к ванной комнате для девушек. Гриффиндорка знала, Миртл уже была там, и поэтому сильно сомневалась, что кому-то придёт в голову справлять свои нужды в туалете с приведением.
В руках Алекс несла сумку с ингредиентами и котёл, необходимые, чтобы сварить эликсир Экслгуна. Вся школа собралась внизу, в Большом Зале, чтобы насладиться горячей едой и посмеяться над шутками друзей.
В то время как она была наверху, рискуя своей жизнью ради душевного спокойствия подруги.
Устроившись в том же самой кабинке, что и Гермиона на втором курсе, Алекс открыла учебник на рецепте приготовления зелья.
Оглядевшись, она нигде не обнаружила Миртл, которая обычно летала по ванной вся в слезах ... хвала Мерлину! Теперь ей проще будет сосредоточиться. Какая-то часть её всё ещё пребывала в нерешительности ... что-то в этом было неправильным, что-то, что может её убить. Возможно, Том мог бы ей помочь? Он сумел бы понять, что в этом зелье такого незаконного. Но она не могла обратиться к нему. Их разговор два дня назад не выходил у неё из головы, и девушка находила это сложным, показать ему, что она готова к его плате за обучение. С тех пор он не удостоил её даже взглядом.
Вздохнув, она собрала свои вьющиеся волосы в хвост и принялась нарезать покрытую мхом кору.

***


Спустя неделю, когда до полнолуния оставалось всего четыре дня, Алекс билась в судорогах на каменном полу ванной комнаты на третьем этаже. Холодный пот покрывал крупными бисеринами её миниатюрное тело, содрогающееся от боли.
Две лапы и хвост. Это всё, чего она смогла добиться за прошедшую неделю.
Целую чёртову неделю она сторонилась друзей, не обращала внимания на школьные занятия и даже забросила квиддич. Как только заканчивались занятия, она с головой уходила в анимагию. Ей было на всё наплевать, поскольку она не чувствовала ничего, кроме решимости и своей навязчивой идеи.
Эта новая Алекс не думала о Томе, Волдеморте, о войне или любых других проблемах. Единственное, что её действительно волновало, так это как ускорить превращение ещё больше. И она знала, что в этом не было ничего хорошего, но гриффиндорка не могла остановиться, даже если бы очень захотела.
Ей нужно было больше эликсира Экслгуна. Да, именно так. Если бы она приняла больше зелья, то смогла бы превратиться даже быстрее, чем получается у неё сейчас. Может быть, это будет менее болезненным?
Леденящий кровь крик вырвался из её горла, когда на месте человеческой руки появилась лисья лапка. Трансформация ощущалось так, будто сотню острых иголок одновременно воткнули ей в руку.
Она могла сделать это...

***

Годива была бледна, на её руках появилось ещё больше шрамов, и она ничего не ела. Это подтолкнуло Алекс к крайним мерам. Сегодня будет полнолуние ... и сегодня ночью девушка наконец завершит превращение. Даже если это будет стоить ей жизни.
Она приняла максимальную дозу эликсира Экслгуна, чтобы ускорить процесс. Она не обращала внимания на то, что за эту неделю потеряла в весе 10 фунтов. Девушку не заботило, что её оценки значительно снизились. Она пропустила мимо ушей все попытки Юнити и Тейлор достучаться до неё ... и ей было всё равно, что она пропустила менструальный цикл в этом месяце.
Единственное, что её действительно волновало, так это то, что сегодня она будет в состоянии завершить трансформацию. Сегодня ночью она, наконец, сможет поддержать свою подругу.
Заглушающие чары не позволили её крикам и стонам боли быть услышанными за пределами ванной комнаты.
Из душевой кабинки Миртл наблюдала, как судорожно выгибается тело девушки, и она превращается в красивую лису. Красивая лиса с беспокойными мыслями.
Открыв глаза, Алекс заскулила. Всё казалось каким-то другим. Таким ясным и чётким. Это было похоже на то время, когда её зрение, наконец, было исправлено, и у гриффиндорки больше не было необходимости носить очки. Пошатываясь, она встала и принюхалась. Запахи опьяняли её, некоторые были плохими, некоторые очень вкусными. В нос ударил аромат ростбифа из Большого Зала, и её пасть моментально наполнилась слюной.
Она могла поесть позже. Прямо же сейчас садилось солнце, и она должна быть там, вместе с Годивой.

@темы: The Dark Lord's Prize

17:31 

The Dark Lord's Prize. Глава 13.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 13.

Даже сквозь туман виден свет


Это весело!
Язык свешивался из пасти, создавая подобие улыбки на мордочке у лисицы, стремительно убегавшей прочь от преследующего её оборотня. Она чувствовала такую лёгкость, как будто все проблемы, давившие на неё раньше, исчезли вместе с человеческим телом.
Она почти не чувствовала той слабости, что затаилась в глубине её души. Почти.
По крайней мере, теперь Годива могла гоняться за ней, а не причинять вред самой себе. Алекс ощущала охотничий азарт, исходивший от преследовавшего её оборотня. Мимоходом она подумала, а чувствовал ли её отец тогда, в прошлом ... или, скорее, в будущем, то же самое, когда бегал лунными ночами со своим другом-оборотнем.
Замок виднелся в отдалении, и она побежала быстрее, умело перепрыгивая корни и небольшие валуны на своём пути. Маленький размер её анимагической формы давал волку преимущество в скорости, но одновременно с этим позволял Алекс легче маневрировать на пересечённой местности окрестностей замка.
Стремительно проскочив главные ворота, чёрная лиса совсем не обратила внимания на бирюзовые глаза, наблюдавшие за ней со всё возрастающим гневом. Гневом, который сворачивался вокруг высокой, стройной фигуры в виде большого змея.
Вместо этого она коротко взвизгнула и оглянулась на оборотня, прижавшего её пушистый хвост.
Быстрее ... ещё быстрее.
Эти последние несколько дней гриффиндорка выжимала из своего тела всё что могла, и сейчас она задавалась вопросом, было ли это причиной, по которой она не могла бежать быстрее. Внезапно свет полной луны перекрыла приземлившаяся перед ней тень. Острые, как бритва, клыки вонзились в плечо, и девушка-лиса зашипела от боли. Плоть была прокушена до кости, и она едва не потеряла сознание от боли. Единственное, что её сейчас поддерживало, это мысль о Годиве, истязавшей своё собственное тело в те одинокие ночи полнолуния.
Земля была твёрдой и промёрзшей, ведь скоро должен был выпасть первый октябрьский снег. Это приносило неудобства её мягким лапам. Бег лисы стал неравномерным, она хромала на переднюю лапу, чтобы хоть немного унять боль в плече.
Впереди возвышался Запретный лес, и если бы она могла бежать быстрее, то возможно успела бы спрятаться в каком-нибудь полом бревне. Однако воплотить эту мысль в реальность Алекс не успела. У самой опушки она внезапно оказалась прижата тяжёлым телом оборотня, нет, Годивы. Оскаленная пасть зверя опасно приблизилась к её шее, заставляя лису громко заскулить.
Она попыталась выбрать из-под волка с помощью задних лап, но была слишком мала, чтобы оттолкнуть его от себя. Прежде чем когти волка успели её коснуться, яркая вспышка жёлтого света ослепила Алекс, вынуждая её прикрыть глаза.
Прижимавшее её тело исчезло, и девушка услышала глухой звук удара где-то у соседних деревьев. Быстро вскочив на лапы, и проигнорировав пронзившую её боль, она обернулась и увидела Годиву, без сознания лежавшую на земле.
Что за-?
Затем она услышала шипение и медленно повернулась к высокой фигуре, указывавшей палочкой на Годиву. Алекс никогда не видела Тома настолько сердитым. Палочка в его руках дрожала от гнева или от страха, а волосы разметались по лицу, едва прикрывая яростно сверкающие глаза.
Секундой позже он повернулся в её сторону, и Алекс почувствовала, как её уши в страхе прижались к морде. Она не могла выдержать этого ... она была слишком слаба, чтобы превратиться назад прямо сейчас, тем более перед Томом.
Усталость последних нескольких недель, наконец, настигла её, и она упала в обморок там, где стояла.


***


- Ты — идиотка, – это было первое, что услышала проснувшаяся Алекс. Резкий голос, озвучивший данное высказывание, заставил девушку поморщиться от невыносимой головной боли. Всё тело болело, спина затекла. Она едва смогла открыть глаза, но, сделав это, тут же пожалела о своих действиях.
Том Риддл собственной персоной сидел в кресле около её постели и с ленивым любопытством наблюдал за ней. Его длинные ноги были закинуты друг на друга, а воротник школьной формы небрежно расстёгнут. Весь вид слизеринца невыносимо раздражал, и Алекс в изнеможении вновь прикрыла глаза.
В комнате не было никакого света, за исключением одинокой свечи, мерцающей на прикроватной тумбочке.
- Что случилось? - из-за долгого молчания её голос звучал хрипло, и она съёжилась от волны боли, прокатившейся по её телу.
Возможно, если бы она захотела, то смогла бы вспомнить, что случилось ... но даже сама мысль о необходимости что-то вспоминать приносила боль.
Шорох возле её головы заставил распахнуться яркие зелёные глаза, взгляд которых тут же упёрся в лицо юноши с прищуренными бирюзовыми глазами. На лице Риддла застыла маска ярости.
- Позволь мне освежить твою память, Поттер!- глаза Алекс расширились от ужаса и её маленькое тело начало неудержимо дрожать.
- Откуда ты знаешь?… - Том что-то прошипел сквозь зубы и покачал головой.
- Сейчас не время это обсуждать. То, о чём мы должны поговорить, так это о твоём глупом поступке, - юноша резко поднялся и заходил взад-вперед по комнате, время от времени пробегая рукой по волосам. Алекс нахмурилась. Она понятия не имела, какие её действия могли привести Тома в такое состояние.
- То, что ты сделала, Алекс, было бессмысленно, - Том сделал глубокий вдох и повернулся к ней лицом. - Я попросил тебя показать мне, что ты готова принять те знания, которые я могу тебе дать. С того дня в коридоре я каждый день ждал тебя и был разочарован, когда ты так и не пришла.
Он немного помолчал, а затем продолжил:
- За последние две недели я заметил, что ты стала пропускать приёмы пищи и даже тренировки по квиддичу, поэтому я начал беспокоиться, что, вероятно, подтолкнул тебя слишком далеко.
Лавина воспоминаний обрушилась на Алекс и она наконец-то смогла адекватно оценить свои действия за последние несколько недель. Девушка неуютно поёрзала в постели, она понятия не имела, кому эта самая постель могла принадлежать.
- И вот тут я узнаю, что всё это время ты варила эликсир Экслгуна и глотала передозировки ... просто, чтобы ускорить процесс своего анимагического преобразования! - здесь его голос повысился, и Алекс в страхе отпрянула назад. – У тебя есть хоть какая-нибудь мысль, насколько это опасно, Алекс? Одна доза – это уже достаточно плохо, но три? Это могло убить тебя! - его голос прервался, и он сердито застыл перед камином, задумчиво вглядываясь в огонь.
Алекс посмотрела на кровать и заметила чёрный и серебристый цвета. Краткий осмотр комнаты показал, что та выполнена в основном в чёрно-серебристо-изумрудной гамме. Приподняв тёплое одеяло, гриффиндорка смогла разглядеть своё одеяние: большая чёрная футболка с чёрными боксерами. Краска залила лицо, когда она осознала, что под одеждой Тома на ней не было ни лифчика, ни нижнего белья. Но уже в следующую секунду румянец стал медленно сходить с лица, когда она поняла, что Том заботился о ней, и даже, возможно, спас ей жизнь.
Она опустила голову, скрывая лицо за волнистой гривой волос. Стыд и чувство вины за свои действия в эти последние несколько месяцев буквально затопили её, и она поклялась себе, что с этого момента будет действовать разумно и по-взрослому.
- Что случилось после ... - она не смогла закончить или подобрать нужное слово, которое бы точно выразило сложившуюся ситуацию.
Не оборачиваясь, Том ответил нейтральным голосом.
- Я оглушил Рэмзи и принёс тебя в анимагической форме в мою комнату. После того как я обнаружил у тебя передозировку эликсиром Экслгуна, я должен был действовать быстро. Вернуть тебя в человеческую форму было легко по сравнению с тем, каким образом я вынужден был выводить зелье из твоего организма. В течение целого дня я держал тебя в моей ванной, постоянно накладывая чары, которые заставляли тебя потеть, пока всё зелье наконец не вышло из твоего тела, - Алекс в смущении отвела глаза от фигуры слизеринца. - Затем мне понадобилось два дня, чтобы сварить зелье, которое должно было вывести из шокового состояния твой организм и нервные окончания. Чтобы зелье полностью подействовало понадобилось ещё два дня. Таким образом, ты проспала пять дней в моей кровати.
Он развернулся и впился взглядом в её сжавшуюся фигурку.
- Это зелье тёмное, Алекс. Передозировка им может привести к потере разума, аппетита и бесплодию. Если бы я принёс тебя к мадам Клерик, она бы уже сообщила о тебе в Министерство, – прилив глубокой благодарности к Тому напрочь стёр все следы Волдеморта, которые она имела обыкновение видеть в нём.
- Я всё ещё ... могу иметь детей? - кротко спросила гриффиндорка, не видя той искры, которая на мгновение появилась в глазах Тома.
- Да, ты будешь в состоянии родить наследников от своего партнера, - Алекс спрятала лицо в ладонях, а её тело вновь начало дрожать.
- Я-я не знаю, смогу ли я когда-нибудь отплатить тебе, Том, за то, что ты для меня сделал, - она всмотрелась в его не читаемое лицо. - Спасибо.
Пару мгновений они изучили друг друга, пока Том не наклонил голову и не сказал:
- Ты точно знаешь, как отплатить мне, Алекс.
С этими словами он покинул комнату, закрыв за собой дверь.
Девушка рухнула на подушки и заснула с хмурым выражением на лице.


***


- Госпожа Алекс? - высоким тонким голосом пропищали ей в ухо. Разлепив глаза, она робко посмотрела на домового эльфа рядом со своей ... или, скорее совсем не своей, кроватью Тома.
Поднос, полный еды, был водружён ей на колени вместе с жёлтым пергаментным конвертом. Прежде чем она успела что-нибудь спросить, эльф с громким хлопком исчез.
Сегодня она чувствовала себя прекрасно, её голова была ясна, а тело не болело. Намного лучше, чем то, как она чувствовала себя вчера. Негнущимися пальцами она открыла письмо и увидела элегантный почерк.


«Александра,
твоя гриффиндорская мантия и сумка с книгами лежат в изножье моей кровати. Занятия начинаются в половине первого, поэтому я предлагаю тебе подготовится к ним в ближайшее время.
Твоё отсутствие я объяснил директору тем, что ты очень плохо себя чувствовала и нуждалась в моей помощи. Остальные профессора оповещены аналогичным образом. Полагаю, ученики также захотят знать, где ты была. Что им ответить - решай сама.
Ешь столько, сколько хочешь. Пока ты спала, я поил тебя питательным зельем.
С уважением,
Том Риддл»


Коротко и весьма формально, но этого следовало ожидать. В конце концов, он всё ещё был разочарован в ней. Она провела пальцами по ожерелью, поблагодарив Мерлина за то, что оно по-прежнему было на ней. Дотянувшись до фруктов, она принялась решать, как будет исправлять свои отношения с Томом.

***


- Итак, ты собираешься рассказать нам, где была всё это время? – осведомилась Юнити, когда четвёрка заняла места за гриффиндорским столом. Юнити и Тейлор пытались разговорить её в течение всех занятий, но Алекс попросила их потерпеть с расспросами.
Зелёные глаза обратились на Годиву, которая старательно избегала встречаться с ней взглядом, и Алекс едва подавила волну гнева, всколыхнувшуюся в ней.
- Прежде всего, я хочу извиниться перед вами обеими за то, как я себя вела по отношению к вам последние несколько недель, - она внимательно посмотрела на них и улыбнулась, когда девушки кивнули, принимая её извинения. – Пару дней назад мне сообщили, что моя приёмная мать умерла ... В эти выходные я была на её похоронах, – В притворной скорби Алекс уткнулась взглядом в тарелку, девушки ахнули.
Поступи она так раньше, гриффиндорка бы очень расстроилась из-за необходимости лгать своим друзьям, но сейчас это её ничуть не смущало.
- Мне очень жаль, Алекс. Прими мои соболезнования, – сказала Юнити, и Тейлор кивнула в знак солидарности.
Алекс смущённо им улыбнулась.
- Спасибо, - она отвела глаза от отвернувшейся Годивы и поймала обращённый на неё с другого стола взгляд.
- Я слышал о твоей потере, Алекс, и приношу свои соболезнования, – голос из-за спины прервал их гляделки, и она обернулась, чтобы увидеть Гровера, протягивавшего ей чёрную бархатную ленту.
В этом времени это было традицией: предложить ведьме чёрную ленту на время траура.
- Спасибо, Гровер, - она уже хотела её взять, когда юноша с лёгкой улыбкой на губах отвёл свою руку в сторону.
- Могу ли я? - он указал на её волосы, и Алекс изучающее на него посмотрела. Сегодня он выглядел как-то иначе, его каштановые волосы казались немного спутанными, а тёмно-синие глаза блестели ярче обычного. Он действительно был красивым юношей.
Она кивнула и повернула голову, вздрагивая от удовольствия, пока он играл с её волосами. Том попал в её поле зрения, и она обнаружила, что он недовольно смотрит на них двоих. Прежде, чем она успела понять причину неудовольствия слизеринца, Гровер склонился над её ухом и прошептал:
- Я знаю, что прошло слишком мало времени и ты, вероятно, не в настроении в этом участвовать из-за смерти своей матери, но всё же ... мне интересно, не хотела бы ты пойти на бал в честь Хэллоуина со мной?
Гриффиндорка хотела пойти и дать ему шанс, но в настоящий момент она сама спрашивала об этом кого-то другого...
Совы влетели в Большой зал, и Алекс робко улыбнулась Гроверу:
- Могу ли я дать ответ чуть позже?
Ожидавший нового отказа Гровер застыл, в удивлении приподняв брови, но уже спустя мгновение улыбка озарила его лицо.
- Конечно, Алекс, - тёплые пальцы схватили её руку и поднесли к губам. Она была очарована теплом, наполнявшим его глаза.
Как только он ушёл, Алекс обратила свой пристальный взгляд на Тома, чтобы иметь возможность наблюдать, как он получает и читает её письмо. Но она совсем не ожидала, что слизеринец встретит её хмурым взглядом и отрицательно покачает головой.
Что-то в животе ухнуло вниз, и она поспешно отвела взгляд.

@темы: The Dark Lord's Prize

22:18 

The Dark Lord's Prize. Глава 14.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 14.
Стоя на месте


Он отверг меня.
Это было главной мыслью, бившейся в её сознании, в то время как в животе что-то сжималось в непонятном чувстве. После всех этих намёков и действий с его стороны, Алекс думала, что слизеринец таким образом добивается её согласия пойти с ним на бал. Но оказалось, что это не так.
Алекс написала ему письмо, в котором поблагодарила и извинилась за свои действия. Она призналась себе, что его слова были очень мудрыми и серьёзными. И после его фразы о том, что девушка знает, как вернуть ему долг, Алекс решила, что речь идёт о приглашении на бал.
Так она и поступила. Гриффиндорка пригласила его на бал в честь Хэллоуина, и он отказался.
Она точно ещё не знала, как ей поступить в этой ситуации. Но где-то внутри неё росла решимость показать Риддлу, что она уже достаточно взрослая и вполне готова к той войне. И это было именно то, что она намеревалась сделать. В её мире Алекс никогда не воспринимали как обычную девочку, и когда она попала сюда, девушка подумала, что всё будет нормально, если она выпустит эту часть себя ... чтобы испытать, каково это – быть ребёнком. Но всё получилось не так, как она предполагала. Её желание побыть ребёнком было таким наивным и детским именно, что ... детским. Она-настоящая была слишком зрелой, чтобы быть ребёнком.
Сделав глубокий вдох, Алекс посмотрела на Тома, и, убедившись, что он оглянулся на неё, не прерывая зрительного контакта, коротко кивнула слизеринцу ... показывая этим простым жестом, что она всё поняла, даже если в её голове сейчас творился абсолютный хаос.
Позвоночник пронзила искра удовольствия, когда его глаза на мгновение расширились, а уже спустя мгновение они снова стали абсолютно не читаемыми.
Гриффиндорка вернулась к своему обеду, не забыв придвинуть поближе несколько блюд.
Интересно, Том по-прежнему намерен её обучать? Другой, не менее интригующий вопрос: откуда слизеринец узнал её настоящую фамилию? Он владел легилименцией, но Алекс бы почувствовала его присутствие, если бы Том когда-либо попытался покопаться в её воспоминаниях.
- Алекс? - она посмотрела на ёрзающую на скамье Годиву.
- Да? - её собственный голос прозвучал резко, и гриффиндорка почувствовала, что готова взорваться от гнева при одном лишь взгляде на свою проблемную подругу.
Однако светившаяся в жёлтых глазах оборотня мольба несколько умерила её пыл.
- Мы можем поговорить наедине, в нашей гостиной?
Сказать, что Алекс была удивлена, значит ничего не сказать. Как давно это было? Месяц или больше, с тех пор как они говорили в последний раз? Зелёные глаза обратились к Юнити и Тейлор, чтобы увидеть их дружный кивок.
Она встала и вышла из зала следом за Годивой. По пути наверх они не проронили ни слова, даже не смотрели в чужую сторону, только звук их шагов нарушал тяжёлое молчание. Сказав Полной Даме пароль, они прошли внутрь и Годива, наконец, взглянула на неё. Она выглядела растерянной.
- Я так смущена, Алекс, мне очень жаль, – на её глазах выступили слёзы, и она, раздражённо фыркнув, села на кровать.
Алекс застыла на месте, волна непонимания отодвинула её гнев на второй план.
- О чём ты говоришь, Годива? - она бы с удовольствием сейчас закатила истерику с разбрасыванием вещей и криками, но по своему опыту знала, что этим ничего не добьёшься.
- Риддл мне всё рассказал, Алекс, - глаза Алекс расширились, и она тяжело опустилась на свою кровать. - Он фактически напал на меня в холле. Я никогда прежде не видела его таким ... таким злым и эмоциональным, - жёлтые глаза на мгновение заволокло дымкой воспоминания, и Годива вздрогнула.
- Он рассказал мне, на что ты пошла, чтобы помочь мне, и какие это имело для тебя последствия. Я была шокирована и потрясена, - её глаза снова были сосредоточены на Алекс. – Поверь мне, я понятия не имела, что ты знаешь, о моей второй сущности. Ты, казалась, такой доброй и заботливой… Я не хотела, чтобы ты знала мою грязную тайну. Я не привыкла к людям, которые пытаются мне помочь. Прежде чем ты появилась в Хогвартсе, у меня не было друзей и не с кем было даже поговорить. Моя семья не является образцом для подражания. Как ты уже вероятно знаешь, я - магглорождённая, и мои родители были неприятно удивлены, когда узнали, что я ведьма. Они стали меня избегать, полностью посвятив себя заботе о моём младшем брате. Не прощаясь, я уехала сюда, в Хогвартс, в надежде найти здесь новую семью.
- Я, очевидно, хотела слишком многого, потому и была отсортирована в Гриффиндор с Бринли и Чави. Им было поручено руководить первокурсниками ... возвращаясь к тому времени, я не могу перестать себе удивляться. Я пыталась найти друга в каждом, стремясь таким образом стать частью этого, нового для меня, мира. Директор Диппет в приветственной речи предупредил нас держаться подальше от Запретного леса независимо от времени дня и ночи. Бринли и Чави нашли это забавным и захотели таким образом испытать меня на лояльность.
Алекс судорожно втянула воздух, уже зная, к чему всё это привело ... но она промолчала, предоставив Годиве возможность, наконец, выговориться.
- Они хотели узнать, осмелюсь ли я войти в Запретный лес той ночью, - Годива подтянула ноги к груди и недоверчиво покачала головой. - Я была такой дурой, так отчаянно нуждалась в друге, что согласилась и приняла их вызов. К сожалению, я не знала, что оборотни были вполне реальными, а полная луна взошла в ту ночь. Они стояли на краю леса и убежали сразу же, как только услышали доносящийся из глубины леса вой. Я оказалась не достаточно быстрой, и вслед за воем передо мной появился самый крупный волк, какого я когда-либо видела. Я знала, что это был мужчина, он преследовал меня до самого Хогвартса. И прежде, чем я смогла что-то сделать, хотя ... - она замолчала и яростно покачала головой. Задрав подол юбки, она обнажила длинный шрам, пересекавший верхнюю часть её бедра. - Он укусил меня. Я думала, он убьёт меня, но нет, было в нём что-то странное. Волк посмотрел на меня теми глазами и убежал. Ни разу не оглянувшись.
- Мне пришлось ползти весь оставшийся до школы путь. О том, что было дальше, ты вероятно догадываешься. Дамблдор и Диппет нашли меня в холле. Они объяснили, что теперь я - оборотень, и это следует держать в тайне ото всех. А затем они всё рассказали моим родителям, которые уже смотрели на меня с ужасом и отвращением. Я никогда не забуду выражения их лиц ... они отдали меня в волшебный приют. С тех пор, я спряталась за моей ... как ты выразилась, "маской".
Алекс посмотрела на Годиву с такой симпатией, что начала опасаться, как бы подруга не приняла это за жалость.
- Ох, Годива! - она встала и подошла к своему заблудившемуся другу. Заключив девушку в крепкие объятия, гриффиндорка стала осторожно её укачивать.
- Так было до тех пор, пока в школе не появилась ты, Алекс. Я боялась, как ты отнесёшься к тому, что я оборотень. Ты стала моим первым другом, и я не хотела видеть, как ты смотришь на меня с тем же отвращением и ужасом, что и мои родители, но после того, как Риддл мне рассказал о твоём поступке, я поняла, что ты настоящий друг и действительно хотела мне помочь. Мне так жаль, что я в тебе сомневалась, Алекс.
- Я всё понимаю, Годива.
Некоторое время они сидели молча, пока Алекс не пришла в голову одна мысль:
- Годива? А ты знаешь, кто тебя укусил?
Оборотень покачала головой и прижалась к Алекс сильней, ища поддержки.
- Нет, но я чувствую его присутствие каждый раз, когда трансформируюсь. Как будто он там со мной, но я презираю его за то, что он сделал, - она сделала паузу, и на её лице появилось задумчивое выражение. - Алекс? Я задаюсь вопросом, сможешь ли ты сделать то, о чём мы с тобой говорили в тот день. Я хочу измениться ... и принять себя такой, какая я есть.
На лице Алекс появилась улыбка и она кивнула:
- С моей помощью, Годива, ты научишься любить себя, не обращая внимания на мнение других. Тебе больше не нужен будет кто-то, кто скажет, насколько ты особенная. У меня есть друг ... он тоже оборотень. Он принял то, кем стал, и смело продолжил идти по жизни, не обращая внимания на всех тех, кто воспринимал его не более чем, как грязь под ногами.
- Я хотела бы стать похожей на него, Алекс.
Алекс встала и протянула руку Годиве:
- Тогда давай избавимся от этой твоей маски.
Твёрдой рукой Годива приняла её помощь, и они отправились в ванную.

***


По дороге в Большой зал на завтрак Алекс никак не могла стереть ухмылку со своего лица. Это будет незабываемо! Она не могла дождаться, чтобы посмотреть на выражение их лиц, когда они увидят Годиву. Накручивая локон на палец, наследница Поттер задавалась вопросом, почему она продолжает носить подаренную ей вчера Гровером ленту. Так и не найдя ответа Алекс пожала плечами. Это сейчас совершенно неважно.
Её зелёные глаза посмотрели на Годиву. Сейчас она выглядела совершенно иначе. Обычно чёрным или синим волосам был возвращён их естественный цвет - клубничный блондин. Это невероятно шло её лицу. Волосы слегка вились, падая до плеч. Её мрачный макияж был заменён на более естественный, весь пирсинг, за исключением серёжек в брови и ушах, был снят.
Что касается её татуировок ... ей понадобилось около часа, чтобы узнать, как избавиться от них, но в итоге Алекс нашла подходящее заклинание и стерла их все. Хотя нет, не все, Годива попросила оставить небольшого волка на лопатке.
От жёлтых кошачьих глаз они тоже избавились, теперь Годива снова смотрела на мир своими тёплыми шоколадными глазами с янтарными крапинками.
- Ещё раз спасибо, Алекс. Я чувствую себя сейчас так, будто могу завоевать весь мир! - Алекс улыбнулась подруге и почувствовала прилив гордости за свой поступок. Она, наконец, смогла заставить Годиву полюбить себя такой, какая она есть.
Наконец они достигли Большого Зала, и Алекс смогла в полной мере насладиться смятением и растерянностью, появившихся в глазах большинства школьников.
- Годива? Неужели это ты? - выкрикнула Юнити из-за стола Рэвенкло. Нисколько не смутившись всеобщим вниманием, Годива улыбнулась и кивнула, бросив на Алекс взгляд через плечо.
На протяжении всего завтрака Алекс с радостью наблюдала, как ученики подходили к Годиве, чтобы, наконец, познакомиться с ней. Никто больше не смотрел на неё с высокомерием. Она была приятна всем окружающим.
Первую задачу перед своим возвращением Алекс выполнила.
Теперь осталась ещё одна, слева.
Том Риддл.

***


Она, наконец, сумела нагнать пропущенные занятия, тренировки по квиддичу и упущенные часы общения с друзьями. Удивительно, но она даже смогла начать нормально общаться с Гровером.
Вероятно его сестра, Пипа, или, скорее всего, её жених, Эддисон, таки поговорили с ним о его чувстве юмора, и Гровер сбавил обороты.
Хэллоуинский бал прошёл, но Алекс отказалась на него идти. Вместо этого, она весело провела время с Юнити, Тейлор, Годивой, Гровером, Блейком и Кристофером ... с шестого курса Хаффлпаффа, который был просто сражён новой Годивой. Весь вечер они провели в гостиной Хаффлпаффа за игрой в плюй-камни и прочие бесполезные игры.
Сейчас уже было 15-е ноября, и за этот небольшой срок Алекс значительно подтянулась по всем предметам и немного продвинулась в своих исследованиях. Она по-прежнему старалась избегать Тома, пытаясь показать ему, что и без его помощи она может преуспеть и получить те необходимые ей знания. Тем не менее, она осознавала, что нуждается в чьей-то помощи.
Она знала, что слизеринец наблюдает за ней издалека, изучая и подмечая каждый сделанный ею шаг.
- Гровер, что именно делает лезилфолд? – спросила Алекс, посмотрев на гриффиндорца поверх книги по ЗОТИ. Сейчас она находилась в библиотеке вместе с Гровером, здесь проходили их ежедневные встречи, во время которых они занимались выполнением домашних заданий.
Гровер посмотрел на неё через стол и нахмурился:
- Я думаю, что они на подобие дементоров, высасывают из тебя радость и счастливые воспоминания. Хотя всё же меньше, чем дементоры.
Алекс благодарно кивнула и опустила перо в чернильницу. Прежде, чем она успела коснуться кончиком пера пергамента, вкрадчивый голос из-за её спины протянул:
- Харрисон, ты глупо ошибаешься. Лезилфолды едва ли походят на дементоров в этом смысле. Они съедают свою добычу, главным образом, волшебников и ведьм. Лезилфолд выглядит как закутанная в плащ фигура и это единственное его сходство с дементорами, кроме того, чем больше жертв он съест, тем больше становится. Их можно отогнать простым Патронусом. Хотя тебе действительно не о чем беспокоиться, ведь лезилфолды обитают только в тропиках.
Алекс подняла глаза, чтобы увидеть, как Гровер вспыхивает от смущения, стремительно переходящего в гнев. Она повернула голову и увидела Тома, в ленивой позе прислонившегося к книжному стеллажу.
- Том, - она кивнула и снова вернулась к своему пергаменту, чтобы записать только что услышанную информацию, при этом полностью игнорируя присутствие слизеринца.
- Твоё постоянное всезнайство, не так ли, Риддл? Хотя в этом нет ничего удивительного, - Алекс на мгновение прекратила записывать и посмотрела на Гровера. Её всегда поражало то, как люди могут оскорблять Тома, зная, что он является одним из самых могущественных волшебников в Хогвартсе. С другой стороны ... она перевела взгляд на Тома. Он всегда прятал свой истинный потенциал.
- Что ты под этим подразумеваешь, Харрисон? - Алекс увидела, что Том с совершенно бесстрастным лицом шагнул ближе.
- Ну, у тебя должно быть очень много свободного времени, поскольку его не нужно тратить на несуществующих друзей. Так что ничем получше чтения, в это время ты заняться не можешь, – Алекс, нахмурившись, уставилась на Гровера, и в то же мгновение она почувствовала опустившиеся на её плечи руки Тома. От такого прикосновения вдоль её позвоночника пробежала волна мурашек.
- Через два года, после твоего выпуска, Харрисон ... Я продемонстрирую тебе, какой именно аспект являлся более важным в эти годы. Дружба или учёба, – слова слизеринца заставили Алекс напрячься. Сквозь них явно просвечивала фигура Волдеморта.
- Какова причина твоего присутствия здесь, Том? – Гровер выглядел растерянным, и, прежде чем он успел понять, на что именно намекал будущий Тёмный Лорд, Алекс поспешила закончить этот разговор.
- Я здесь, чтобы установить дату наших с тобой встреч. Пора приступать, – протянул ленивым голосом слизеринец, насмешливо глядя на Гровера, который прожигал его яростным взглядом, но благоразумно молчал. Не оборачиваясь, Алекс почувствовала, как Том нагнулся и прошептал ей на ухо: - Сегодня вечером в 9 часов, у кухни, в этот раз не опаздывай.
Его дыхание щекотало волоски на её шее, вызывая ответную дрожь во всём теле:
- Хорошо, мне взять с собой мои книги?
Между ней и Томом существовало так много недосказанных вещей и нерешённых вопросов, что ей только и оставалось, что вести себя так же, как и он ... просто притворяться, что ничего не случилось.
- Нет. Ничего, кроме палочки и твоего желания учиться, - с этими словами он развернулся и ушёл, у самого выхода послав Гроверу ехидную ухмылку.
- Что, чёрт побери, это было, Алекс? Встреча? Я думал, вы ненавидите друг друга, - девушка перевернула пару страниц, старательно избегая взгляда ревниво смотрящих на неё глаз.
- Нет, он просто даст мне несколько уроков по зельям. Я намерена принять любую помощь, которую могу получить, кроме того профессор Слагхорн сказал мне, что Риддл сам предложил свою помощь, - девушка пожала плечами и взяла перо, но прежде чем гриффиндорка смогла продолжить писать, чужая рука накрыла её ладонь.
- Ты знаешь, что очень мне нравишься, правда, Алекс? - изумрудные глаза встретились с серыми. - Я забочусь о тебе и уважаю твою индивидуальность. Я… мне было интересно ... - краска залила его щёки, и, прокашлявшись, он выпалил на одном дыхании. - Не хотела бы ты пойти со мной на свидание? Скажем, в эти выходные, в Хогсмиде?
Алекс была польщена оказанным ей вниманием, но, будучи девушкой, никогда не падавшей в обморок от парней, она скрыла своё одобрение. Лишь небольшая улыбка появилась на её бесстрастном лице.
- Я с удовольствием пойду с тобой, Гровер.
Он выглядел так, будто что-то сжимавшее ему грудь, наконец, исчезло, позволив ему облегчённо вздохнуть.
Он взволнованно рассмеялся, и всё оставшееся время они проговорили о всяких пустяках ... однако на протяжении всего разговора Алекс чувствовала, как что-то внутри неё недовольно ворчало по поводу принятого ею предложения.

***


Итак, она была на месте: стояла перед портретом вазы с фруктами, ведущим в кухню. Что было не так? Здесь не было никакого Тома Риддла. Для того, кто так настаивал на её своевременном появлении, он теперь точно должен будет проглотить собственные слова.
Уловив краем глаза какое-то движение, Алекс быстро повернулась и внимательно вгляделась в темноту коридора. Возможно, это было игрой её воображения, но из-за угла выглядывал, как будто развивающейся на ветру, подол плаща.
Достав волшебную палочку, она медленно двинулась вперёд. Хотя это и был Хогвартс, однако на протяжении всей своей учёбы она так и не ощутила на себе его пресловутой защиты. Так что там за углом могло быть что угодно.
Алекс старалась ступать как можно тише, но когда над ней внезапно погас факел, она едва не споткнулась о свою собственную ногу. К счастью, девушка сумела удержать равновесие, но раздавшийся из темноты звук заставил её сердце забиться в бешеном ритме.
- Lumos!- от увиденного перед собой, её глаза поражённо распахнулись...

@темы: The Dark Lord's Prize

00:13 

The Dark Lord's Prize. Глава 15

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 15.
Теряя контроль


- Lumos! - её глаза поражённо распахнулись, а в следующее мгновение яркий свет ослепил девушку. Прежде чем Алекс успела понять, что случилось, она уже лежала на полу, судорожно пытаясь восстановить дыхание и найти нападавшего в ярком свете радостно потрескивавших факелов.
При падении её юбка немного задралась вверх, а волосы вьющейся волной рассыпались вокруг головы. Попытки встать или хотя бы одёрнуть юбку оказались бесполезны: к полу её прижимала невидимая сила.
Широко распахнутые зелёные глаза блуждали по коридору, пока не наткнулись на сутулую фигуру возле стены. Пытаясь унять бешеное сердцебиение, гриффиндорка встретилась взглядом с яркими бирюзовыми глазами Тома Риддла. Страх немного отступил, но она по-прежнему оставалась настороже. Встретив изучающий взгляд слизеринца, Алекс решила последовать его примеру. Ей сразу же бросились в глаза ластившиеся к парню тени: они полностью скрывали его тело. Однако пламя горевшего над ним факела всё же освещало его лицо ... и он выглядел, хм, в общем, он выглядел усталым и измотанным.
Под его необычно яркими глазами залегли тёмные круги, черты лица заострились. Обычно идеально уложенные волосы сейчас находились в полном беспорядке, пара прядей падала на глаза.
Глаза девушки переместились на его руки, ласкавшие полированное дерево волшебной палочки.
Пока взгляд юноши блуждал по её распростёртой фигурке, его лицо сохраняло каменное выражение.
- Ты пришла вовремя, Александра, мои поздравления, - его голос звучал спокойно, но Алекс мгновенно вспыхнула. Ей казалось, что он всегда так влиял на неё.
Какая-то часть её желала, чтобы он использовал заклинание, которое лишило бы её возможности говорить, поскольку она совершенно не знала, что сказать в такой ситуации. А главное, этот задница, прекрасно это понимал.
- Потеряла дар речи, Поттер? Неужели я не услышу от тебя никаких остроумных комментариев? - он оттолкнулся от стены, чтобы подойти к ней ближе, и Алекс, даже находясь на полу, не смогла увидеть его обувь, скрытую длинным плащом.
Подняв глаза на его лицо, она выдохнула:
- Что это было?
Великолепно, Алекс... Какой гениальный ты задала вопрос!
Однако это было лучшее, что она могла спросить, всё ещё находясь в шоковом состоянии.
Она наблюдала, как Том молча начал кружить вокруг неё, изучая выражение её лица.
- Ты определённо Гриффиндор, об этом говорит твой любопытный характер, но для Слизерина важна осторожность. Ты, не подумав, сразу начала действовать, хотя всё же достала палочку, готовясь столкнуться с чем-то в другом конце коридора. Ты старалась идти бесшумно, что тоже было вполне разумно. Однако это всё, что я могу положительного сказать об этой ситуации, – он сделал паузу и пристально посмотрел на задравшуюся юбку, которая обнажила её ноги до середины бедра.
Алекс прищурила глаза, когда увидела его подрагивающие в усмешке губы. Она точно знала, что он знал, что она чувствовала себя весьма неуютно в таком положении, но слизеринец само собой и палочкой не пошевелил, чтобы снять с неё проклятье.
- Ты была ужасно неуклюжа, хотя в этом нет ничего удивительного, зная твоё ближайшее окружение. Я наблюдал за тобой в течение пяти минут, прежде чем ты меня заметила. За эти пять минут, я мог без особых усилий схватить тебя или замучить пытками до смерти, если бы был твоим врагом. Или же, использовав легилименцию, узнать местоположение вашей секретной штаб-квартиры. И таким образом, напасть на твоих союзников и убить их, предварительно узнав всю интересующую меня информацию ... И победа в войне у меня в кармане, - он не сводил с неё глаз, а она подсознательно запоминала каждое произнесённое им слово.
- Предпринятая тобой атака выглядела до забавного жалко, – в его глазах плескался смех. - Ты увидела мой плащ только потому, что я это тебе позволил. Но ты всё равно проигнорировала свои инстинкты или, возможно, подумала, что это разыгралось твоё воображение? Ты думала не о том, отрицала свою интуицию и в итоге потеряла бдительность. Ты направилась ко мне с едва поднятой палочкой и в случае дуэли не успела бы её использовать. В твоей голове даже не мелькнула мысль о защитных или атакующих заклинаниях, чтобы обезвредить врага, стоящего за углом.
Лёгкий румянец, появившийся на лице Алекс в начале этого импровизированного выступления, становился всё ярче по мере того, как Том делился с ней своей оценкой её действий за такой маленький период времени.
- Невербальным чарам, которые я на тебя наслал, понадобилось две с половиной секунды, чтобы достичь тебя. За это время ты могла бы поднять защитный барьер, но вместо этого, просто закрыла глаза. Хотя я точно знаю, что у тебя отличные рефлексы, мы просто должны найти им правильное применение.
- И, несмотря на это, я всё же возьмусь обучать тебя, Алекс. Я дам тебе необходимые о войне знания и обучу приёмам, которые можно будет использовать в бою. Но я также научу тебя быть лучшей и более осторожной ведьмой, - он посмотрел на её скривившееся лицо и не смог сдержать весёлого хихиканья, моментально заполнившего коридор. - Не параноидальной ведьмой, заметь. Ты просто должна быть лучшей в ... хм, пожалуй, во всём.
Проигнорировав яростно заблестевшие глаза, он вновь обвёл взглядом её задравшуюся одежду, явно получая от этого удовольствие. Когда слизеринец, наконец, перестал кружить вокруг неё, он остановился над головой девушки, где она не могла его видеть. На некоторое время в коридоре повисло неловкое молчание.
- Я стану твоим наставником, а ты - моей ученицей, - он снова начал кружить вокруг неё. В его глазах горело твёрдое убеждение в только что сказанных словах. - Ты должна будешь согласиться на мои условия, Алекс. Пути назад не будет. Помни, ты это делаешь, чтобы помочь в вашей войне в будущем. Это ты будешь затронута сделанным тобой выбором, не я.
- Какие условия?
- Ты будешь внимательно и с уважением слушать меня каждый урок. Если я буду ставить перед тобой какую-то задачу, ты должна будешь прилагать максимум усилий для её выполнения. Если я буду назначать урок ночью, а у тебя уже будут какие-то планы, ты отменишь свои планы и пойдёшь на мой урок. Ты никому не должна рассказываешь о наших занятиях, в том числе своей подруге-оборотню и другу. И последнее, но не по значимости, ты не будешь воспринимать эти уроки, как шутку, ты должна понимать, от них зависит твоя жизнь.
Алекс поджала губы и хмуро посмотрела на Тома:
- Ты, в самом деле, думаешь, что я воспринимаю это как шутку, Том? Я достаточно прожила на этом свете, чтобы понять, что жизнь это вовсе не забавная игра. Я осознаю, насколько всё серьёзно, и согласна на твои условия.
И на то, чтобы убить тебя в моём времени.
Том ответил ей резким кивком и отменил действие чар, наконец, позволив Алекс подняться с пола. Так быстро, как это вообще было возможно, девушка оправила юбку и изящно поднялась. Когда она посмотрела на того, кто на неё напал, девушка была поражена тем, насколько высоким Том был на самом деле. Он возвышался над ней по крайней мере на голову.
- Ну что ж, - она сделала шаг назад, подобрав с пола свою волшебную палочку. – Это был весьма длинный список, я действительно настолько ужасная волшебница?
Зелёные глаза избегали смотреть в лицо слизеринца, вместо этого она рассматривала что-то у него за спиной.
- Конечно, ты не слабая ведьма, Алекс. Ты, вероятно, одна из сильнейших студенток в Хогвартсе и можешь легко победить многих старшекурсников на дуэли... но твой потенциал раскрыт не полностью. Я помогу это исправить, - она немного испугалась, когда его рука внезапно ухватила её за подбородок, вынуждая поднять голову. - Поверь мне, я знаю, о чём говорю, Алекс.
Он действовал на неё весьма смущающе. Она была удивлена, что не заработала головную боль от его каждодневных выходок. В этот самый момент, ей казалось, будто он заботится о ней и ждёт чего-то большего… но три минуты назад? Он был хладнокровен и бесстрастен. Тогда почему он беспокоится о её обучении? Зачем вылечил её после того глупого поступка во время прошлого полнолуния? Почему отклонил её приглашение на бал в честь Хэллоуина?
Казалось, Том Риддл был одной сплошной загадкой, кем-то, кого она никогда не разгадает и не поймёт. Однако, она поклялась себе, что, прежде чем вернутся в своё время, она постарается узнать его как можно лучше.
Бирюзовые глаза слизеринца были лишены каких-либо эмоций, когда как он сам пытался что-то найти в её собственных.
- Конечно, я понимаю, что ты пытаешься сказать, Том. Немого дополнительного обучения и я легко смогу надрать тебе задницу, - она усмехнулась, увидев, как его глаза на мгновение расширились. Том рассмеялся, отталкивая её от себя.
- Я бы не стал заходить так далеко, Алекс, - прошипел он в ответ. Его глаза сияли таким светом, которого она никогда не видела в них прежде.
Он выглядел игривым, практически открытым для вертевшихся у неё на языке вопросов. Как он узнал, что она Поттер? Почему он помогает ей в обучении, если знает, что в будущем является её врагом номер один? Почему он отклонил её приглашение?
Однако готовые сорваться с языка вопросы так и не были озвучены. Алекс не могла задать их прямо сейчас. Он выглядел таким беззаботным. Круги под глазами казались уже менее тёмными, а резкие черты лица разгладились.
- Итак, мы будем заниматься сегодня ночью?
- Насколько я знаю, ты собиралась поработать над своей домашней работой по зельям. Урок уже завтра, а ты ещё ничего не сделала. Я не хочу, чтобы ты отстала по этому предмету, не тогда, когда я якобы "обучаю" тебя зельям, - она чувствовала себя разочарованной, но, прежде чем уйти, Алекс одарила Риддла ухмылкой:
- Боишься потерять свою репутацию, не так ли?
- Не выдумывай, Алекс. Будем встречаться в моих комнатах каждую вторую ночь, в это же время.
Удаляясь от места встречи, она могла чувствовать, как его взгляд, прожигает дыру в её затылке.


***


- Как проходят занятия с Риддлом? - спросила Годива, готовясь ко сну.
Последние несколько недель Алекс могла наблюдать большие изменения, произошедшие с подругой. С одной стороны, девушка набрала нормальный вес и значительно подтянулась по всем предметам. С другой, Годива ни разу не сказала о себе что-то негативное и стала проводить больше времени, ухаживая за собой.
- А как ты думаешь? Этот человек абсолютно не пробиваем! Он только и может, что говорить своим высокомерным голосом… - она засунула в рот зубную щётку и продолжила, - ‘ак тебя мошно об’чить ‘оть шему-нибуть?
Годива рассмеялась и чмокнула её в затылок.
- Может, тебе стоит прекратить эти занятия. Тогда ты останешься на 6-м курсе по зельям вместе со мной. Мне тебя очень не хватает на этих уроках, - девушка нахмурилась своему отражению в зеркале и добавила, - Особенно с профессором Слагхорном в роли преподавателя. Единственное, что его заботит, так это его звёздные студенты.
Они чистили зубы в молчании, пока Алекс кое-что не вспомнила.
- Ты видела Тейлор и Блейка сегодня? Они вместе выглядят так мило! По-моему, они просто идеально подходят друг другу, - Годива в ответ только кивнула и выплюнула пену изо рта.
- А ты видела Бренду Маригольд? На ней сегодня была поддержанная мантия. Подол едва доставал до щиколоток. С тех пор как она лишилась семейного состояния, её друзья перестали с ней общаться, - Алекс фыркнула, но про себя нахмурилась. Между исчезновением денег у Маригольд и хорошим настроением Тома вместе с внезапным появлением у него одежды из более дорогих материалов определённо существовала связь.
Независимо от того, что он сделал, Алекс не хотела ничего об этом знать.
Девушки уснули быстро … и уже не могли видеть, как изумрудное ожерелье Алекс на мгновение вспыхнуло ярким светом, а затем снова превратилось в обычное украшение.


***


Обучение с Томом было увлекательным и интересным. Этот юноша знал многое, и он был превосходным учителем. За прошедшие недели она успела вникнуть в политику волшебного мира, изучила способы захвата волшебной палочки в дуэли в различных ситуациях, а также действия, которые необходимо предпринимать, если окажешься без палочки.
Вместе с новыми знаниями появилось и уважение к Тому. От него она не получала ничего кроме доброжелательности и удивительного терпения. (А ведь Алекс знала, что эти черты характера не относились к его сильным сторонам) Он становился совершенно другим человеком, когда они оставались наедине. Отличное чувство юмора, терпение, понимание, строгость, огромный багаж знаний органично переплетались с такими отрицательными чертами его характера, как требовательность, некоторая непримиримость, огромное стремление к доминированию. Однако, стоило ему потерять терпение, его самообладание летело кентавру под хвост, и этот коктейль становился по-настоящему взрывоопасным.
Ни разу за эти несколько недель, они не обсуждали ничего, кроме уроков. После того как он отпускал её, Алекс всегда просто уходила, не задавая лишних вопросов и не оглядываясь. И ни разу у неё не возникало желания обсудить с ним что-то помимо их уроков. Она стала лучше понимать его, и время от времени ловила на себе его вопросительный взгляд, когда он думал, что она на него не смотрит.
Они сильно сблизились и научились лучше понимать друг друга.
Том сказал, что на следующей неделе они приступят к теории волшебства, и это давало Алекс практически полностью свободные выходные. Весьма удачно. Ведь это были выходные в Хогсмиде, и она собиралась провести их с Гровером. Сразу после их совместного матча по квиддичу.
- Изучи это сегодня вечером, Алекс, – сказал Том, удобно расположившийся в одном из неприметных уголков библиотеки.
Изучить Тёмных и Светлых Лордов столетия. Что может быть интереснее?
Однако увидев, как лицо Тома вспыхнуло от гнева, Алекс с готовностью взяла книгу, проглотив готовые сорваться с языка язвительные комментарии.
- Том? - она сделала паузу, дожидаясь, когда слизеринец посмотрит на неё сквозь падавшие на глаза прядки волос. – Ты придёшь на мою игру завтра?
Обычно он не посещал квиддичных матчей, поскольку никогда не участвовал в них.
- А как ты думаешь, Алекс? – его голос звучал раздражённо и Алекс ухмыльнулась.
- Отлично, тогда я буду искать тебя на трибунах, - с этими словами она развернулась и вышла из библиотеки, ощущая на себе знакомый взгляд, провожающий её удаляющуюся фигуру.


@темы: The Dark Lord's Prize

20:45 

The Dark Lord's Prize. Глава 16.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 16.
Навязчивые мысли.


Не отрывая взгляда от доски, на которой Эддисон, капитан гриффиндорской команды по квиддичу, рисовал схему предстоящей игры, Алекс накинула на плечи тёмно-бордовый плащ и собрала волосы в высокий хвост.
Погода портилась с каждым днём, но снега ещё не было. Зато с самого утра на улице выл ветер и моросил холодный дождь, но ничто из этого не могло заставить команду Гриффиндора отказаться от игры в квиддич.
Сегодняшний матч был отборочным перед решающими встречами. Если Гриффиндор выиграет, то они будут бороться в финале со Слизерином, а если проиграет - с Хаффлпафом, за третье место.
- Эшли, ты меня вообще слушаешь? - девушка рассеянно кивнула и поправила застёжки квиддичной амуниции. Она была немного взволнована предстоящей встречей с Гровером. Если она победит, то он наверняка будет раздражён проигрышем своей команды, ведь так?
Внезапно налетевший холодный поток воздуха вывел её из задумчивого состояния.
Кого, чёрт возьми, заботит, что победит она, а не он? Уж точно не её. Если бы проиграла она, то в любом случае не стала бы злиться на него. Оставалось надеяться, что и он покажет себя истинным джентльменом, если этот матч выиграет она. Но если он всё же будет зол на неё ... то Алекс заставит его купить ей двойную порцию мороженого в Трёх Мётлах.
На место мыслей о Гровере тут же пришли другие. О Томе Риддле. Она задавалась вопросом, придёт он на игру или нет. Когда Алекс спрашивала его об этом, она знала, что вероятность появления слизеринца на матче по квиддичу ничтожно мала. Единственная причина, по которой она это сделала, заключалась в том, что Тома невероятно раздражало, когда она так над ним подтрунивала.
Хотя, если быть до конца откровенной, этой отговоркой Алекс просто-напросто старалась скрыть тот факт, что она хотела видеть его здесь.
- Мы должны выиграть этот матч. Рэвенкло – сильная и несколько агрессивная команда, но мы справимся, - Эддисон сделал шаг к своей команде и решительно вытянул руку вперёд. С усмешкой Алекс накрыла его руку своей, остальные члены команды последовали её примеру.
Капитан наградил каждого игрока небольшой улыбкой и уверенно произнёс:
- Гриффиндор.
- Гриффиндор! – хором ответила команда и направилась к выходу - под непрекращающийся холодный дождь.
Команда Рэвенкло уже делала разминочный круг над стадионом под одобрительный вой болельщиков. Оседлав метлу и взмыв в небо, Алекс моментально почувствовала прилив адреналина.
Выбившиеся из хвоста волнистые пряди трепал встречный ветер, а она выжимала из своей метлы максимальную скорость. Тёмно-бордовый плащ развивался за её спиной и вскоре стадион превратился в море мельтешащих туда-сюда синих и ало-золотых пятен.
Она любила эту атмосферу, и как она вообще могла поверить в то, что сможет легко расстаться с квиддичем? Это было просто невозможно.
Зелёные глаза скользили по трибунам, выискивая знакомые лица. Вон - Годива и Кристофер, последний старается поближе придвинуться к оборотню, которая, в свою очередь, старательно от него отодвигается. Юнити, Тейлор и Блейк заняли места на следующей скамье, сейчас они улыбались и приветливо махали Алекс руками.
Она фыркнула и продолжила всматриваться в толпу. Бросила хмурый взгляд на слизеринское трио, включавшее Бренду Маригольд. Хотя Алекс сомневалась, что их дружба продлится долго, учитывая потерю семейного состояния Бренды. Профессор Слагхорн сидел рядом с профессором Дамблдором, а директор Диппет разговаривал с учителем ЗОТИ.
И вдруг в поле её зрения попал он. Том Риддл, почти полностью скрытый плащом с капюшоном, устроился в нижней части трибун и оттуда наблюдал за летающими над полем игроками. Отзываясь на его появление, в животе что-то болезненно сжалось. Он действительно пришёл.
Чёрт возьми. Она этого не ожидала. Совсем. Она точно знала, что Том не захочет прийти.
Против воли на её лице расцвела счастливая улыбка. Он пришёл ради неё.
Приложив небольшое усилие, она легко выровняла метлу и полетела к своей команде. Том Риддл пришёл на квиддич. Всё это время, пока он с ней занимался, она просила его прийти, а в ответ получала лишь совершенно незаинтересованный взгляд. И, несмотря на это, он был здесь.
Раздался свисток судьи, и игроки заняли свои позиции в центре поля. Краем уха слушая наставления о честной и чистой игре, Алекс скользила взглядом по лицам противников, пока не встретилась с глазами Гровера. Рэвенкловец улыбнулся и кивком пожелал ей удачи. Девушка ответила ему тем же и взлетела на пару метров вверх, занимая позицию ловца.
Как только капитаны пожали друг другу руки, прозвучал сигнал свистка и игра началась.

***


Алекс и Гровер шли бок о бок мимо разнообразных хогсмидских магазинчиков. Она замотала вокруг шеи гриффиндорский шарф и натянула меховые перчатки в надежде хоть немного защититься от промозглого декабрьского ветра.
- Отличная игра, Алекс. Ты была великолепна, - зелёные глаза внимательно посмотрели на рэвенкловца, и их обладательница несмело улыбнулась.
Гриффиндор выиграл, когда Алекс в эффектном сальто схватила снитч. К счастью, Гровер не испытывал никакой обиды по этому поводу, поэтому она не чувствовала себя неуютно в его компании.
- Спасибо. Вы тоже неплохо играли, – на самом деле, она просто не знала, о чём ещё можно говорить с Гровером. Только пару минут назад она поняла, что это и было той причиной, по которой она не решалась отвечать на его ухаживания.
Эта мысль мгновенно направила её размышления в другую сторону - Том. После того, как она схватила золотой снитч, её глаза неосознанно обратились в его сторону, только затем, чтобы констатировать отсутствие слизеринца.
- Итак, хм… Ты не хотела бы зайти к мадам Паддифут? В её ресторанчике отличное меню, - сердце Алекс пропустило пару ударов, пока она, наконец, не вспомнила, как надо дышать. Мадам Паддифут? Она уже была здесь ... в это время?
О, Мерлин.
Гровер усмехнулся и взял её за руку, уводя к знакомо выглядевшему кафе.
- Идём, Алекс. Скорей всего тебе незнакомо это место, но поверь мне, оно замечательное. Ты просто обязана его увидеть на день святого Валентина.
Её лицо побледнело, едва ей стоило вспомнить тот день, когда Джастин повёл её на день святого Валентина в это кафе. Это был сущий кошмар.
Но прежде чем её нога переступила порог этого заведения, она почувствовала, как волоски на её шее встали дыбом. Алекс остановилась и покрутила головой, внимательно осматривая раскинувшуюся перед ней волшебную деревеньку. Но вокруг не было ни души.
- Давай, Алекс, – проворчал Гровер, затягивая её в ресторан.
Её глаза расширились от ужаса и недоверия. Этого просто не могло быть! Нет. Не снова. Небольшой зал был оформлен белой и розовой тканью с многочисленными оборками. Материал отличался от использовавшегося в её времени, но общая идея была та же.
- Поверь мне, ты привыкнешь к интерьеру. Через некоторое время, он отчасти даже будет тебя успокаивать, - он взял её за руку и подвёл к столику у самого окна. Алекс взяла меню и раскрыла его перед лицом так, чтобы никто из прохожих не мог увидеть её через окно. К сожалению, Гровер решил сесть рядом с ней, а не напротив.
- Ты должна попробовать лазанью, она действительно очень вкусная, - Гровер указал на движущуюся картинку названного блюда.
Алекс глубоко вздохнула и заглянула в меню. Она была голодна ... и скорее согласится сидеть в этом девчачьем ресторане, чем будет отрицать сердитое бурчание в своём животе. Большой, сочный гамбургер звучал особенно хорошо. А ещё порция картошки фри и, возможно, кусочек пирога. Но опять же, в ресторане мадам Паддифут, вероятно, не готовили маггловской пищи.
- Вы готовы сделать заказ? - она медленно взглянула на официантку и едва не подавилась. Эта женщина напоминала мужчину, по ошибке надевшего платье своей жены! А Алекс ещё считала, что она плохо смотрится в платье.
- Хм, может...
- Нам, пожалуйста, две порции лазаньи со стаканом молока, – перебил её Гровер, вынимая меню из удивлённо разжавшихся пальцев девушки.
Как он смеет? Она не могла поверить в то, что он только что сделал заказ за неё. Теперь это зашло слишком далеко. Казалось, что чем ближе она узнаёт мистера Гровера, тем больше понимает, насколько он отвратительный человек. А молоко? Конечно, в редких случаях она совсем не против выпить стакан молока, но Мерлин, сейчас она была настроена на что-то более ... хм, ладно, что-то более питательное. Молочный коктейль, возможно. Какао.
Какого ... ?
Её тело мгновенно напряглось, ощутив на плечах тяжесть руки, обнявшего её Гровера.
- Разве здесь не замечательно? Я рад, что ты смогла найти время, чтобы выбраться сюда со мной.
Алекс медленно перевела пристальный взгляд с обнимающей её руки на грудь юноши, к которой она оказалась прижата.
Но до того как, она успела проклясть обнаглевшего ревенкловца, тесный зал наполнился криками посетителей, в страхе выбегавших из ресторана. Она осмотрела кафе из-за плеча Гровера, пытаясь найти источник их испуга. Гриффиндорка надеялась, что это было чем-то ... неожиданным. Что в любом случае было бы намного более приятным, чем необходимость сидеть здесь, слушая глупый разговор Гровера.
- Что во имя Мерлина ... - голос Гровера задрожал и он крепче прижал Алекс к себе. - Мерлин! – юношу стало ощутимо трясти, но Алекс всё ещё не могла обнаружить источник его страха. - Алекс! Что-то ползает по м-моим ногам.
Наконец она услышала и увидела его. Шипящий смех зазвучал в её ушах, и из-под скатерти показалась чёрная голова рептилии. Красные глаза змея пылали весельем, когда он, развлекаясь, сделал круг вокруг Гровера.
Это была большая змея, около шести футов в длину. Королевская кобра, судя по её виду. Чёрная королевская кобра. По её эбеновой шкуре вдоль всей длины были разбросано множество серых и несколько зеленых чешуек. Капюшон был глубокого изумрудного цвета, который при попадании на него света вспыхивал серебряными всполохами.
Взгляд Гровера встретился с красными глазами змеи, рэвенкловец открыл рот, и в следующую секунду кафе наполнилось истеричным воплем молодого мужчины. Она снова услышала исходивший от змеи шипящий смех, и Гровер, одёрнув обнимавшую Алекс руку, выскочил из-за стола, стараясь оказаться как можно дальше от змея. Даже не взглянув на гриффиндорку, юноша выбежал из ресторана.
- Глупая, как же ты могла согласиться на свидание с ним? – прошипел змей, и у Алекс возникла странная догадка, кем он мог быть ...
- Том? Что, чёрт возьми, ты делаешь? - он не имел никакого права расстраивать её свидание с Гровером.
- Спасаю тебя от самоубийства, Алекс. Или ты хотела бы продолжить сидеть здесь, наслаждаясь этими отвратительными розовыми скатертями и его назойливым поведением? Не лучше ли ощущать приятный вес кобры вокруг своего … маленького тела? – сказав это, змей, или, скорее, Том, заскользил вокруг талии Алекс выше, пока не достиг её шеи. Прохладная чешуя создавала приятный контраст с её теплой кожей. Гриффиндорка встретилась взглядом с красными глазами змея.
- Моя маленькая заноза в заднице. Ты только что лишил меня источника обеда, почему я должна тебя за это благодарить? – в доказательство её слов в животе громко заурчало, и Том усмехнулся.
- Тогда позволь мне угостить тебя, - она вопросительно подняла брови и почесала его под подбородком. У него была великолепная анимагическая форма.
- Это будет так же хорошо, как лазанья? И стакан молока?
- Я не думаю, что смогу конкурировать с этим, но могу попробовать, малышка, - она обожгла взглядом эту самодовольную королевскую кобру, которая, купаясь в солнечных лучах, обвила её тугими кольцами, и теперь просто наслаждалась массажем, который ей делала Алекс.
- Мисс? Не могли бы Вы убрать Вашу ... змею из ресторана? - капюшон Тома раскрылся, и он предупреждающе зашипел на официантку. Мужчина-женщина отступила назад и начала медленно пятиться к кухне, кидая полные ужаса взгляды на шипящую кобру.
Алекс вздохнула и попыталась вылезти из-за стола, надо сказать, безуспешно.
- Том, - половина его змеиного тела была обёрнута вокруг неё, а другая вытянулась на полу. Красные глаза посмотрели на неё, как бы говоря ‘Твои проблемы‘. Она зарычала, упёрлась руками в покрытый розовой скатертью стол и оттолкнулась. Он был тяжёлым, очень тяжёлым ... но ещё было что-то странно успокаивающее в его весе.
- По крайней мере, оберни остальную часть вокруг меня. Тогда мне не придётся тащить твой королевский зад по земле всю дорогу.
Покидая ресторан, Алекс ощущала на себе с десяток провожавших её взглядов, но ей было на них абсолютно плевать. Это было её делом и других оно не должно никоим образом волновать.
Её шаги походили на первые шаги ребёнка, поскольку обвившийся вокруг её тела Том весьма затруднял движение. Змей продолжал сжимать вокруг неё свои кольца, издавая при этом странные шипящие звуки, почти мурлыканье, только на парселтанге.
Посмотрев по сторонам, она постаралась незаметно шмыгнуть в тёмный переулок между двумя магазинами. Не могло идти и речи о том, что она весь день будет его чёртовым извозчиком.
- Превращайся, самонадеянный пикси.
- Следи за языком, - прошипел Том уже в своём человеческом облике. Сейчас, когда она смотрела на него, он больше чем когда-либо напоминал Алекс змею. Он был худым и высоким, но его лицо ещё не приобрело змеиных черт ... пока.
Алекс упёрла руки в бока и ухмыльнулась.
- Ну и? - она была голодна. Нервничая перед игрой, она пропустила завтрак, а затем Том лишил её обеда.
Он оскалился в своей фирменной ухмылке, от чего его скулы стали ещё более заметными. Гриффиндорка проследила, как его острый кадык подпрыгнул, прежде чем он снова заговорил.
- Ну и? Ну и что? - он сделал шаг ближе и посмотрел на неё сквозь тёмные волосы.
- Сам знаешь что. Мне, конечно же, льстит, что ты пришёл на мою квиддичную игру, но я не думаю, что буду играть ещё когда-нибудь, если умру от голода! - на улице было холодно, но она этого не замечала, поскольку, согретая внезапным приливом адреналина, увлечённо препиралась с Томом.
- Мне не доводилось слышать о том, чтобы кто-то умирал, оставшись без еды на целых четыре часа, Алекс, - его бирюзовые глаза снова искрились ... чудесным образом преображая его обычно бесстрастное лицо. - Полагаю, ты хотела бы, чтобы я купил тебе какое-нибудь толстощёкое угощение,- его голос был пропитан весельем, при этом он делал вид, будто смахивал несуществующие пылинки со своего бархатного плаща.
Алекс раздражённо зарычала:
- Толстощёкое - что? - этот человек ...
- Толстощёкое угощение, Алекс. Дай угадаю. Ты не отказалась бы от большой порции домашнего ванильного мороженого, посыпанного двумя ложками клубники, я не ошибся? И давай не будем забывать о тайном желании запить всё это густым шоколадно-молочным коктейлем, - её глаза расширились, стоило ей услышать столь смелое предположение того, что она получит.
Он сделал пару ленивых шагов в её сторону, и его руки начали притворно ощупывать её со всех сторон.
- Я весьма удивлён тем, как тебе удаётся оставаться такой худой при таком рационе, – он игриво пощекотал её живот, и девушка фыркнула от смеха. Это была одна из тех слабостей, которые он обнаружил во время их тренировок. И сейчас слизеринец решил использовать это против неё.
Она вынуждена была опереться о стену, когда Том защекотал её ещё сильнее. Но ожесточённая щекотка внезапно превратилась в ласку, и Алекс резко открыла глаза. С нечитаемым выражением он смотрел на неё сверху вниз, очень медленно наклоняясь к её лицу. Алекс чувствовала тёплое дыхание, ласкающее её лицо с каждым его вздохом. Этого не могло случиться. Не с Томом и ею. Но её тело предательски тосковало по его прикосновениям, а она восхищалась и уважала его ... так что случится, если она потянется губами навстречу Тому?
Нет. Прежде чем это ... это событие произойдёт между ней и Томом, она должна получить некоторые ответы.
Уперев ладони в его грудь, она оттолкнула его так далеко от себя, как могла. Слизеринец недовольно зашипел и хмуро посмотрел на неё из-под спутанных волос.
- Какого чёрта, Ал...
- Я не собираюсь больше играть в твои игры, Том, - она оттолкнулась от стены и независимо подняла подбородок. На этот раз, он будет слушать её. - Я устала от всего этого. Я не возражаю против отношений, которые установились между нами во время уроков, но вне этих занятий, ты ведёшь себя не столь … сообразительно. - Она понимала, что была строга к нему. Знание того, что Том никогда в своей жизни не имел романтических отношений, блуждало в её сознании, и, тем не менее, сейчас она сознательно задела эту сторону его жизни.
Том вспыхнул от гнева, и его магия заставила её волосы встать дыбом.
- Я не понимаю, как ты узнал столь многое обо мне… Ведь я никогда об этом тебе не рассказывала. Откуда тебе известно, что я - Поттер? Почему ты смотришь на меня с таким пониманием? Зачем играешь с моими чувствами? Ты хочешь быть со мной и начать отношения, но в то же время отклоняешь моё приглашение на бал. Ты вмешался в моё свидание с Гровером из-за ... из-за чего? Ревности? - она сделала паузу и посмотрела на него испытывающим взглядом. – Прекрати посылать мне противоречивые сигналы, Том.
Моросящий дождь успел превратиться в мокрые хлопья снега, и девушка повернулась, чтобы уйти и дать ему время подумать над тем, что она сказала. Но не успела она сделать и шага, как сильная рука сомкнулась вокруг её запястья и толкнула гриффиндорку спиной к стене. Глаза Тома горели, когда его лицо поравнялось с её.
- Ты хочешь получить все эти ответы, Алекс? Я буду рад тебе их дать, – в его речи появились шипящие нотки. - После того дня в Трёх Мётлах, когда я услышал, что ты прибыла из будущего и по какой-то причине ненавидишь моё будущее-Я, я захотел узнать всё, а не только ту часть правды, которую ты позволила мне услышать. Я взломал чары на сундуке и выкрал твой дневник, чтобы узнать эту правду, - Алекс готова была взорваться от гнева, когда поняла, откуда слизеринец всё узнал, но Том закрыл ей рот рукой.
- Я считаю, что это было вполне порядочно с моей стороны, Алекс. Ты знала о моей жизни всё, что я старательно держал в секрете ото всех. Это было справедливо, что я узнал все подробности о твоей жизни. Просмотрев твои воспоминания, я впал в ужас от того, кем стану. Первый раз в моей жизни мне было так страшно. Создание хоркрокусов я считал шагом к бессмертию и могуществу, а не шагом к становлению холодного и безжалостного убийцы, - она потеряла дар речи, когда увидела его подёрнутые злостью глаза. - Я не хочу становиться Лордом Волдемортом. Я всегда мечтал стать кем-то с исключительными талантами и знаниями, кем-то, на кого волшебный мир смотрел бы с уважением, но я никогда не стремился стать безумным маньяком с навязчивой идеей мирового господства, - Том замолчал и опустил голову, прижавшись к её щеке.
- Поэтому я убедил себя, что никогда не превращусь в такого как этот. Я прекратил создавать новые хоркрокусы и видеться с Лордом Гриндевальдом. В тоже время, твой дневник дал мне возможность увидеть тебя в новом свете. Ты столь многое вынуждена была пройти из-за моего будущего-Я... И всё же, несмотря на это, ты нашла в себе силы и время, чтобы узнать меня. Ты смогла заглянуть под мою маску и признать, что я ещё не был тем Лордом Волдемортом, которого ты знала, – его голова вернулась в первоначальное положение, и он посмотрел на неё с таким волнением ...
- У меня возникла мысль, что я мог бы обучить тебя, научить, как убить Лорда Волдеморта и подарить моей душе покой и целостность. Так я думал раньше, но чем больше я размышляю над этим, тем чаще прихожу к выводу, что моя эгоистичная натура не может позволить тебе выскользнуть из моих рук ... Кроме того, мои хоркрокусы слишком надёжно защищены. Тебе потребовались бы годы, чтобы обнаружить оставшиеся осколки, - он бросил на неё внимательный взгляд и равнодушно пожал плечами. - Я решил, что так или иначе сохраню память о тебе, даже если ты вернёшься в своё время.
Алекс покачала головой.
- Это не сработает, Дамблдор...
- Наложил заклятье, которое у каждого сотрёт всякую память о тебе в тот момент, когда ты уйдёшь? Да, я знаю. Но на любое заклятие всегда есть контр-заклятие, Алекс. Всегда. И я найду его.
- Это всё равно не сработает. Неужели ты ожидаешь, что Лорд Волдеморт станет мягким и пушистым, только лишь получив память обо мне? Я ничего особенного для него...
Том прервал её хриплым голосом:
- Для него - нет, но ты очень важна для меня, Алекс. Ты обратила на себя моё внимание в ту же секунду, когда я тебя впервые увидел - я положил на тебя глаз... как бы банально это ни звучало. Ты оказалась столь не похожа на всех остальных женщин, - он сжал зубы, и крылья его носа затрепетали. - Прежде чем я познакомился с тобой, я считал женщин дешёвым развлечением, но ты ... ты нечто намного большее. Твоя Магия так похожа на мою ... ты сумела заставить меня увидеть изъяны в моих планах по достижению могущества, - его голос был наполнен страстью, и он пристально вглядывался в её глаза, в попытке заставить её понять.
Она вцепилась в плащ Тома и захныкала. Всё, казалось, вышло из-под контроля.
- Том, ты отклонил моё приглашение...
- Забудь это чёртово приглашение, Поттер. Мне нравишься ты. Я хочу, чтобы ты хотела пойти со мной. Я знал, что ты пригласила меня только чтобы вернуть долг той ночи полнолуния. Так что я терпеливо ждал, и, в конце концов, добился твоего внимания, - его холодные руки ласково погладили её щёки. Алекс надеялась, что он не заметил, как её нижняя губа в предвкушении задрожала.
- Том, - она уже не понимала, что сейчас надо было сделать или сказать. Ничто не могло потрясти её больше, чем его признание. Под этой постоянной маской властности, уверенности, всезнания ... скрывался просто напуганный молодой мужчина. Напуганный возможностью превращения в монстра в будущем, осознанием своего ужасного прошлого. Напуганный возможностью потерять всё то, чем он дорожил и к чему действительно стремился.
Юноша приглушённо зарычал и накрыл её губы поцелуем. Это был один из её первых поцелуев, если не вспоминать случая с Роном. По сравнению с её рыжеволосым другом, этот был намного более ... чувственным, эротичным и зрелым. Его холодные пальцы скользнули по щекам, собрали в кулак её шелковистые волосы, и притянули девушку ещё ближе. Им хотелось прижаться друг к другу ещё сильнее, но между ними не было и дюйма свободного пространства, так плотно они стояли друг к другу.
Она обвила руками его шею и принялась ласково перебирать волосы на его затылке.

***


Он не планировал рассказать ей всё, но знал, что она должна была это узнать, когда-нибудь. Но она так мило выглядела, когда горячо настаивала и требовала ответов, что он дал волю своей слабости. Это привело к тому, где он был теперь. Эта очаровательная женщина была в его объятиях, та самая, к которой он так хотел прикасаться и ласкать.
Она была для него всем. Умная, красивая, сильная, с чувством юмора, добрая, хитрая, своенравная, и, о боги ... она была его. Нет больше Гровера Харрисона в её будущем, ведь он заявил свои права на неё.
У слизеринца перехватило дыхание, когда он заглянул в эти большие, выразительные глаза. У них впереди была трудная дорога, но он пройдёт её до конца. Он должен был ... хотел. Пару недель назад он осознал, что мог бы видеть Алекс рядом с собой целую вечность. Это было то самое чуждое ему чувство, которое он никогда и не думал испытать в своей жизни. Это чувство - любовь. Он мог бы признаться ей в этих чувствах, но боялся ответной реакции.
Её Магия и его Волшебство, сворачиваясь и переплетаясь вокруг их тел, создавали переливающийся энергетический кокон. Изумрудное и Багровое пламя магии, наконец, было свободно. Совместимая Магия. После стольких вопросов о непонятной реакции его Волшебства на её Магию, он, наконец, удосужился поискать об этом в библиотеке. И нашёл…
Они были партнёрами, созданными друг для друга. Другое слово, которое могло бы быть использовано для описания подобного - друзья или супруги, но в то же время магически совместимые волшебники могли быть и врагами или даже быть одного пола. Однако, так или иначе магия партнёров усиливалась в несколько раз, если они были соединены романтически-сексуальными отношениями.
Его глаза всматривались в её заалевшее лицо. О, Салазар, он никогда не сможет ею насытиться. Лорд Гринделвальд сказал бы, что любовь – это слабость, но для него, любовь была чем-то, что делало его ещё сильнее. Рядом с ней он был легкомысленным и безрассудным ... защищающим и присваивающим, но это в целом были единственные отрицательные аспекты его нахождения рядом с ней. Плюсы перевешивали минусы – ведь вместе они обладали ошеломляющей мощью. Конечно, сила не была всем, что имело для него значение. Вовсе нет. Ведь у него, наконец, появился тот единственный человек, который был полностью совместим с ним самим.
Вместе они были непобедимы, и Том проклянёт сам себя, если когда-нибудь позволит ей уйти. Этот спорный вопрос в ближайшее время не следует обсуждать с Алекс. Если он не сумеет найти контр-заклятие к чарам Дамблдора, то он устроит её здесь. Изумрудное ожерелье на шее было её билетом из 1944 года. Без него, она застряла бы здесь ... так что случится, если её ожерелье внезапно пропадёт?
Его глаза внимательно изучали и запоминали каждую чёрточку лица девушки. Её незатейливые ласки на затылке были странно успокаивающими и в то же время эротическими. Кончиками пальцев нежно и одновременно как-то по собственнически он провёл по её холодной щеке, затем шее. Осторожно приподняв её тонкий подбородок, он нежно приник к мягким губам ещё раз.
Она была его наркотиком, и он знал, что со временем он станет её собственным наркотиком. Что-то внутри него понимало, что в конце концов Александра Куин Поттер будет с ним как его любимая. Поцелуй с ней был таким невинным, но он уже чувствовал себя намного лучше, нежели тогда, когда он проводил время с Брендой Маригольд или любой другой женщиной. Алекс была настолько волнующей, и её Магия так охотно откликалась на его Волшебство... Однако прежде чем он успел приступить к чему-нибудь более интенсивному, от выхода из проулка донёсся судорожный вздох.
Он уже знал, кто это был, поэтому, не отрываясь, следил за выражением лица Алекс, когда она повернулась, чтобы посмотреть на незваного гостя. Ещё одно чуждое чувство проникло в сердце слизеринца, когда гриффиндорка оттолкнула его и побежала вслед за Годивой Рэмси. Это мог бы быть гнев, но он был знаком с этим чувством. Однако после того, как он увидел, что Алекс, на мгновение прекратив погоню за оборотнем, посмотрела через плечо на него теми полюбившимися ему большими зелёными глазами ... он осознал, что чувствовал себя одиноким.
Одиночество было тем, что он с горечью вынужден был принять в юности, но присутствие Алекс в значительной степени смягчало это тягостное ощущение.
- Спасибо, Том.
С этими словами она ушла, и у него перед глазами возникло видение, что она уходит из его жизни навсегда. Его руки в гневе сжались в кулаки. Он не позволил бы этому случиться. Проклятье, если ему пришлось бы причинить Алекс боль, чтобы она осталась на его стороне, он, скрепя сердцем, сделал бы это.
После всего, через что они прошли, Алекс была связана с ним.
Том поднял лицо к небу. Никогда прежде он замечал лёгких прикосновений снежинок, мгновенно тающих на его тёплой коже, или холода, болезненно жалящего его губы и пальцы. С Алекс он, наконец, увидел и почувствовал окружающий его мир.
Одинокая и едва заметная слеза скатилась вниз по щеке, просочившись из плотно закрытых бирюзовых глаз. Что-то грохотало глубоко в его груди, с каждой секундой становясь всё громче. Его лицо расцвело в улыбке, и он засмеялся.
Он был влюблён в Александру.

@темы: The Dark Lord's Prize

00:38 

The Dark Lord's Prize. Глава 17

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 17
Смотря его глазами


Напряжённое дыхание наполняло небольшую лабораторию. Здесь было темно и мрачно, но её обитателя это ничуть не тревожило. Света от единственной свечи вполне хватало для чтения. Внимание зельевара было сосредоточено на двух рецептах, которые возможно могли, а может и не могли защитить его от чар этого старого дурака.
Это должно было сработать. Много ночей он посвятил изучению составов этих зелий, только чтобы убедиться, что, объединив их, он получит защиту. Получившийся состав был очень труден в приготовлении, но, к счастью, Том обладал достаточными способностями в зельеварении.
Возможно, всему виной было съедавшее его отчаяние, или, что вероятней, потому что он думал вовсе не о зелье, а о некой черноволосой красавице, которой сегодня признался в своих чувствах ... но спустя всего несколько минут его котёл взорвался, и он едва успел пригнуться.
Однако пара капель всё же попала на кожу, а вместе с судорожным вдохом пары зелья заполнили и его лёгкие. Внезапно Том ощутил сильное головокружение, его глаза закатились и слизеринец без сознания осел на каменный пол.
Следующие несколько минут перед его глазами проносились видения о ней.

***


Одинокий силуэт вырисовывался на фоне окна общежития 6-го курса Гриффиндор. Большие изумрудные глаза, не отрываясь, смотрели, как крупные снежинки, кружась, падали с неба. И лишь они могли видеть, как преображалось лицо девушки, едва ей стоило вспомнить сегодняшние события и ласково провести пальцем по губам.
Годива настолько была возмущена увиденным в переулке, что Алекс смогла нагнать её только в гостиной. Гриффиндорка непроизвольно вздрогнула от воспоминаний о том разговоре.

~ Как ты могла, Алекс? Он применил к тебе силу? - в голосе оборотня слышались истеричные нотки, а сама она, не переставая, ходила взад-вперёд перед Алекс.
~ Он ни к чему меня не принуждал, Годива. Я, честно говоря, не понимаю, почему ты так взбешена...
~ Взбешена? Алекс, это - Риддл. Высокомерный козёл, который просто не заслуживает любви или чего-то подобного.
Слова подруги мгновенно пробудили в Алекс желание защищать.
~ Не говори так, Годива. Том заслуживает того, что я могу ему дать. Будь то любовь, или простое понимание, у него было тяжёлое прошлое. Может быть, ты просто должна дать ему шанс, как это сделала я.
Янтарные глаза Годивы смотрели на неё в недоумении.
~ Дать ему шанс? Алекс, вы двое весь год препирались при каждой встрече. Я думала, вы ненавидите друг друга… - она осеклась и растерянно посмотрела на черноволосую девушку. – Неужели в этом и заключается разгадка? Вы двое ... флиртовали? Это был его способ показать тебе, что ты ему нравишься? Придираясь к тебе? И наоборот?
Алекс в задумчивости отвела взгляд от подруги. Это действительно выглядело именно так. Том всегда подначивал её, и она отвечала ему тем же. Значит ли это, что эти ... эти чувства всегда были скрыты глубоко в них? Им было суждено быть вместе? Том что-то говорил о совместимости их магии.
Вновь поймав взгляд оборотня, Алекс невинно пожала плечами.
~ Я не знаю, Годива. Не думаю, что Том является таким мастером флирта.
Гриффиндорка громко вздохнула и покачала головой:
~ Мне нужно время, чтобы об этом подумать, Алекс, – и не говоря больше ни слова, она вышла из комнаты.


Алекс посчитала это хорошим знаком, ведь Годива просто сказала, что ей надо подумать об этом, не требуя, чтобы она бросила Тома. Поскольку наследница Поттер знала, что если бы ей пришлось выбирать между Томом и Годивой, то, увы, её подруга больше бы не захотела находиться рядом с ней.
Стянув резинку, девушка позволила волнистым чёрным локонам свободно рассыпаться по плечам. Алекс начала медленно массировать кожу головы, наслаждаясь получаемым от этого нехитрого действия ощущением расслабленности. После столь насыщенного дня головная боль не стала для неё сюрпризом.
Том. Её мысли были сосредоточены на нём. Она чувствовала себя … счастливой. Для описания её состояния просто не существовало иного слова. Она буквально осязала установившееся между ними влечение и эмоциональную связь, а когда их губы встретились в поцелуе, она поняла, что так и должно быть. Так правильно.
Она была потрясена признанием Тома. Он казался таким открытым, она могла видеть каждую его эмоцию. Он уже создал хоркрокусы, но не все семь. Ведь каждый раз, когда он разделял свою душу, его эмоции истощались и исчезали. Это и было причиной того, что Волдеморт в её времени был бездушной тварью.
Но всё же у неё оставались некоторые сомнения. Что произойдёт, если она вернётся в своё время? Он забудет её, но она будет помнить всё до последней детали. Знание того, что Волдеморт раньше мог чувствовать как и любой другой человек, будет давить на неё, когда Алекс вновь столкнётся с ним на поле боя.
Однако существовал ещё один вариант.
Дрожащими пальцами Алекс погладила ожерелье на своей шее. Это был единственный способ остаться с ним. Она знала, что могла бы прожить здесь замечательную жизнь, но её чувство долга было слишком сильно. Без Дамблдора волшебный мир нуждался в спокойствии. И она была ключом к нему.
Внутренний голос насмехался над ней. Но будет ли она на самом деле готова убить Волдеморта, когда вернётся?
Алекс раздражённо фыркнула и выкинула из головы непрошеные мысли. Когда придёт время возвращаться, она вернётся.
Надоедливый голос недоверчиво захихикал, и ожерелье незаметно для хозяйки дважды мигнуло изумрудами.

***


Прикосновение тёплых губ к шее заставило Алекс на миг задержать дыхание. Библиотека была пуста, и на этот раз она была несказанно рада этому факту. Запустив руку в чёрные спутанные волосы, она не удержалась от смешка, когда почувствовала нежное покусывание на своей коже.
- Том, остановись, - безупречные руки остановились на её плечах и осторожно сжали их, прежде чем их обладатель встретился с ней взглядом. Она не думала, что когда-нибудь сможет привыкнуть к бирюзовым глазам, искрящимися такими эмоциями.
Прошёл почти месяц с тех пор, как они, или, скорее Том, признался в своих чувствах к ней. За это время Алекс заметила, что чем дольше Том находился рядом с ней, тем насыщеннее становилась его аура. А благодаря Тому, Алекс научилась видеть его мощную ауру, которая теперь постоянно взаимодействовала с её. С каждым днём изумрудное Волшебство становилось всё ярче и ярче, и она подозревала, что чем сильнее были испытываемые им эмоции, тем целостнее становилась его истощённая душа, вбирая в себя назад хоркрокусы.
И она любила его. Он тоже любил её, даже когда отказывался сказать эти три слова.
Так почему же она до сих пор не сняла со своей шеи это проклятое ожерелье?
- Закончим на этом. Я хочу, чтобы ты успела подготовиться к Рождественскому балу. Надень то платье, которое я тебе прислал, и, конечно же, приведи в порядок свои волосы, – командным голосом произнёс слизеринец, устраиваясь на соседнем кресле. Даже если его чёртова аура стала ярче, его высокомерие никуда не исчезло.
- Да, Том, - она закрыла книги по беспалочковой магии и начала собираться.
За последние несколько недель она научилась чувствовать свою и окружавшую её магию, теперь гриффиндорка могла защитить свой разум от легилименции и управлять несколькими тенями вокруг неё. Тем не менее им предстояло ещё много работы.
Прежде чем она успела покинуть библиотеку, пара рук схватила её за талию, и она оказалась прижатой к сильной груди. Холодная рука слегка приподняла её подбородок и он прошептал ей в самые губы:
- Я хочу, чтобы сегодня ты принадлежала только мне. Никаких танцев с кем-то другим, - его рука властно обхватила её за талию, на что Алекс с ухмылкой ему ответила.
- И что я должна буду сказать всем тем намеревавшимся волшебникам? - он зарычал, в его глазах вспыхнул огонёк тех неистовых эмоций, отпечаток которых он носил эти последние несколько недель.
- Ты — моя! - прошипел он на парселтанге, резко дергая её на себя и впиваясь в её губы яростным поцелуем. Алекс внутренне захихикала над его поведением и обвила руками его шею. Они никогда не заходили дальше, чем просто поцелуи, за что Алекс была ему благодарна. Она не думала, что была готова к ... ну, к этому.
Тем временем его язык прекратил исследовать глубины её рта и теперь нежно ласкал её нижнюю губу.
- Прошу прощения, но библиотека не место для подростковой активности, – они оторвались друг от друга и посмотрели на проходящего мимо профессора.
Алекс покраснела, в то время как Том проводил нарушителя их уединения прищуренным взглядом.
- Встретимся сегодня вечером, Том, - встав на цыпочки, она легко поцеловала его в подбородок. Ей нравилось наблюдать, как его глаза загорались даже от столь невинного проявления чувств с её стороны.
И прежде чем она позволила себе сделать ещё что-нибудь в этом же духе, девушка поспешила уйти готовиться к Рождественскому балу.

***


Том лениво играл галстуком, повязанным на шее поверх строгой мантии. Он абсолютно ненавидел это время балов и праздничных мантий. Но он наметил кое-что особенное на сегодняшний вечер и считал, что бал послужит хорошим началом.
Слизеринец не мог понять природу владеющих им сейчас чувств. Он никогда в жизни не нервничал, а сейчас испытывал такие чувства из-за девушки. Правда, эта девушка была особенной. Она воплотила в себе все те черты, которые он желал бы видеть в своей супруге; она была второй половинкой его души, даже если он предпочитал не использовать подобные сентиментальные и чересчур эмоциональные фразы.
Сегодня вечером он попросит её остаться с ним. Снять ради него это проклятое ожерелье и изменить будущее. Ведь сколько бы он не экспериментировал, он так и не смог найти контр-заклятье к проклятым чарам Дамблдора. Но Том точно знал, что любые чары имеют своё контр-заклятье. Наиболее близко к разгадке чар старого дурака он подошёл во время последнего эксперимента с зельем, которое, взорвавшись, попало на его лицо. Но он, видимо, уже никогда не узнает, было оно верным или нет.
Потому сейчас, выкинув из головы все посторонние мысли, он собирался признаться ей в любви. Предстоящее признание вызывало в нём дрожь, когда юноша раз за разом проигрывал про себя весь сценарий. Сказать это всего раз - это всё, что от него требовалось. Ведь Том очень нуждался в её присутствии рядом с ним.
Однажды, когда он был младше, он поклялся себе никогда не зависеть от кого-то так сильно. И, тем не менее, сейчас он стоял у входа в гостиную Гриффиндора в ожидании той, с которой хотел бы разделить вечность.
Юноша сжал руки в кулаки и сделал глубокий вдох. Вместе они были бы невероятно сильны. Победа над Дамблдором и Гриндевальдом возвысила бы их над магическим миром. Теперь, если бы только Том сумел убедить Алекс в необходимости очистки чистокровных от магглов...
Проход открылся, и Том резко повернул голову в сторону гостиной, попутно вытирая вспотевшие руки. Появилась Алекс. Она выглядела совершенно потрясающе ... и так по-слизерински. Красивые вьющиеся волосы рассыпались по её плечам, а выбранное Томом платье смотрелось на ней просто идеально. Черный и изумрудный.
Она сделала шаг в его сторону и едва не упала. Его бирюзовые глаза заискрились в развлечении, когда он понял, что девушка надела присланные им туфли на каблуках.
- Ты превосходно выглядишь, любовь моя, – одним шагом он оказался рядом с ней и обнял её за талию.
Она совершенно не по-девичьи фыркнула и позволила себе опереться на предложенную им руку.
- Ты тоже смотришься великолепно. Мне понравилось платье, спасибо, - она сделала паузу, и Том уже знал, что Алекс скажет дальше. - Но я не уверена на счёт каблуков, боюсь, что из-за них я весь вечер буду падать.
Он усмехнулся и сжал её крепче в том бессознательном действии, к которому он часто прибегал в последнее время.
- Ты падаешь независимо от того, что у тебя на ногах, Поттер. У тебя координация такая же, как и у новорожденного гиппогрифа.
Даже не глядя на неё, он знал, что сейчас её по-слизерински зелёные глаза мечут в него молнии.
- Только потому, что кто-то не обладает твоим неестественным чувством равновесия, не означает, что он никчёмен, - она ткнула его локтём в своём обычном игривом жесте, заставляя Тома закатить глаза.
- Сколько раз я тебе говорил, что я не столь щекотлив, как ты? Эти твои тычки совершенно на меня не действуют.
Она наградила его нахальной улыбкой.
- Конечно же действуют, ты сходишь с ума от малейшего моего прикосновения. Признай это. - Он повернулся к ней и внимательно изучил выражение её лица. Кое-что придётся исключить из сегодняшнего вечера. Всё, казалось, было замечательно, и всё же Том ощущал какое-то напряжение в окружающей их магии.
- Ты поймала меня, Александра, - она засмеялась и снова ткнула его куда-то под рёбра.
Они зашли в Большой зал, который щедро был украшен белыми и чёрными цветами. Это было скорее зимнее оформление, а не традиционное рождественское. За что Том был определённо благодарен. Он презирал Рождество, оно слишком сильно напоминало ему о жизни в детском доме.
Слизеринец поймал на себе направленный через весь зал взгляд Годивы Рэмзи и наклонил голову в приветствии. Её сопровождал Кристофер из Хаффлпаффа. Даже если он и не одобрял дружбу с оборотнем, Алекс считала её своим другом, и кроме того, волчица приняла отношения Алекс с ним. Глаза гриффиндорки расширились, и, помедлив всего пару секунд, она кивнула ему в ответ.
Том ухмыльнулся, увидев, как Гровер Харрисон флиртует с какой-то девушкой из Ревенкло. Казалось, будто Алекс его никогда и не интересовала. Он боялся змей, а Алекс была змеёй. Им никогда не было бы хорошо друг с другом.
Пипа Харрисон и Эддисон Клейборн беседовали за соседним столиком, для них не существовало никого кроме них двоих. Том надеялся, что они поженятся в ближайшее время, поскольку напряжение между ними уже начало распространяться по школе.
Его глаза отыскали свободный столик, и он потянул к нему Алекс.
- Идём, я вижу несколько вкусных толстощёких угощений, носящих твоё имя, – Том почувствовал, как напряглось её тело, и с трудом подавил смех. Но если она и обиделась на его комментарий о её гастрономических предпочтениях, то возразить ничего не успела, поскольку её глаза уже нашли шоколадные конфеты.
Они хорошо провели время, даже Том, чему он был весьма удивлён. Алекс всегда составляла ему хорошую компанию, весёлую, но в рамках разумного. К примеру, однажды во время их ночных занятий, когда он предложил ей отведать гоголь-моголь из чаши, она от неожиданности споткнулась на ровном месте и упала. У неё было настолько шокированное выражение лица, что он не смог сдержать смех, а когда разозлённая гриффиндорка ещё и впилась в него свирепым взглядом, он уже не скрываясь расхохотался. Он не помнил, когда в последний раз так смеялся ...
Но сейчас было уже пора. Он должен был поговорить с ней об их отношениях, и что они дальше собираются делать.
- Идём. Я хочу поговорить с тобой, - он встал из-за столика и протянул ей руку. Она выглядела усталой и едва держала глаза открытыми, но стоило ему это произнести, как Алекс моментально стряхнула с себя всю сонливость. Девушка выглядела немного неуверенно, как будто сомневалась, стоит ей принять его руку или нет. Вздохнув, Том осторожно взял её за руку и повёл в ближайший пустой кабинет.
- Что ты делаешь? – ему не понравился тень страха, прозвучавшая в её голосе, когда он поднял её на руки. Жест, который приносил ему не так много удовольствия, как он бы хотел.
- Ты ведь знаешь, что изменила меня, не так ли? Как бы банально это ни звучало, ты пролила свет на мои ошибки в планах получения большего могущества. Я был дураком, когда думал, что хоркрокусы помогут мне стать сильнейшим Тёмным Лордом. Вместо этого они разорвали мою душу, превратив в безумного монстра, - юноша почувствовал, как она напряглась, но тем не менее продолжал держать её на руках.
- Я полагал, что покинув Хогвартс, мой единственный дом, я продолжу свой путь к абсолютной силе. Я ни в ком и ни в чём не нуждался. Но тут появилась ты и мои планы на будущее утратили свою ясность, - Том хорошо понимал, что его голос приобрёл какой-то страстный оттенок, но ему было уже всё равно. Его слова шли из самой глубины его души, он не мог остановиться теперь.
- Что ты пытаешься мне сказать, Том? - она была умна. Он признавал это. Он никогда не отпустит её.
- Я говорю, что ты связана со мной. Нашей магией и нашим близким прошлым и будущим, - Он сделал паузу и осторожно выпустил её из объятий. Растерянно стоя в середине комнаты, она по-прежнему выглядела потрясающе.
Откинув назад полы своего плаща, юноша встал на одно колено. Он мог видеть по её лицу, что она поняла, что он собирается сделать. Да будет так.
- Александра Куин Поттер, ты согласна разделить со мной вечность, приняв моё имя и мою сторону? – на мгновение замолчав, он посмотрел на неё тем самым взглядом, которому, он знал, она никогда не могла сопротивляться. - Я люблю тебя, Алекс. Ты выйдешь за меня замуж? - он внутренне сжался от произнесённых слов. По крайней мере, он должен был это произнести только один раз. Хвала Мерлину.
Её рот был шокировано приоткрыт. За это самое выражение он ни раз ругал девушку, поскольку оно показывало слишком много эмоций. Игнорируя это обстоятельство, Том снял со своего безымянного пальца кольцо Марволо Гонта и поднёс его ей.
- Я вверяю тебе свой хоркрокус в доказательство моих обязательств перед тобой и моего слова, что я больше не буду разделять свою душу на части, - выражение её лица мгновенно стало не читаемым и даже лёгкое прикосновение легилименцией не дало ему понять, что означает её реакция.
Может быть, это было неправильным - предложить хоркрокус в качестве обручального кольца? Она предпочла бы большой драгоценный камень вместо этого?
И тут произошло это. Он думал, что Алекс никогда не будет делать этого, но он, к сожалению, ошибся. На зеленые глаза навернулись слёзы, и она закусила губу, чтобы удержаться от рыданий.
- Алекс, пожалуйста, не плачь. - Кроме всего прочего, если бы она начала плакать, его рука устала бы держать кольцо Марволо. Но даже это его циничная сторона замолчала, желая услышать её ответ. Он нуждался в ней.
Она вытерла выступившие слёзы и откашлялась. От его взгляда не ускользнуло, как её губы сжались в знакомом решительном жесте. Пожалуйста, не делай этого, Алекс. Не для меня.
- Том, - он оставался абсолютно неподвижным и смотрел прямо на неё. – Ты даже не представляешь, как много значит для меня твой жест. Конечно, я выйду за тебя, мерзавец! – Сердце Тома ухнуло вниз, а потом вернулось на место и забилось с удвоенной силой. Стало трудно дышать. Но он ведь не собирается плакать, верно?
Стремительно поднявшись, он обхватил ладонями её лицо и впился поцелуем в её губы. Это чувство, поднимавшееся внутри него в присутствии Алекс, начало постепенно обретать смысл.
И, наконец, он приветствовал его.
Поцелуй закончился, и он позволил себе засмеяться над их ситуацией. Насколько страшны они были вместе, и всё же насколько идеальны. Она дрожала от переполнявших её чувств, и он ощущал лёгкую дрожь в своих руках, когда взял её руку. Том нежным движением надел хоркрокус ей на палец. Он не причинит ей вреда, ведь Алекс была признана им.
То, что произошло дальше, заставило его сердце пропустить пару ударов. Кольцо, которое было слишком большим для её безымянного пальца, стало быстро сужаться, плотно обхватывая палец девушки… А ожерелье на шее засияло ярким золотым светом.
- Нет! – дрожащими руками он выхватил палочку из кармана. Но он знал, не было ни одного заклинания, которое могло бы остановить это ...
- Том, сними его. Сними с меня это чёртово ожерелье! - казалось, она была в панике, но Том старался держать себя в руках, несмотря на то, что девушка начала медленно исчезать. Не медля ни секунды, она убрала волосы и повернулась к Тому спиной.
Он был в ярости.
- Чёрт возьми, Алекс. Здесь нет никакой застёжки.
Всё это было чёртовым спектаклем. Только чтобы заполучить его кольцо Гонта. Она играла с его чувствами, чтобы потом сбежать с его душой. В буквальном смысле.
Она была никем, всего лишь постепенно исчезающим силуэтом, однако он видел, как Алекс упала перед ним на колени. Как он мог попасться на эту удочку? Он был дураком, настоящим дураком. Гриндевальд был прав. Любовь - это слабость, и те, кто любил, были дураками.
Бирюзовые глаза приобрели малиновый оттенок, и он яростно зашипел, когда почувствовал, как воспоминания о ней исчезают из его памяти.
- Пожалуйста, Том. Я не имею к этому никакого отношения! Дамблдор, он… - но её голос исчез вслед за растворившейся фигурой.
Мгновение, и Том отступил, растеряв весь гнев. Могло ли это быть правдой? Что если всё это было планом Дамблдора? Он мог просто использовать Алекс...
Том Риддл моргнул и с любопытством оглядел комнату. Как он сюда попал? Здесь всё было таким ... грязным. Его тонкие руки с отвращением отряхивали новую мантию. Где Бренда Маригольд? Они уже опаздывали на этот отвратительный Рождественский бал. А как староста школы он просто обязан был там присутствовать.
Повернувшись, чтобы уйти, он на мгновение замешкался.
Он чувствовал пустоту внутри ...
Его губы растянулись в улыбке.
Он любил это ощущение.
Его пальцы в ласкающем жесте дотронулись до безымянного пальца и замерли. Ледяное сердце от волнения забилось в два раза быстрее. Страх. Бирюзовые с малиновыми крапинками глаза в неверии уставились на голый палец.
Громкий крик разорвал пустоту небольшой комнаты.

@темы: The Dark Lord's Prize

20:58 

The Dark Lord's Prize. Глава 18.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 18.
Почему?


Мгновение спустя, она всё так же стояла на коленях, бездумно глядя на то место, где всего несколько секунд назад находился Том. С этим было трудно смириться, но он действительно исчез.
Её глаза скользнули вниз по руке: кольцо Гонта вернулось к своему исходному размеру и теперь свободно болталось на её безымянном пальце. В её голове крутилось слишком много вопросов, и она никак не могла сосредоточиться на испытываемых ею чувствах.
Отчаяние... Нет, скорее невыносимая тоска. Вот что она чувствовала, будучи оторванной от Тома. Он был её второй половинкой, единственной возможностью её дальнейшей жизни, единственным, кто понимал её. И теперь они никогда больше не увидятся снова. Она покачала головой. Хотя…они ещё могут встретиться друг с другом.
Но сейчас важно другое: она хотела знать, почему на самом деле Дамблдор вернул её в прошлое за кольцом, которое он уже уничтожил. Зачем ему понадобился этот хоркрокус, если он уже был разрушен? В её голове ярко вспыхнули воспоминания о том дне, когда она увидела расколотое кольцо Гонта. Доказательством уничтожения хоркрокуса была рука Дамблдора, ставшая угольно чёрной...
Её глаза расширились. Возможно ли... нет. С её губ сорвался нервный смешок, и она в неверии покачала головой, столь глупой ей показалась внезапно пришедшая в голову мысль. Этого просто не может быть...
Не так ли?
- Девчонка! - Алекс вздрогнула, услышав тяжелые шаги, поднимавшиеся вверх по лестнице. Это походило на её дядю. Мерлин, она не слышала этот голос так долго.
Девушка встала и неуверенно осмотрела свой наряд. На ней как обычно красовалась одежда с Дадлиного плеча, а вовсе не подаренное Томом платье. Ожерелья тоже нигде не было видно. Стоило ей вспомнить о Томе, как на глазах тут же навернулись слёзы. Он ведь думает, что она предала его. Но разве это уже имеет значение? От этой мысли стало невыносимо горько. Том никогда не вспомнит её.
- Поттер, немедленно открой эту чёртову дверь! - она подумает о своих чувствах позже, а прямо сейчас она должна была посмотреть в глаза реальности. По крайней мере, это было то, что советовал ей делать Том.
Том.
Она неуверенно повернулась, чтобы узнать, на месте ли её сундук. Он стоял там, где и раньше... Ничего больше не имело смысла.
Стук в дверь становился всё настойчивее и Алекс осторожно её открыла.
- Да? – лицо дяди приобрело фиолетовый оттенок, стоило ему взглянуть на неё.
- Ты съела последний пончик Дадли, поэтому сегодня остаёшься без ужина, тебе всё ясно? - Алекс моргнула в замешательстве, а затем её глаза расширились.
В её времени не прошло и часа.
- Да, - это единственное, что она смогла выдавить из себя, поскольку во рту внезапно пересохло, и она с трудом могла ворочать языком. Девушка уже не видела удивлённо расширившихся глаз дяди, который уже приготовился к бурным протестам с её стороны, поскольку она захлопнула дверь прямо перед его носом.
Что, чёрт побери, здесь происходит? Нужно срочно во всём разобраться и, в первую очередь, ей следует покинуть этот дом.
Побросав кое-как свои вещи в чемодан, она набросила на плечи хогвартский плащ и взяла в руки палочку. Краем глаза она заметила что-то чёрное. Её дневник. Руки так сильно дрожали, что она с трудом смогла его открыть на последней записи.
Загорелое лицо заметно побледнело, когда она увидела, что последняя запись в дневнике числится 5-ым августа. Не было никакого упоминания о том, что произошло, когда она прибыла в 1944 год.
Это, как и всё остальное, было стёрто из того времени ... как если бы было обыкновенным сном. Единственным, что подтверждало здравость её рассудка, были её воспоминания и кольцо Марволо, всё ещё болтавшееся на её безымянном пальце ... то кольцо, с которым Том сделал ей предложение.
Яростное шипение сорвалось с губ, и она с силой захлопнула крышку чемодана. Дамблдор всё это подстроил ... и целью были вовсе не её каникулы. Как она могла быть настолько наивной?
Схватив чемодан за ручку, она с грохотом стащила его вниз по лестнице, напрочь проигнорировав вопли родственников по поводу производимого шума. Ничего, пусть понервничают.
Оказавшись снаружи, она накинула на голову капюшон, демонстративно игнорируя любопытные взгляды соседей. Если бы Том её сейчас увидел, он бы наверняка раздражённо прищёлкнул языком в ответ на её глупые действия, привлекающие нежелательное внимание. Но прямо сейчас её возлюбленного здесь не было. Он, вероятно, отсутствовал по причине убийства невинных и "промывания мозгов" своим многочисленным последователям.
Резкий взмах волшебной палочкой, и спустя мгновение перед ней стоит автобус «Ночной рыцарь».
- Благодарим вас за выбор Н-,
- Достаточно, Стэн. Дырявый котел, - она выудила из кармана несколько монет более чем достаточных для оплаты за проезд и проследовала к свободному месту. Большая часть пассажиров громко храпели в конце автобуса, поэтому девушка решила разместиться в самом начале. Зелёные глаза наткнулись на её большой сундук и Алекс решила, что будет крайне неудобно таскать его повсюду в таком виде.
Ленивое движение палочкой, невербальное заклинание и чемодан, уменьшенный до размеров спичечного коробка, был благополучно засунут в карман. Она ощущала на себе заинтересованный взгляд Стэна, но проигнорировала его. Не было никакой необходимости в том, чтобы он понял, кто она такая. Если настоящее изменилось в худшую сторону, то она не хотела бы, чтобы кто-то напал на её след.
Например, Том?
- Вы слышали хорошие новости? – подчёркнуто низкий голос Стэна достиг её ушей, и Алекс с трудом подавила в себе раздражение.
- Не могу сказать, что у меня они есть, - он, вероятно, сейчас собирается её обрадовать этой хорошей новостью. Ничто не могло быть хорошим. Ну, разве что, Лорд Волдеморт, утративший магию и потчующий чаем всех местных детей-сирот.
- Альбус Дамблдор жив! – на мгновение она забыла как дышать и её сердце пропустило пару ударов.
- Я… это невозможно! - она была рада, что надела капюшон, иначе, если бы он сейчас видел её белое, как мел лицо, наверняка бы поспешил вызвать колдомедиков. Чего-чего, но этого она точно не желала ... кровавый ад. Она же сейчас свалиться в обморок.
- Да! Говорят, что его обнаружили запертым в подземельях Хогвартса. Тот ещё был спектакль! Потом кто-то догадался раскопать могилу директора и обнаружили там самозванца, очевидно, он использовал Оборотное зелье, - она не могла дышать. - Дамблдор заявляет, что на него подло напали со спины. Однако никто точно не знает, почему преступники его просто не убили.
Теперь всё произошедшее имело смысл. Дамблдор, который ходил с ней за медальоном, был на самом деле вовсе не Дамблдор. Это был самозванец. Она должна была об этом догадаться. Старик в тот день был сам на себя не похож...
И теперь ...
Её взгляд вновь опустился на кольцо и девушка вздрогнула. Дамблдор медленно умирал с того момента, как коснулся хоркрокуса. В конце года, он запер себя в подземельях и отослал её назад во времени, чтобы она забрала предмет, который должен был стать причиной его смерти. Теперь, когда кольцо было у неё, а Том Риддл так никогда его и не спрятал, Дамблдор, в свою очередь, никогда к нему и не прикасался.
И теперь ...
Он был здоров. Он вернул себе былую мощь и, вероятно, ищет кольцо Гонта.
Она сдавленно вскрикнула и попыталась подняться. Этот старик ... он играл с ней. Он играл с её чувствами и чувствами Тома. Они были всего лишь пешками в его игре. Как он мог?! Был ли он настолько эгоистичным?
Да.
Но как? Как он мог знать, что Том отдаст ей свой хоркрокус?
Внезапно она вспомнила. Тогда, когда она только прибыла в 1944 год, она спросила Дамблдора, как это вообще возможно. Он ей ответил...
- У меня свои методы... - с тем проклятым блеском в глазах ...
Он ей манипулировал. Он манипулировал её чувствами... Это, это было...
Слеза скатилась по её пылающей от смущения щеке. Она была такой дурой… Марионеткой, за ниточки которой дёргал умелый кукловод. И она играла именно ту роль, которую он для неё написал.
- С Вами всё в порядке, мисс? - голос Стэна ворвался в бешеный хоровод её мыслей. Ссутулив плечи, на минуту она погрузилась в раздумья ... мысли, наполненные жалостью к самой себе.
А потом, приняв решение, она выпрямилась и гордо подняла голову. Эта была война. Никто не имел права играть ею. И, конечно же, никто не имел права забирать у неё любимых, руководствуясь своими эгоистичными мотивами. Она сыграет с Дамблдором в его любимую игру ... и, будь она проклята, если проиграет.
Лорд Волдеморт сейчас затаился, пытаясь отыскать своё кольцо, он уничтожит любого, ставшего на его пути ... он не поможет ей. К тому же, он даже не помнит проведенное время вместе с ней.
Она была одна. Рон и Гермиона были всего лишь детьми. Они бы никогда не поняли тех чувств, что она испытывала к Лорду Волдеморту. Они бы забросали её вопросами, почему она так сердится на Дамблдора за то, что он сделал. И они наверняка будут смотреть на неё странно, если она расскажет, что Волдеморт тоже когда-то умел чувствовать, что он был человеком.
Я люблю тебя, Том. Я сделаю это для тебя.
С этой мыслью она закрыла свой разум щитом и поставила мощный блок на чувства. Единственной мыслью, бившейся в её мозгу, была месть.
Том был бы рад.
- Я в порядке, - она опустила капюшон и бесстрастно посмотрела на кондуктора. Глаза юноши расширились и он по-идиотски рассмеялся.
- Будь я проклят! Сама Алекс Поттер! - с холодным блеском в глазах, она повернула голову к окну. Ничто не могло заставить её усомниться в принятом решении ... ничто.
Автобус резко дёрнулся и остановился, но она сумела удержаться на раскачивающейся кровати. Наверное, они прибыли в Дырявый котел. Равнодушные зелёные глаза вновь посмотрели в окно и её губы расплылись в едва заметной ухмылке. Видимо, она вовремя ... все действующие лица уже в сборе.
Она поднялась с кровати и сделала большой шаг к выходу. Наверное, сейчас в её животе должны порхать от возбуждения бабочки, но единственное, что она чувствовала, была ледяная решимость. Чувства были бесполезны сейчас, ничто больше не имело значения...
Ничто.
Как будто в насмешку над принятым ею решением снаружи светило яркое солнце. Едва она успела ступить на тротуар, как фиолетовый автобус с громким хлопком умчался прочь, а она, наконец, встретилась взглядом с Альбусом Дамблдором.
Он стоял там во всей своей славе и ласково покровительственно ей улыбался. Его окружало несколько человек из Ордена, но гриффиндорке не было до них никакого дела... её глаза были устремлены на него.
- Ах, Алекс. Как приятно видеть тебя снова. Я рад, что ты благополучно добралась, – его борода дёрнулась в понимающей улыбке, но она в ответ не проронила ни слова.
Его глаза немного расширились, но мерцания своего не утратили.
- Как ты, наверное, слышала, я действительно, жив, благодаря твоей помощи, - он сделал паузу, внимательно изучая её бесстрастное лицо. - Пока тебя не было, Орден с моей помощью, наконец, уничтожил все хоркрокусы Волдеморта. Осталось лишь его кольцо Гонта, и я уверен, что оно прямо перед нами, - он дразнил её, и улыбка его была так широка, как никогда раньше.
На мгновение Алекс задумалась. Если бы она не влюбилась в Тома, она бы с радостью отдала старику кольцо. Но было уже слишком поздно. Она любила Тома и будь она проклята, если согласиться пожертвовать жизнью любимого ради сохранения этого насквозь прогнившего волшебного мира.
Гордо задрав подбородок, она подняла свои руки на уровень глаз Дамблдора.
- Боюсь, я не знаю, куда оно исчезло.
Её слова возымели должный эффект. Впервые в жизни она могла наблюдать, как лицо Дамблдора искажается в страдании. Но уже спустя мгновение его заменяет ярость.
- Я думаю, что у тебя есть очень хорошее предположение о том, где оно может быть. Алекс, он этого не стоит, он всего лишь бессердечный убийца.
Она пожала плечами и опустила руки.
- Возможно, Вы правы, Дамблдор. Но Вы забываете, что любовь - это очень сильное чувство, - она устремила свой пронзительный взгляд в Дамблдора. – А я никогда не предаю тех, кого люблю.
И затем случилось это.

***


Тяжелая ткань была сдёрнута с её головы, и холодный воздух тут же ожёг её лицо. Повсюду был яркий свет, больно бьющий по её чувствительным глазам. Как бы она не прищуривалась, она никак не могла увидеть людей, находящихся по ту сторону огней.
- Александра Поттер, настоящим решением суда Вы приговариваетесь к пожизненному заключению в Азкабане за измену и пособничество Сами-Знаете-Кому. У Вас есть последний шанс что-то сказать в своё оправдание, – краем сознания она уловила громкий ропот, прокатившийся по аудитории.
Жёсткие путы стягивали её запястья, а на тело была надета какая-то изодранная серая одежда, едва державшаяся на её тонких плечах. Но всё это не имело значения, даже отсутствие вьющейся гривы волос на её голове.
Что действительно было важным, так это то, что она собиралась в Азкабан.
- Поттер, я спросил, есть ли у Вас что-то, что Вы могли бы сказать в своё оправдание? - она знала, что это значит. Они хотели, чтобы она созналась, где спрятала кольцо, и передала его им... тем самым ускорив убийство Лорда Волдеморта.
И тогда её как будто осенило. Она могла бы сознаться. Прожить свою жизнь счастливо рядом со своими друзьями и новой любовью. Она могла кем-то стать после Хогвартса ... получить диплом.
Возможно, она даже могла бы работать в Хогвартсе, преподавая вместе с Ремусом Люпином или другими любимыми ею людьми? Она могла бы иметь мужа, который бы её любил, и детей, которых она так хотела. Она могла бы научить их быть независимыми и не играть в чужие игры.
И если бы она созналась ... она бы убила человека, который убил её родителей, который также виновен в смерти Сириуса. Если бы она созналась, она могла бы спасти очень много жизней, а также могла бы спасти душу Тома Риддла. Да, она любила Тома Риддла, но он никогда не полюбит её в ответ. Она могла бы сознаться...
Действительно?
Да, она могла бы.
Будет ли она это делать?
Улыбка расцвела на её губах, а изумрудные глаза в упор посмотрели на Министра.
- Гнить вам в аду.
Последнее, что она услышала, были крики возмущения волшебного мира.

***

Холод. Это было первое, что она почувствовала, очнувшись в Азкабане. Ещё здесь пахло мочой и плесенью.
Она вздрогнула и забилась в дальний угол камеры. Тюремная роба соскользнула с плеча, но на этот раз она не обратила на это никакого внимания. Здесь было так холодно... Её дыхание белым паром клубилось перед лицом, и она позволила себе небольшую улыбку.
Это то, что она получила … за любовь к Тёмному Лорду… холодную камеру. Это было весьма соответствующим, разве нет?

- Ты ведь знаешь, что изменила меня, не так ли? Как бы банально это ни звучало, ты пролила свет на мои ошибки в планах получения большего могущества. Я был дураком, когда думал, что хоркрокусы помогут мне стать сильнейшим Тёмным Лордом. Вместо этого они разорвали мою душу, превратив в безумного монстра.

Она издала болезненный стон, когда дементор проскользнул мимо её камеры.

- Ты превосходно выглядишь, любовь моя, – одним шагом он оказался рядом с ней и обнял её за талию.

Этого не должно было случиться. Её тонкие руки обхватили голову и мокрые от слёз зелёные глаза вновь затопили воспоминания.

- Мне не доводилось слышать о том, чтобы кто-то умирал, оставшись без еды на целых четыре часа, Алекс, - его бирюзовые глаза снова искрились ... чудесным образом преображая обычно бесстрастное лицо. - Предполагаю, ты хотела бы, чтобы я купил тебе какое-нибудь толстощёкое угощение.

Её дыхание участилось, и девушке было отчаянно жаль, что она не может принять свою анимагическую форму. Ведь после того как Министерство узнало, что Сириус смог бежать благодаря своей аниформе, всем заключённым делали специальные инъекции, блокирующие способности к анимагии.

- …Твой дневник дал мне возможность увидеть тебя в новом свете. Ты столь многое вынуждена была пройти из-за моего будущего «Я», и всё же, несмотря на это, ты нашла в себе силы и время, чтобы узнать меня. Ты смогла заглянуть под мою маску и признать, что я ещё не был тем Лордом Волдемортом, которого ты знала, – его голова вернулась в первоначальное положение, и он посмотрел на неё с таким волнением ...

Ещё четыре дементора проскользнули к её камере, жадно высасывая из неё счастье и становясь свидетелями тех воспоминаний, что приносили ей так много боли и любви.

- Том, - она уже не понимала, что сейчас надо было сделать или сказать. Ничто не могло потрясти её больше, чем его признание. Под этой постоянной маской властности, уверенности, всезнания ... скрывался просто напуганный молодой мужчина. Напуганный вероятностью превращения в будущем в монстра, осознанием своего ужасного прошлого. Напуганный возможностью потерять всё то, чем он дорожил и к чему действительно стремился.
Юноша приглушённо зарычал и накрыл её губы поцелуем.


Ей казалось, что она слышит шелестящий смех дементоров, и постаралась прижаться к стене как можно плотнее. В отчаянии она подняла все щиты, сжимая от напряжения руки в кулаки. Её мысленные блоки были сильны и нерушимы. Она старалась возвести идеальный щит, чтобы не потерять ни одной унции своего рассудка ...

- Я люблю тебя, Алекс. Ты выйдешь за меня замуж?- Том снял со своего безымянного пальца кольцо Марволо Гонта и поднёс его ей. - Я передаю тебе свой хоркрокус в доказательство моих обязательств перед тобой и моего слова, что я больше не буду разделять свою душу на части.

Глаза Алекс распахнулась, и рот исказился в беззвучном крике.
А затем её сознание затопила тьма...

***


Тёмная тронная зала освещалась одним единственным небольшим источником света. Но тёмная фигура вовсе не стремилась оказаться возле испускаемого им тепла. Она прекрасно себя чувствовала, стоя в самом холодном углу зала.
Длинные, бледные пальцы ласково гладили голову Нагайны, в то время как сам волшебник был погружён в глубокие раздумья. Все его хоркрокусы были уничтожены… все, кроме одного. И он точно знал, какого именно. Кольцо Гонта, которым он когда-то обладал, когда был моложе. Он смутно помнил тот день, когда не обнаружил кольца на своём пальце ... Он думал, что его забрал Дамблдор, но, как показало время, он был неправ.
Кто-то взял его, и маг был очень недоволен той игрой, которую затеяли с ним.
И в то же время что-то настойчиво билось в его мозгу, но, сколько бы он не пытался копать глубже, он с каждым разом натыкался на черную дыру в своих воспоминаниях.
Гулкий стук в дверь разнёсся эхом по всему помещению, и он раздражённо вздохнул. Ленивый взмах палочкой - дверь открылась, и сжавшийся от страха Пожиратель Смерти шагнул внутрь.
Жалкий червь.
- Шшшто ссслучилосссь? – Шипяще спросил Лорд, и его глаза полыхнули алым, от чего человек задрожал ещё сильнее.
- Господин, Вы читали последние новости? - несмотря на явный страх перед ним, в голосе человека слышалось ... ликование. Возможно, Дамблдор сдох на этот раз окончательно.
Тонкие белые пальцы взяли протянутую дрожащей рукой газету и его глаза приземлились на фотографии Александры Поттер. На мгновение у него перехватило дыхание, а затем из казавшейся ранее пустой дыры на него нахлынули воспоминания.
Вспышка зелёного света, и Пожиратель смерти падает на пол, уставившись безжизненным взглядом в потолок. Лишь мёртвый может быть свидетелем чувств на лице Темного Лорда.

@темы: The Dark Lord's Prize

22:12 

The Dark Lord's Prize. Глава 19.

Что жизнь — одно дыханье, Что смерть — то вечный сон...
Глава 19.
Тихо и безучастно, моё сердце бьётся...


- Как старый дурак сумел этого добиться? - пронзительный женский голос, в котором явно прослеживались нотки раздражения, разрезал тишину небольшой лачуги, вызывая насмешливые улыбки на лицах её обитателей.
Две ведьмы и один юный волшебник удобно расположились на потрёпанной кушетке, в то время как старший маг мерил шагами их временное убежище, презрительно кривя губы в усмешке. Это было невероятным, как Дамблдору удалось так всех одурачить? Видимо, Поттер не была в курсе этого плана; она бы никогда не смогла так сыграть, если бы знала, что старик на самом деле был жив.
Беллатрикс, Нарцисса и Драко теснились в его ветхом доме, в то время как Петтигрю в своей анимагической форме бегал где-то поблизости. Не то чтобы он жаловался, конечно. Он предпочел бы вообще больше никогда не видеть эту постоянно ноющую крысу.
Единственное, что сейчас действительно его беспокоило, был тот факт, что Дамблдор был жив… снова. Этот волшебник не остановиться ни перед чем, чтобы уничтожить Тёмный орден. Плюс ко всем неприятностям, у них не было больше шпиона в Ордене Феникса.
- Был ли наш Лорд уведомлен о заключении Поттер? – в голосе Драко звучало ликование, но вместе с тем в нём проскальзывали и нотки замешательства. Хотя блондин и приложил максимум усилий, чтобы скрыть свои эмоции ото всех ... тем более, что Тёмный Лорд был отнюдь не доволен наследником рода Малфой.
- Конечно, Амикус сообщил ему сегодня утром, - Беллатрикс усмехнулась, а затем и вовсе расхохоталась своим безумным смехом. - Поделом этой маленькой сучке.
Северус холодно на неё посмотрел и покачал головой. Будучи столь мощным магом, его Господин допустил ошибку, позволив этой и дальше ему служить. Беллатрикс сейчас была ещё безумнее, чем тогда, когда она только вернулась из Азкабана.
- И всё же я не понимаю, в чём она была обвинена. Я думал, что она Золотая Девочка Дамблдора? - неуверенно спросил Драко, в то время как Северус деланно равнодушно принялся разглядывать янтарную жидкость в своём стакане.
- Она спрятала от Дамблдора последний хоркрокус, Драко. Мы все это знаем. Вопрос в том, почему она это сделала? И как? Поттер никогда не поражала меня ни своей хитростью, ни умом, и тем более её вряд ли можно отнести к тому типу людей, которые могут столь внезапно сменить свои приоритеты. Что же заставило её изменить своё отношение к старому дураку?.. - Северус резко замолчал, зашипев от боли. Сжав предплечье, он быстро схватил свой тяжёлый плащ.
Напряжённым движением зельевар надел серебряную маску и поднял капюшон.
- Он зовёт тебя, Северус? – спросила Беллатрикс, хотя то, что он облачался в форму Пожирателя Смерти, было достаточным доказательством вызова Господина.
Снейп ничего не ответил, махнув рукой в сторону собеседников.
- Вам тоже пара идти, - чёрные глаза внимательно проследили за тем, чтобы гости покинули его дом, прежде чем он сам аппарировал к Господину.

***


Узкие подземные коридоры были пусты, если не считать редко встречающихся охранников. Но никто из них не вёл себя так, как будто что-то случилось. Этот факт успокоил Северуса.
Возможно, его Лорду, понадобились какие-то зелья или необходимо было выполнить задание, требующее повышенного внимания.
Он кивнул одному из охранников тронного зала, в то время как другой уже открыл перед ним дверь. Как только он переступил порог комнаты, дверь за ним захлопнулась, оставляя Северуса в темноте. Потребовалось несколько секунд, прежде чем его глаза адаптировались к царящему в зале сумраку. Когда ему это удалось, он уверенным шагом направился к трону.
Гаснущие угли едва освещали фигуру, застывшую на украшенном костьми троне. Тем не менее, Снейп сумел разглядеть своего Господина. Это был необычно для Лорда – надевать капюшон в присутствии одного единственного Пожирателя Смерти, и всё же сейчас на его хозяине был накинут глубокий капюшон, надежно скрывающий его лицо. Его пылающие алым глаза были тусклы, когда он следил за приближающимся Снейпом. Но как и всегда Господин был окружён мощной аурой. Тёмно-изумрудное волшебство лениво циркулировало вокруг него, но в нём ощущалось какое-то волнение.
- Я здесь, чтобы служить Вам, Мой Лорд, – и прежде чем зельевар опустился на колени, краем глаза он успел заметить труп Амикуса в углу комнаты - его безжизненные глаза, смотрящие в никуда, говорили сами за себя.
- Северус, – Тёмный Лорд, нежно поглаживая голову Нагайны, всматривался в тлеющие в камине угли. Казалось, маг совсем не торопился поставить Северуса в известность о причине его вызова.
Снейп остался стоять на коленях, склонив голову, что, впрочем, не помешало ему увидеть Ежедневный Пророк, сжатый в другой руке Лорда. Любой другой Пожиратель на его месте наверняка пришёл бы к выводу, что Лорд, задумавшись, просто забыл о зажатой в руке газете, но Северус чувствовал, что Тёмный Лорд сжимал её скорее в каком-то жесте отчаяния. По крайней мере, он считал именно так.
- Наследница Поттер была брошена в Азкабан, - это был не вопрос - простая констатация факта, поэтому Снейп не имел ни малейшего желания что-то отвечать. Тем не менее, он посчитал необходимым это сделать.
- Да, Мой Лорд. Это так, – властный голос его Господина не выражал ничего, и Снейп не мог прочитать ни единой эмоции, исходящей от волшебника.
Между ними вновь повисла тишина. Снейп старательно игнорировал острую боль в коленях от долгого стояния на них. Холодное дыхание тронной залы скользило вниз по рукам и спине, но Волдеморт, казалось, даже не замечал этого.
- Почему ты примкнул ко мне, Северус? - его глаза на долю секунды удивлённо расширились. Не такого вопроса он ожидал.
- Ваши идеи об очищении нашего мира, Мой Лорд. Об уничтожении всякого присутствия магглов в волшебном мире, а также о признании власти за чистокровными волшебниками и избранными полукровками. Об удержании на коротком поводке магических существ и уничтожении Дамблдора.
Когда Снейп впервые предстал перед Тёмным Лордом, этим могущественным волшебником, он был околдован его голосом, благодаря которому тот сумел увлечь за собой множество последователей. Лорд был искусным и весьма убедительным оратором. Когда он говорил, все буквально ловили каждое его слово и считали всё сказанное непререкаемой истиной.
Тёмный Лорд неподвижно сидел на своём троне, лишь его скелетообразная рука продолжала сжимать Пророк.
- И ты, в самом деле, рассчитывал насиловать и убивать магглорождённых, как это вы делаете сейчас?
Северус не знал, к чему ведёт его Господин, и был совсем не уверен, как необходимо было отвечать на столь щекотливые вопросы. Является ли Снейп лояльным в глазах Лорда? Или это его обычная речь, перед тем как он убивает очередного Пожирателя Смерти?
Чёрные глаза взглянули на мёртвого Пожирателя Смерти и он уверенно поднял подбородок. Если он умрёт, то так тому и быть. Единственным, ради чего он до сих пор жил, были идеалы его Лорда.
- Нет, я этого не хотел. Мой Лорд.
И он на самом деле этого не хотел. Он презирал то, как они жестоко убивали и без каких-либо причин мучили магглов, или насиловали магглорождённых. Лет двадцать назад они вели себя более здравомысляще и более избирательно подходили к убийствам.
- Я думаю, пришло время изменить направление наших действий, Северус. Ты был лоялен ко мне на протяжении всех этих лет и заслужил право называться моей правой рукой. С твоей помощью и талантом мы сможем изменить наши методы и стать элитой магического мира снова, - его голос скорее напоминал скрипучий шёпот, но Снейп снова был околдован им.
- Если мне будет позволено узнать, Мой Лорд, но чем вызвано это ... изменение направления? - он сомневался, не переступил ли дозволенную черту, но теперь, будучи правой рукой Тёмного Лорда, он чувствовал себя вправе этим интересоваться.
Волдеморт вяло махнул рукой, поглаживающей Нагайну.
- Увы, я осознал свои ошибки. То, что мы делаем, вселяет ужас в каждого мужчину или женщину. Изначально предполагалось, что мы образуем элиту магического мира, чтобы простые обыватели видели во мне и моих последователях пример для подражания. Мир, в котором мы живём сегодня, загрязнён и заражён грязной кровью. Мы должны вернуться к первоначальным целям и методам, Северус.
И это было именно то, что Северус хотел услышать. Он видел, что со временем Пожирателями Смерти начала овладевать какая-то звериная злоба, мысли о пытках приносили им удовольствие, они забывали о реальных причинах, по которым присоединялись к Тёмному Лорду.
- Тебя это радует, - опять же, это не было утверждением, скорее довольным комментарием ... на который Северус склонен был ответить.
- Да, Мой Лорд. Меня это несказанно радует. Я всегда следовал Вашим убеждениям, но за последние несколько лет, прошу меня простить за следующие слова, я стал сомневаться в том количестве пыток, которые Вы считали необходимыми, – казалось, он переступил черту, поскольку Волдеморт резко напрягся и сильнее сжал газету в кулаке. Магия Лорда угрожающе закрутилась вокруг Северуса, как будто провоцируя в нём страх.
- Твоё право, Северус. Я стал ... безразличным. Хотя, не думаю, что когда-либо я буду заботиться о магглах, но я прекращу жестокие пытки, которые когда-то навязал, - он сделал паузу, и Северус позволил себе немного расслабить напряжённые плечи. - Но, похоже, у меня есть несколько последователей, которые наслаждаются этим, я не прав?
В голосе Господина послышались зловещие нотки, и Снейп предпочёл сосредоточиться на боли в коленях, вместо наблюдения за гладящей тяжёлые змеиные кольца руки.
В тронной зале вновь повисла тишина, нарушенная через пару минут шелестом бумаги. Длинные пальцы Тёмного Лорда разглаживали страницу Пророка.
- Как Поттер держится в Азкабане? - Северус не был уверен, как правильно ответить на этот вопрос. Либо Волдеморт был счастлив, что девчонка была брошена в гнилую камеру, либо осторожничал с тайной расположения его хоркрокуса.
- Не беспокойтесь, Мой Лорд. Не пройдёт и суток, как она сойдёт с ума. Дементоры влияют на неё слишком сильно, - очевидно, это было неверным ответом.
Змея Тёмного Лорда дёрнулась и яростно зашипела на Снейпа, скользя вокруг плеч своего хозяина. Тёмный маг, в свою очередь, встал, угрожающе нависнув над Снейпом. Эти действия испугали мастера зелий, хотел он этого или нет. Разве Волдеморт не должен быть счастлив?
Его глаза немного расширились.
- Конечно, Господин. Простите меня. Вам необходима она в здравом уме, чтобы найти хоркрокус. Как глупо с моей стороны, - он просил о прощении, как какая-то собака, и прекрасно это осознавал. Но он скорее и вовсе распластался бы на полу, чем решился встретиться лицом к лицу с той магией, которая кружила вокруг Волдеморта прямо сейчас.
Чёрные глаза исподволь наблюдали за тем, как Тёмный Лорд на секунду замер, а затем снова сел, как если бы слова Снейпа удивили его.
- Да. Всё верно, Северус, - это звучало почти так, как если бы он совсем забыл о хоркрокусах ... но это было невозможно.
- Северус, у меня есть миссия, которую я хочу, чтобы ты выполнил для меня как можно скорее ...

***


Он ненавидел Азкабан, почти так же сильно как он ненавидел Дамблдора. За тот небольшой срок, который он просидел здесь в молодые годы, Северус едва не сошёл с ума. Дементоры скользили по всему периметру тюрьмы, вырывая из заключенных крики отчаяния, неприятно резавшие слух зельевара.
- Что Вам надо? - невысокий человек в форме аврора приблизился к нему, сердито осматриваясь по сторонам. - Вас не должно быть здесь. Сами-Знаете-Кто обещал…
- Закрой рот! – глумливо усмехнулся Снейп. Ему не нравился этот коротышка, и тем не менее, Волдеморт сообщил ему, что аврор был тем, кто ему поможет в выполнении задания. Чёрные глаза внимательно осмотрели пространство вокруг, и мастер зелий приподнял рукав своей мантии, демонстрируя аврору тёмную метку.
- Вы должны ему одного свободного заключенного за свою жизнь, - это было правдой. Волдеморт сохранил жизнь этому волшебнику в обмен на услугу в ближайшем будущем ... казалось, Тёмный Лорд рассматривал подобный вариант событий.
Лицо аврора побледнело, и он обречённо опустил плечи.
- Кого? Малфоя? Грейбека? Или, может быть Долохова?
Снейп широко ухмыльнулся и осадил собеседника.
- Приберегите этот тон для какого-нибудь другого. Тёмный Лорд знает, что у Вас есть трёхлетний сын, которого он с удовольствием убьёт, - он наслаждался видом моментально вспотевшего мужчины ... это было чрезвычайно забавно.
- Хорошо, но мы должны сделать это быстро. Который заключённый? - дементор пролетел совсем близко и Северус слегка напрягся от вспыхнувших отголосков воспоминаний.
- Поттер, - аврор кивнул, как будто ожидал именно такого ответа, и направился вглубь тюрьмы. Снейп последовал за ним, про себя благодаря Мерлина за присутствие в мире столь эгоистичных волшебников. Если бы это было не так, то шантажировать просто было бы некого. А шантаж приносил так много веселья.
По периметру Азкабана дежурило ещё несколько авроров, но их было недостаточно, чтобы заметить присутствие Снейпа. Тюрьма в основном охранялась именно дементорами.
Он безразлично заглядывал в другие камеры, чьи пленники вызывали в нём лишь чувство глубокого отвращения. Он прошёл мимо камеры Лестрейнджа, игнорируя его просьбы о помощи и мольбы. Никто не выйдет сегодня на свободу, за исключением Поттер, конечно же.
- Она совсем плоха, - голос был странно тих, и Снейп обратил своё внимание на аврора.
- Прошу прощения? – лучше бы это было действительно важным, а не просто попытка завязать разговор. Он презирал пустую болтовню.
- Поттер. Она сломалась, - Снейп побледнел и ускорил темп, заставляя идущего рядом с ним человека идти быстрее. Если это было правдой, Волдеморт не будет слишком доволен.
- Она же была доставлена только сегодня утром. Этого просто не может быть! - аврор снова пожал плечами и остановился у камеры в самом конце коридора. Он все ещё не мог заставить себя посмотреть на неё ... какая-то маленькая часть его хотела просто отвернуться и закрыть глаза.
- Поттер, - длинные пальцы зельевара обхватили прутья решётки и он всмотрелся в темноту камеры. Увиденное заставило Снейпа мысленно попятиться.
Она была там. В углу, раскачивалась взад-вперед с сумасшедшей улыбкой на лице. Та смешная масса вьющихся волос была начисто сбрита, делая глаза слишком большими для её лица. Серая тюремная роба сползла с плеча, что лишь подчеркнуло её контраст с ужасно маленьким телом.
Детская песенка разрезала тишину камеры, посылая крупную дрожь по спине мастера зелий.
Этого просто не могло быть.

@темы: The Dark Lord's Prize

Приют Странствующего Феникса

главная